Из книги "Московский зоопарк. Записки служителя"

Из книги "Московский зоопарк. Записки служителя"

Станислав Востоков родился 1 апреля 1975 года в городе Ташкенте. Дата его рождения говорит сама за себя, и не только потому, что в этот день принято шутить и разыгрывать друг друга, а еще и потому, что детские писатели (а кому, как не им, предназначено быть добрыми, веселыми и смешными) давно облюбовали эту дату. Много кто из детских писателей родился в этот день - Валентин Берестов, Валерий Воскобойников, Николай Назаркин. Да и сам Корней Иванович Чуковский пытается «пристроиться» к этой компании, наследники отмечают его день рождения 1 апреля, хотя, как подчеркивает сам Востоков, родился классик детской литературы все же 31 марта.
Как и все дети, в 7 лет Востоков пошел учиться в школу, сначала в районную, а затем в специализированную, с английским уклоном. Закончив школу, поступил в Республиканское художественное училище имени П.П.Бенькова в Ташкенте на специальность с необыкновенно красивым названием - «театрально-декорационное искусство». Однако профессия бутафора в то время его мало привлекала, да и рисовал он в основном животных, к которым с детства питал нежную любовь. Зачитывался книжками Джеральда Даррелла, и в 15 лет опубликовал свое первое произведение - в «Пионере Востока» появился его перевод главы из книги Даррелла «Натуралист-любитель». В конце каждой книжки Даррелла был указан адрес для связи и помощи зоопарку. Востоков написал Дарреллу письмо (недаром учился в английской спецшколе). И Даррелл ответил, вернее, ответил его секретарь, и завязалась переписка между зоопарком на острове Джерси и мальчиком из Ташкента. После окончания училища Востоков пошел работать в местный зоопарк, а спустя какое-то время один знакомый предложил ему поехать в Камбоджу, где только закончилась война, где еще не успели вырубить все леса и уничтожить редких животных. Один из самых роскошных отелей в Камбодже организовывал выставку рисунков, и Востоков отправился туда вместе со своими рисунками животных. Выставка длилась месяц, однако за этот месяц Востоков успел познакомиться с одним американцем, у которого была в Камбодже инженерная фирма, занимавшаяся радиостанциями. Востоков убедил американца в необходимости создать официальную организацию по защите редких животных Камбоджи. Бумажная волокита заняла около года, но организацию все же удалось создать, удалось получить признание и найти людей, готовых сотрудничать. Правда, к этому времени Востоков должен был уезжать - зоопарк Даррелла (с которым Востоков продолжал переписываться), узнав про его деятельность в Камбодже, пригласил его в свой Международный обучающий центр сохранения природы. Центр при зоопарке известен всему миру, это единственный центр, в котором учат заниматься редкими животными. Востоков прозанимался там 4 месяца, каждый день писал дневник (который впоследствии превратился в книжку «Остров, одетый в джерси», ставшую победителем всероссийского конкурса книг для детей и юношества «Алые паруса») и по гранту от зоопарка Даррелла снова вернулся в Камбоджу. Грант был выдан на строительство реабилитационного центра для разведения гиббонов. Сумма была небольшая, однако ее хватило на строительство центра, тем более что Востоков снова нашел союзников - сотрудников московского и ташкентского зоопарка, которые также в это время находились в Камбодже. Они жили в крохотной деревеньке в 10 километрах от столицы Камбоджи Пномпень, зато у них был свой участок земли, на котором и построили реабилитационный центр, и сосед-американец, занимавшийся в Камбодже гуманитарной миссией и имевший своего гиббона, самку Динко, которую он спас от браконьеров и долго выхаживал, взял на себя дальнейшую деятельность центра, содержание и уход за гиббонами. Но в Камбодже снова разразилась война, американец вынужден был вернуться домой, и центр прекратил свое существование (гиббонов все-таки успели спрятать в безопасном месте). Наученный горьким опытом, Востоков вновь в качестве посланника зоопарка Даррелла вернулся в Пномпень, но уже с образовательной программой. На этот раз был создан постер с картой Камбоджи, на которой были отмечены все редкие животные. Постер раздавали в школах, объясняли, что это за животные и почему их необходимо охранять, программа имела большой успех. На этом камбоджийская история Востокова закончилась, и он вернулся домой, к тому времени часть семьи переехала в Россию. Устроился работать в Московский зоопарк, проработал там год и написал детскую книжку с собственными иллюстрациями («Московский зоопарк. Записки служителя»). И с тех пор занимается только этим. Его книги знают все, у кого есть дети и кто дорожит на какое-то время совсем исчезнувшим жанром детской литературы. Станислав Востоков получил все премии, которые только бывают в области литературы для детей и подростков. Он по-прежнему живет в деревне Мамоново недалеко от Переделкина, о которой будет его новая книга («Зимняя дверь»), пишет детские стихи, антистрашилки, детские пьесы и ищет театры, которые хотели бы их поставить. Свою первую пьесу он написал в Финляндии, в которой провел всю прошлую зиму по гранту, выданному фондом Конэ на написание детской пьесы. Фонд существует при строительной фирме - производителе лифтов и эскалаторов, которой, несмотря на крайне практичную деятельность, небезразлично будущее детей. Усадьба фонда находится рядом с Национальным парком, где останавливаются перелетные птицы для отдыха во время долгого полета. Там-то и жил Востоков всю зиму, гулял в короткие светлые часы (светло в Финляндии зимой от силы часа три) и писал свою первую пьесу «Жаклин Ивановна». Сейчас уже готова вторая пьеса по его книге «Президент и его министры» (книга стала лауреатом Национальной детской литературной премии «Заветная мечта» в 2008 году).

Ирина Зверева

Капибара

Есть у нас в Московском зоопарке такой зверь - капибара. И первое время про него никто ничего не знал. Знали только, что - капибара, и все. И привет.
Тогда на него все смотреть принялись, чтобы определить, что это за зверь все-таки? Привычки чтоб его понять и пристрастия.
По виду зверь капибара на свинку похож морскую. Однако размером с большую собаку. А может, у нее от собаки не только размер? Может, она еще и кости погрызть любит?
И тут мы подумали, какой ужас, если морская свинка до такого докатилась! Такую дома уже не заведешь. Ладно, если собака на всех кидается. У нее работа такая. А если свинка бросаться начнет? Куда это годится? И все решили, что никуда.
Стали мы дальше про нее думать.
- На крысу она похожа! - заметил кто-то.
Все посмотрели и согласились. Действительно похожа. Только на бесхвостую и размером с пони. Тут мы снова ужаснулись. От простой крысы шарахаешься, а тут вон какая!
Тем временем капибара зашла в воду и плавать стала.
- Нет, - сказал кто-то, - не крыса. Крыса так не плавает. Крысы вообще плавать не любят. Что они - бобры, что ли?
Тогда подумали мы, может, капибара - бобер? Но почему тогда «капибара»? Надо было и назвать бобром.
- Если сейчас плотину строить начнет, значит, точно бобер! - решили мы.
Но только не стала капибара плотину строить. Вылезла из воды и сено есть начала. Прямо охапками в себя запихивала.
- Не бобер это и не собака. Вон как на сено налегает! Кто ж это, в самом деле?
Тут очень кстати подошла научный секретарь зоопарка Карпович. Повесила она на клетку новенькую табличку и сказала:
- Это южноамериканская капибара - самый большой в мире грызун!
Мы с сомнением посмотрели на капибару.
- А почему она ничего не грызет?
- Не все сразу, - отвечает Карпович, - вот сейчас сеном подкрепится и грызть начнет.
Тут, действительно, капибара доела сено и специально положенное деревянное бревно грызть начала.
- Смотреть за этим грызуном надо, - сказал кто-то, - чтобы он не сбежал, и в квартирах не завелся. Ладно, кабы маленький был, а то вон какой! Представляете, какие норы в стенках делать станет? Сам пройдешь!
Мы согласились и решили за капибарой присматривать. Чтобы не сбежала и не завелась.


Шрамы

Вот говорят самый опасный зверь - тигр или змея анаконда. Не знаю, у нас самый свирепый - павлин.
Легко быть опасным, если есть когти, рога и клыки. А попробуй угрожать, если у тебя один зеленый хохол на голове и больше нет ничего. Тут надо характером брать. Гонором!
Вот таким гонором и берет всех зеленый павлин. Одними нервами. Если к его нервам еще когти приделать и рога - тогда я просто не знаю, что бы было! Ужас был бы!
Иду я к павлину каждый раз, как шведский полководец Карл XII на Полтавскую битву. Знаю, что проиграю, а иду.
Правда, и мне удавалось проводить удачные маневры, но в общем счете безусловно вел хозяин клетки. И с большим притом отрывом. Да оно и понятно. Он же тут все время находится. Территорию изучил лучше, ландшафт. Разве только окопы не вырыл!
Почешу, стоя перед клеткой, старые шрамы, и захожу внутрь. За новыми иду, получается.
«Ага, - думает павлин, - за новыми пришел!»
И давай меня окружать. Слабые места в обороне искать. А я глазами прямо разрываюсь. Одним глазом подметаю, а другим за хозяином клетки слежу - не нападает ли? А тот все со спины норовит зайти. Подлететь и по голове настучать ногами. А на ногах шпоры! И так-то не очень приятно, когда по голове стучат, а когда шпорами - совсем плохо.
И кручусь, как на карусели, чтобы не дать павлину в тыл зайти. А посетители говорят друг другу:
- Смотри, как павлин служителя любит! Ни на шаг не отходит! Наверное, он человек хороший!
- Кто, - удивляюсь, - человек хороший? Я или павлин? Если я, то это, конечно, так. А коли павлин - то это они напрасно. Совсем он нехороший человек. Да и не человек вовсе!
Я на секунду задумался, а павлин тут же прошмыгнул в тыл, подлетел и давай ногами молотить. Я едва ведро успел вместо головы подставить. От него сразу на весь зоопарк звон пошел!
Побежал я к выходу, а сам думаю:
«Хорошо ведро успел подставить! А то такой же звон от моей головы стоял бы!»
Едва дверь закрыл, как на нее обрушился с другой стороны павлин.
- Смотри, - удивляются посетители, - как своего хозяина любит! Даже не хочет, чтобы он уходил!
«Нет, - подумал я, - не нужна мне такая любовь!»
И пошел в Птичий отдел новые раны йодом замазывать.


Из книги «Зимняя дверь»

Кот в ведре

Из окна моей комнаты был хорошо виден соседний огород. Соседа, которому он принадлежал, звали Митрич. Огород у него был самый обычный - березы, черноплодка, грядки с клубникой. Одно в нем удивляло - висящее на березе ведро. Вставая утром с кровати и ложась спать, я его всегда хорошо видел в окно и поневоле гадал над смыслом этого ведра.
Как-то я окликнул Митрича через забор.
- Для чего же у тебя на березе висит ведро? Какой в нем смысл?
- Самый простой, - Митрич поставил на землю лейку, из которой поливал клубнику. - Это ведро для кота.
- Как так?! - удивился я.
- Ну, знаешь, в скворечнике скворцы живут? А у меня в ведре кот.
- Ладно шутить!
- Делать мне нечего! У меня, вон, клубника не полита, какие тут шутки!
Я покосился на ведро. Никаких признаков кота оно не подавало, и висело, как самое обычное ведро.
- Почему же я тогда этого кота ни разу не видел?
- Потому что он только ночью из ведра выходит, а днем там спит.
- Тогда стукни в ведро, пусть покажется!
- Вот еще, «стукни»! Пусть спит. Чего зря его беспокоить.
В ту ночь я решил обязательно увидеть необычного кота. Сел около окна и стал глядеть.
Вскоре вышла луна, осветив висящее на суку ведро. Отражая свет луны, оно сияло мощно, как фонарь.
Полчаса я глядел на этот фонарь, час глядел. Наконец, вместо одного ведра мне стало мерещиться два, а потом, что все дерево увешано ведрами, как елка игрушками.
Вдруг ведро зашевелилось. Оттуда вылез огромный серый котище, выгнул спину и стал кору с дерева драть. Потом зевнул, расправил генеральские усы и пошел куда-то по своим кошачьим делам.
Посмотрев еще на удивительное ведро, я стал укладываться в кровать. А засыпая, думал:
- Как же он там спит во время дождя? Или в ведре дырка?

Чайки

Я раньше как-то не замечал, что над нашей деревней часто летают чайки. Потому что ни с какой стороны их тут быть не должно.
Но однажды услышал их крик и увидел над бледным месяцем луны, что нередко виден и днем, полумесяцы чаек. Только месяц луны тихо висит, а чайки на все небо базарят.
Что они тут делают, не знаю. У нас только два утиных пруда, куда порядочная чайка в жизни не сядет. Видно, пролетные птицы. С Москвы-реки.
Так и хочется крикнуть: «Куда летите, чайки? Возьмите и нас с собой!»
Утренняя коза

Некоторые встречают утро с петухами, некоторые с соловьями, а я с козой.
Рыжая, с клоками соломы на боках, бредет она еще не до конца проснувшаяся по деревне. А за ней идет бодрый, подтянутый старичок с хворостиной в руке.
Вижу каждое утро его пиджачок и кепку. Издалека узнаем друг друга, но проходя рядом, не здороваемся. Потому что все-таки не знакомы. Некому нас утром знакомить. Ранним утром в деревне только я, он да коза.

 


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская