Литературный дебют

Литературный дебют

Волшебная Одесса Елены Савранской

Одесса — это не только город на Юге Украины. Одесса — это еще и мощный культурологический миф, пространство некоего вечного карнавала, самые узнаваемые маски которого — Костя-моряк, приводящий «шаланды, полные кефали», Остап Бендер, стремящийся «командовать парадом», Беня Крик который «знает за облаву», Сашка-музыкант из «Гамбринуса», Рабинович из анекдотов и даже Александр Сергеевич Пушкин, который «жил тогда в Одессе пыльной»... Во всеобщем сознании типичный одессит — это неунывающий балагур, каждую минуту выдающий свежую хохму или анекдот. Да, все это так. Однако за этим ярко-карнавальным пространством художественного мифа об Одессе скрыто еще одно таинственное и манящее пространство — пространство одесской волшебной сказки. Давайте вспомним, что в литературном наследии писателей-классиков «одесской плеяды» есть и сказки — причем сказки ставшие всенародно любимыми: например, у Юрия Олеши — «Три толстяка», у Валентина Катаева — «Цветик-семицветик»... Автор, которого я хочу представить Вам, уважаемые читатели, является продолжателем добрых сказочных традиций в одесской литературе, и, на мой взгляд, продолжателем очень талантливым. Зовут эту милую девушку Елена Савранская, она коренная одесситка, и она пишет сказки. Эти сказки с удовольствием прочтет любой ребенок, но все-таки они больше для взрослых — для тех взрослых, которые помнят, как пахнет детство, которые видят цветные сны, которые знают, что чудеса иногда все-таки случаются. Эти сказки объемны: в них много солнечного света и запаха моря, в них много добра и любви — и немного светлой грусти — той, гриновской грусти о Несбывшемся, которая способна очистить душу от накипи повседневных проблем века цифровых технологий. В сказках Елены Савранской Вам откроется неизвестная доселе Одесса. Это свое лицо наш город открывает очень немногим. При всем при этом в творчестве Елены нет и намека на спекуляцию, как сегодня говорят, «раскрученным одесским брэндом». Волшебный Город из ее сказок не имеет названия. Просто это город, в котором каждый прохожий «при ближайшем рассмотрении может оказаться вашим родственником», это город, в воздухе которого, помимо запаха моря, витают запахи «жареных кабачков, скумбрии, чеснока и орехов», это город, в котором «никто не умирает — все отправляются путешествовать», город, в котором «лета еще много — целая осень»... Уверен, Вам очень понравится в Волшебном Городе одесситки Елены Савранской. Добро пожаловать в этот Город, уважаемые читатели!

Юрий Ющенко, руководитель литературной части Одесского русского театра.

Декораторы

Он достал звездочку с неба, протер ее рукавом и повесил обратно. Небо было из бархата. Звезды — картонные.

— Завтра, — сказал Оська, — я нарисую море.

В мастерской пахло клеем, пылью, краской. Дремали по углам деревянные лошади, бумажные пианино, стулья, столики, жестяные доспехи и мечи из картона. Незаконченные эскизы валялись под стенами, на полках, словно кукольные домики выстроились макеты декораций. Правая стена была одним огромным окном и в нем до самого горизонта тянулись улицы. Разноцветные крыши напоминали заплатки.

— У кулис особенный запах, — дергая свисающий из-под потолка тяжелый занавес, сказал мой брат. Взлетело облако пыли. — Знаешь, — продолжал он. — Мне здесь тесно. Много места для фантазий и мало для их реализации. А, ну его, давай лучше крыши раскрашивать.

Мы рисовали прямо на стекле и свет прорывался сквозь краски. Это была Оськина любимая игра — рисовать так, чтобы совпадали очертания реальных и нарисованных улиц. Я так не умела, но старательно изображала на уже намеченных крышах голубей и котов, не особенно соблюдая цвета и пропорции.

Наконец он нарисовал небо и солнце, точно угадав, в каком месте оно покажется из-за туч. В тот же момент солнце показалось и разноцветные пятнышки запрыгали по полу.

Я пририсовала воздушный шар, а Оська белого слона на одном из перекрестков. Потом пришел наш начальник. Мы занялись ремонтом бутафорской мебели и долго возились, заново раскрашивая овощи и фрукты из папье-маше для детского спектакля. Потом наш рабочий день кончился, а световой еще не совсем и мы пошли гулять. На углу у булочной собралась толпа.

— Оська, — сказала я, подпрыгнув, — Там слон!

Слон был гораздо меньше обычных слонов, желтовато-белый, похожий на облако.

— Вот это да!

Мы протолкались сквозь толпу и я протянула слону руку. Слон был настоящий. Он потрогал мою ладонь хоботом и тихо вздохнул.

— Оська, может его циркачи забыли? — с надеждой спросила я, понимая, что в наше жилище слон не поместится.

— Пчелка, ты забыла бы такое чудо? — насмешливо спросил Оська и дал слону яблоко.

Тот похлопал ушами, потоптался и взял подарок.

— Пойдем, — поманил слона Оська.

И мы пошли тихими вечерними улицами, здороваясь с котами и кивая памятникам, как старым знакомым. Теплый южный ветер растрепал нам волосы и улетел дразнить голубей.

В нашем любимом кафе столики уже вынесли на улицу и мы ели мороженое под старой раскидистой акацией и здоровались с прохожими, каждый из которых при ближайшем рассмотрении мог оказаться нашим родственником. Слон задумчиво жевал предложенную ему булочку.

Когда мы подходили к нашему дому, там тоже стояла толпа и смотрела вверх. Мы подняли головы. На самом краю крыши стоял человек и отпускал в небо воздушные шарики. Они тихонько кружились над его головой и мерцали в темноте, как китайские фонарики.

— Как романтично! — восклицала какая-то девушка и хлопала в ладоши.

— Привет, пап! — крикнул Оська. — Мы тут слона нашли.

— Привет, — отозвался папа и надул еще один шарик.

— Папа, а что с ним делать?! — крикнула я. — Слон у нас не поместится.

— Замечательный слон. Он вполне может жить у нас во дворе, — высунувшись из окна, сказал дедушка. — Чайник закипел, прошу к столу.

— Сейчас, — сказал Оська. — Папа, как тебе небо?

— Хорошее небо, — сказал папа.

— В созвездии Большой медведицы что-то тускловато, — сказал дедушка.

— Ты прав, деда. — Оська снял с неба несколько звездочек, протер их рукавом и повесил обратно.

Мы завели слона во двор и пошли пить чай. Самовар уже стоял в середине стола нетерпеливо топая ножкой и рассерженно фыркал. К чаю были гости и бублики. Гости спорили, читали стихи и совершенно не замечали слона, заглядывавшего в окна. Дедушка благодушно кивал спорщикам и строго смотрел на часы. Те замерли в углу и лишь раз робко попытались что-то пробить.

— Нынешнее поколение так невнимательно, — сказал дедушка призраку бабушки и подлил ей чаю. Бабушка рассмеялась и пошла на кухню за новым блюдом бубликов.

Домовой читал прошлогодние газеты, папа с Оськой о чем-то шептались в углу, одна я сидела неприкаянная и чистила крылья. У нас всегда так — полный дом народа, но никто не замечает, что на самом деле тут происходит.

С виду мы — самая обычная семья, разве что сильно подверженная влиянию театрального и циркового искусства.

На рассвете, когда гости уже разошлись, к дедушке пришел доктор.

— Серьезный случай? — спросил дедушка.

— Маленькая радость, — ответил доктор.

Это значило, что в городе стало на одного жителя больше. Мы тут же стали собирать новорожденному подарки. Я решила, что кусочек радуги вполне подойдет и полезла в шкаф за коробкой. Папа уже засовывал дедушке в карман свои шарики, бабушка — вязаную шапочку и носочки, а Оська принес белую мышку.

Дедушка медленно надевал пальто, долго искал зонтик и тут я подумала, что на самом деле он очень-очень старый, даже можно сказать древний. Он ведь только здесь живет больше двухсот лет. Он наблюдал за постройкой этого города, пригонял рыбу к его берегам, усмирял шторма. Он звал сюда мастеров и волшебников, давал имена новорожденным и провожал в последний путь умерших. Он видел много такого, что трудно себе представить, и хотя мы все, по мере сил, стараемся помочь ему, большую часть работы он делает сам...

— Деда, — спросила я, когда он уже стоял на пороге. 

— А как ты умудряешься везде успевать? Дедушка усмехнулся и снял шляпу. В ней был город...

Ненужные вещи

Мы приходим каждый год с наступлением тепла, потому что зимой нам неохотно открывают двери. Мы идем по улицам, от дома к дому. Мы стучим в ворота и двери, заходим во дворы, заглядываем в окна первых этажей.

— Здравствуйте, — говорим мы хозяевам. — Вы уже делали весеннюю уборку? Если у вас есть ненужные вещи, пожалуйста, отдайте их нам.

Нас принимают за старьевщиков или бродячих комедиантов. Что еще можно подумать о мужчине в шляпе с колокольчиками и женщине в юбке из цветных лоскутков? О задумчивом шарманщике и веселом клоуне? Нам выносят сломанные игрушки и разорванные книжки, стоптанные туфли и треснувшие вазы, детские велосипеды и сломанные саночки, швейные машинки, патефоны и бамбуковые ширмы — все то, что годами собираются выкидывать, да так и не доносят до мусорных баков.

— Вы сможете все это унести? — спрашивают нас хозяева.

— Не волнуйтесь, — отвечаем мы, — у нас фургончик. Спасибо большое. Хотите выбрать что-нибудь взамен? Цветные сны? Мыльные пузыри? Краски и кисточки? Бенгальские огни? Поющие раковины?

— Нет, спасибо, — говорят нам. Или — да, конечно. Средства от зубной боли и тараканов у вас не найдется? Оттого, что из дома вынесли старые вещи, там становится легче дышать и пахнет луговыми травами — это мы тайком открываем флакончики с воздухом лесных лугов и горных пастбищ. Иногда нас угощают чаем с вареньем и показывают семейные фотографии. Потом мы благодарим, складываем вещи и идем дальше. Наш маленький зеленый фургончик тащат ручные драконы, замаскированные под лошадей. Мы идем с утра до вечера, из дома в дом, от перекрестка к перекрестку. Вокруг нас собираются дети. Им интересно, откуда в шляпе берутся голуби и почему на голове у клоуна растут цветы. Мы поем ребятам песенки и показываем фокусы. Кот ходит по канату и попугай вытаскивает счастливые билетики.

— А можно, мы покормим ваших драконов? — спрашивают дети.

— Можно, — отвечаем мы. — Они не кусаются.

Дети видят вещи такими, какие они есть на самом деле, а не такими, какими они кажутся, поэтому нам легко общаться друг с другом. Мы даем представления на площадях и во дворах, где каждый желающий может забраться в наш фургон и рыться там, сколько душе угодно. Там можно найти карты кладов, пиратские пистолеты, хлопушки и шоколадные медали в золотой фольге — остаток какого-то дня рождения или карнавала. Всех желающих мы угощаем конфетами со смешинками, рисуем веснушки, собираем ненужные вещи, меняем их на что-нибудь бесполезное, но доброе и веселое, и идем дальше.

— А зачем? — спросите вы. — Какой в этом смысл? Зачем вам понадобилось пересекать три моря и две пустыни, чтобы бродить по улицам, собирая ненужные вещи?

Все дело в слове «ненужные». Иногда нам дают вещи, честно отслужившие свой век, а иногда новые, добротные, но — ненужные. Тут дело не в вещах, а в хозяевах. Знаете, всю жизнь людей окружают вещи и связанные с ними воспоминания. Вы прячете их по углам, относите на чердак, складываете в коробки, но рано или поздно снова натыкаетесь на них и прошлое оживает. Иногда это радостные события, а иногда печальные и вам не хочется к ним возвращаться. Тогда вы понимаете, что должно быть такое место на земле, где можно было бы оставить все это прошлое и больше никогда о нем не вспоминать. И тут мы тихонько стучим в ваши двери, или кричим во дворе: «Принимаем ненужные вещи! Меняем старые ботинки на песочные часы или цветные стеклышки!» Честно говоря, сначала мы просто давали представления на площадях, потому что мы любим бродить по свету, нам это не в тягость. Мы родились в этом фургончике, если хотите знать. Нам очень хочется быть вам полезными, так что, если вам нечего нам отдать, просто посмотрите наше представление.

Кстати, нам можно отдать не только вещи, но и дурные привычки. Не верите? Загляните в фургончик, у нас там большой порядок. Вещи направо, привычки налево. Вот в этой коробочке — трубка заядлого курильщика, а в мешочке его кашель. Осторожно! Вон та банка с грязной водой — дурные мысли. Да, нам и такое отдают. А вот в этой шляпной картонке — храпящая подушка из гостиницы. На ней никто не мог спать, после того, как один из постояльцев забыл в ней свой храп, так что подушку отдали нам. Если вы действительно хотите от чего-нибудь избавиться, приносите это нам и возьмите что-нибудь взамен, например, бинокль или китайский фонарик, у нас их много. Мы откроем вам один секрет: для того, чтобы в жизни появилось что-нибудь новое, надо дать ему место. Нет, ничего не изменится сразу, мы ведь не волшебники, но может быть завтра, может быть через неделю... Многие люди и сами догадываются об этом, и потому нам часто отдают галстуки или бигуди, оставшиеся от неверных супругов, разбитые мечты, несбывшиеся надежды, или болезни. Да, вон та запечатанная медицинская бутыль — в ней белая горячка. А вон часы, видите? Это даром потраченное время. Отдал один бездельник, чтобы его не так мучила совесть.

Кстати, совесть у нас тоже где-то есть. Да, вон в том маленьком аквариуме. Мы принимаем все. Аккуратно укладываем в коробки или вешаем на гвоздики в своем фургончике, где хватит места всем и всему, как бы мал он не показался с виду. Мы никогда ничего не выбрасываем, потому что давно колесим по свету и хорошо знаем, что вещи, ненужные одним, могут оказаться очень нужны другим. Знаете, людей это тоже касается, поэтому если вам одиноко — идите с нами. Может быть вас кто-то ждет по ту сторону горизонта? В фургончике найдется место и для вас, а научиться жонглировать и показывать фокусы никогда не поздно.

Вы нам не верите? Просто не хотите рисковать? Ладно. Может быть, у вас есть что-нибудь ненужное? Какие-нибудь вредные привычки, грустные воспоминания, сломанные стулья? Отдайте это нам. Хотите что-нибудь взамен? Цветные сны? Душистые травы, волшебные фонарики? Загляните в наш фургончик. Может быть вы возьмете какую-нибудь безделушку просто так, на память, для того, чтобы ваша жизнь незаметно изменилась к лучшему.

Птица счастья

Выбери меня, выбери меня,

Птица счастья завтрашнего дня...

Птица счастья сидела на дереве и лениво чистила перья. Ей было по большому счету все равно, кого выбирать.

— На кого бог пошлет, — подумала птица, и нагадила на первого проходившего под веткой.

— Ой — йо! — высказался осчастливленный и начал искать платок или хотя бы листик бумаги, чтобы оттереть свалившееся с неба.

Птица усмехнулась.

Сейчас к прохожему должна была подойти девушка. Она скажет: «Это на счастье», и даст ему салфетку. Они познакомятся, ну а дальше все, как положено.

Девушка появилась из-за угла. Краем глаза скользнула по отряхивавшемуся от «счастья» и прошла мимо.

— Старею, — подумала птица.

Еще она подумала, что люди стали более циничны и жестоки, а также бездушны. Она снялась с ветки и на бреющем нагнав девушку, метко осчастливила. Белый тонкий пиджак в один момент стал безнадежно испорчен.

Она в растерянности остановилась и стала лихорадочно рыться в сумочке.

— Вот черт! — высказалась она в сердцах. — И что мне теперь делать?

— Нет у нее салфетки, — поняла птица.

— Что, и вы попали под обстрел? — спросил парень.

— Птицы, черт бы их побрал, — девушка едва не плакала. — Как я теперь пойду?

— А вы листиком, — он подпрыгнул и сорвал с ветки лист каштана.

— Ну, да, белый пиджак, — девушка безнадежно махнула рукой. — Ладно.

Разговор, едва начавшись, увял. Два человека, так и не познакомившись, стояли на автобусной остановке и чувствовали себя глубоко несчастными. Они оба спешили по своим делам, и происшествие считали бедой, а не знаком свыше.

— А, да ну вас, — подумала птица и улетела.


Фотогалерея


Комментарии

Наталья, 17 февраля 2010

вчера была в театральной гостинной слышала эти замечательные сказки хотелось бы почитать еще

Елена Савранская, 26 марта 2010

Спасибо за теплые слова.
Почитать еще - можно в архиве журнала "Пассаж" за 2002 г. -это если Вас електронная версия интересует. А самые свежие - в журнале "Пассаж" с декабря 2009 года по апрель.
P.S. ближайший театральный салон запланирован на 13 апреля. Там будут читать новые сказки.
Елена

Алексей, 14 апреля 2010

Сегодня был в театральной гостинной русского драматического и слышал эти чудесные, увлекательные, фантастические истории о Одессе, о главном.. Они живы, ярки, они просто "висят в воздухе". Это то что вызывает искреннюю, теплую улыбку на лицах людей.
С уверенностью могу сказать что Ваше творчество это тот светлий лучик, который пробиваеться сквозь серые, затасканные будни современной жизни. Буду очень рад читать Вас в новых выпусках журнала "Пассаж".

Хотел бы еще обратиться к Вам, Елена. Сегодняшний день останеться для меня особенным по двум причинам: это день моего рождения, и день, когда мне открылась новая страница современной литературы.

Спасибо Вам!

Елена Савранская, 15 апреля 2010

Здравствуйте, Алексей.
Поздравляю вас с днем рождения!
Очень рада, что наш театр смог сделать вам такой хороший подарок.
Спасибо за отзыв. "висят в воздухе" - очень понравилось.
Удачи вам, Алексей.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская