Герц Франк. Кино длиною в жизнь

Герц Франк. Кино длиною в жизнь

Фотографии с выставки «Код Франка» предоставлены для публикации рижским Музеем кино.

Авторы фото: Олег Котович, Вильгельм Михайловский, Татьяна Одыня.

 

Герц Франкизвестнейший миру латвийский кинематографист, ныне живущий в Израиле и продолжающий снимать документальное кино. Поэтому с таким же успехом его давно можно назвать и кинематографистом израильским. Но для русского зрителягде бы он нынче ни жилГерц Франк остается своим, а отнюдь не иностранцем. Ведь фильмы его по-прежнему часть пространства русской культуры. Маленький шедевркороткометражка «Старше на десять минут», снятая Франком с оператором Юрисом Подниексом еще в 60-хпонятный без всяких слов! Это вклад рижской школы советского документального кино в золотой фонд мирового кинематографа. Но только от своихи безусловных!авторитетов зритель готов узнавать о природе своей человеческой даже очень нелестные вещи, то, чего обыватель вообще предпочел бы не знать... А Франксвой. Очень горьким лекарством для общества в свое время становились многие его фильмы«Запретная зона» и «Высший суд», «Жили-были семь Симеонов» и «Flashback. Оглянись у порога». У каждого, кто просто любит кино, получится свой собственный список.

 

 

Год Франка и «Код Франка»

 

«Оглянись у порога» — так называется и книга мэтра документального кино, полная размышлений о профессии. В 2009 году на русском языке она издана Центром Эйзенштейна в Москве, а в 2011 году — в расширенном и дополненном варианте – увидела свет и на латышском языке, в Риге. Вот читаю ее не спеша по-латышски, и то и дело убеждаюсь, насколько бесценный подарок преподнес Герц Франк всем, кому интересно документальное кино: это же разом и готовый учебник для начинающих кинематографистов, и «вкусное» чтиво для заинтересованных в подробностях зрителей!

2011-й год — юбилейный для мэтра. И хоть день рождения у Герца Вульфовича в январе, весь год напролет в разных странах мира его поздравляли с юбилеем. Классика рижской школы документального кино чествовали не только друзья, коллеги и зрители Израиля, России и Латвии, но и студенты Италии, Германии и прочих стран, в киношколах которых он преподает и выступает с мастер-классами. Поспевать за рабочим графиком режиссера, отметившего 85-летие, очень непросто. Он активно работает, перемещаясь по миру. И еще режиссер Франк снимает свое кино, и каждый новый фильм в очередной раз может стать сеансом шоковой терапии для думающей части общества.

В Риге и Латвии юбилейные торжества проходили не в январе, а только в сентябре-октябре. Зато с участием самого юбиляра и его коллег, выступления которых и кинопоказы в этом году стали частью программы кинофестиваля «Арсенал». Союз кинематографистов Латвии намеренно перенес творческий вечер Герца Франка на сентябрь, так юбиляру удобнее, ведь именно осенью Франк обычно приезжает в Ригу. И зал кинотеатра «Рига» (вскоре переименованного в Splendid Palace) был полон коллег, друзей и признательной публики, спешившей объясниться мэтру в любви. Не все выступали со сцены. «Спасибо Вам! Ведь с вашим «Старше на десять минут» я живу уже много лет, этот фильм — часть моей жизни...», — что-то вроде этого, вручая цветы, говорили ему многие благодарные зрители.

В рижском музее кино в сентябре открылась прекрасная выставка «Код Франка» — сделанная и броско, и красиво, и с любовью. Выставка продлится вплоть до мая будущего года, а в залах ее с творчеством Герца Франка на специальных уроках-экскурсиях уже знакомят студентов и школьников. На мониторах музея крутятся фильмы Франка, а также цитаты из классика, его сокровенные мысли о жизни. Представлено здесь и множество совершенно блистательных фотографий его отца — Вульф Франк, фотограф из города Лудза, талантливо и подробно запечатлел на снимках сам городок, когда-то известный как «латвийский Иерусалим», и целый мир бытия его обитателей, переставший существовать после Второй мировой войны

В сентябре, на проходившем в Риге кинофоруме «Арсенал», очень заметным событием стал показ документального фильма «235 000 000» — эпического полотна, посвященного Стране Советов. Кстати, съемки этой картины, в середине 60-х продолжавшиеся год, давно уже стали легендой. (Один только боевой устав, написанный специально для участников съемочного процесса чего стоит!) Да и сама картина даже десятилетия спустя смотрится на едином дыхании, поражая масштабом и человечностью взгляда авторов на людей уже тоже исчезнувшей с карты мира страны СССР. В кинотеатре, между прочим, был аншлаг, ведь нечасто такие фильмы показывают на большом экране, в хорошем качестве, на настоящей пленке. На сцену же в день показа взошли и ее создатели — живые классики: в том числе режиссер Улдис Браунс, сделавший этот фильм, и Рихард Пикс, на картине работавший оператором. Между прочим, Улдиса Брауна сам Герц Вульфович Франк до сих пор называет своим учителем.

 

 

Формула счастья мэтра кино

 

«Говорить в присутствии Франка – все равно что пытаться играть на скрипке в присутствии Паганини...», — сказал на сентябрьской встрече мэтра с рижскими зрителями ведущий его юбилейного вечера, коллега по Рижской киностудии Андрей Апситис. Герц Франк блистал весь вечер – как на экране, так и в разговорном жанре. Особенно хорошо сказал о счастье — мол, счастлив бывает тот человек, который с радостью может встретиться с собственным прошлым, и что ему в Риге выпало как раз такое счастье.

А потом на сцену поднимались его коллеги, живые классики латвийского кино, цвет некогда славной в мире рижской школы документалистикиИвар Селецкис и Андрис Селецкис, Майя Селецка, Рихард Пикс, Бирута Велдре, Лайма Жургина, и многие еще. И для каждого у Герца Франка нашлось доброе слово, трогательное признание или же целое воспоминание-эссе, которым внимали зрители. И было, конечно, кино.

Показали и самую знаменитую ленту «Старше на 10 минут», снятую в 1978 Франком-режиссером вместе с Юрисом Подниексом (он был оператором и придумал как именно снять крупным планом лицо ребенка, проживающего в кадре сложную гамму чувств. (Эта работа вдохновила впоследствии режиссера Вима Вендерса на цикл «На десять минут старше»). Показали на юбилейном вечере в Риге и не менее поэтичную, но не столь знаменитую в зрительских массах «Песнь песней», посвященную чуду рождения человека. И «Вечную репетицию. Видеодневники», снимавшуюся на протяжении десяти лет уже в Израиле, куда Франк в 90-х уехал из Риги. Кстати эту франковскую работу о театральном режиссере Евгении Арье и его израильском театре «Гешер» многие в Риге видели впервые.

В фильме все почти от первого лица и разговор там не только о театре. Ведь хороший спектакль — он чудо, сопричастен душе человеческой, он же — способ прикоснуться к ней. А быть художником и творцом – говорю далее словами Франка – это значит, вообще становиться посредником между Богом и людьми. И по мнению мэтра, документальному кино сие тоже близко и – в лучших его проявлениях — доступно, ведь документалист оставляет свидетельства и о бессмертии человеческого духа.

Герцу Вульфовичу было уже под семьдесят, когда начиналась его «Вечная репетиция» — без сценария, без конкретного плана, повинуясь лишь собственной интуиции он начал снимать на видеокамеру рабочие посиделки и репетиции в театре «Гешер». А потом уже на этом фильме собралась и команда людей с той же группой крови: верящих в документальное кино как искусство, стремящихся снимать не репортаж о неких событиях, а человека, проявляющего себя в них.

«Вечная репетиция. Видеодневники» фильм и о самом Франке. Запечатлев на видео рождение многих прекрасных гешеровских спектаклей – «На дне», «Тартюф», «Мастер и Маргарита», «Раб», «Одесские рассказы» — он между делом много сказал нам и о себе. Впрочем, исповедью у кинодокументалиста Франка и раньше становился едва ли не каждый его новый фильм, а счет их давно идет на десятки. И чем больше лет проходит, чем дальше во времени от нас его герои, тем пронзительнее звучит из прошлого доверительная интонация старого рыбака и председателя колхоза или убийцы в камере смерников... Да и самого автора – очень небеспристрастного свидетеля своего времени.

... Позади «Арсенал», разговоры с коллегами, поездка в родную Лудзу (путь туда на машине из Риги, между прочим, неблизкий). Вот уже юбиляр, в сентябре только прибывший в Ригу из Италии, отправляется дальшена сей раз в Германию, где тоже работает. А год Франка в Риге продолжается уже без негов Музее кино вплоть до декабря длится показ лучших фильмов классика. Ведь это на фестивалях и в киношколах они сегодня доступны. А где заинтересованному зрителю все это смотретьтак, чтоб и в полном объеме, и в достойном качестве копий?.. В интернете-то многое есть, но качество выложенных лент, увы, неважнецкое... убивающее кино как искусство.

 

 

«Оглянись у порога». Конспект с пристрастием

 

... В сентябре, пока Герц Франк гостит в Риге, я пытаюсь напроситься на интервью. Мэтр в принципе на разговор согласен, но встречу раз за разом откладывает. «...Через неделю мне позвоните...» «... После «Арсенала», пожалуй...» и «... Вот вернемся из Лудзы...» Но я все так же отвратительно навязчива, и наконец-то слышу в телефонной трубке: «Ну, так о чем мы с вами будем говорить?..О документальном кино?!..» Далее следует допрос с пристрастием. Много ли фильмов я посмотрела? И читала ли что-то из франковских книг, в которых про кино уже так много сказано... Читаю ли по-латышски?..

Мямлю что-то в ответ... И слегка привираю, конечно... ну, как на экзамене. Что «Карту Птолемея», мол, листала, когда-то держала в руках... В интернете давнишние книжки читаются по-иному, не так, как когда-то «живьем»... Глубина моих кинопознаний оказалась совсем уж хилой. В общем, так сказать, садитесь, «двойка»... (Книга Герца Франка «Карта Птолемея. Записки кинодокументалиста» издана в Москве еще в 1975. Сегодня ее можно найти в библиотеках да в Интернете.)

Итог неутешительный: мэтр строг, но справедлив. Отказав в интервью, он отправляет меня книжки читать, мол, там и найдете «про кино». И авансом дает разрешение использовать то, что в книжках его почерпну, для публикации в журнале. Вот тогда-то берусь я за книжки всерьез. Читаю, как по учебнику:

«...Чтобы показать даже самое простое событие, не говоря уже о более сложных явлениях жизни, в документальной ленте приходится спрессовывать все многообразие фактов, жизненных связей, чувств до колоссальной плотности. Из многих дней и часов реального времени на экране останутся лишь считанные минуты и секунды»,написал он когда-то в своей первой книге «Карта Птолемея. Записки кинодокументалиста». И далее много ещепро волшебную цепочку преображений факт-образ-факт, без которой никакого документального кино вообще не получится...

...Как из факта рождается образ?.. Как можно в нем уместить и ощущения, и эмоции?... И чтобы обаяние жизни не утратило в фильме своей поэтичности? Сам Франк мыслить визуальными образами привык с детства, спасибо отцу. Вульф Франк был не только хорошим фотографом, он также мечтал о кино и даже пытался создать свою студию, но начинание потерпело финансовый крах. Учиться кинематографическому видению во ВГИКе классику не пришлось, а вот школа режиссера Улдиса Брауна, умевшего примечать в жизни достоверные и поэтические подробности, ему пригодилась. (Именно Браун когда-то возродил в латвийском документальном кино подзабытые традиции Дзиги Вертова.)

В книгах Франка о документальном кино немало отличных киношных баек. Особенно интересной мне показалась история о последних рижских извозчиках и встрече автора со знаменитым коллегой — фотограф Петр Оцуп сделал когда-то самые знаменитые из портретов Ленина. И байка о том, как из нескольких сот фотографий родилась первая самостоятельная режиссерская работа Герца Вульфовича — фильм о рыбаках «Соленый хлеб»... Ни в одной из книг Франка – всего их три – нет исчерпывающих ответов, универсальных рецептов. Есть размышления вслух, рассказы о том, как – и из чего! – рождались его знаменитые фильмы.

... Один из самых известных и титулованных фильмов Герца Франка — «Высший суд» — снят в камере убийцы, приговоренного к высшей мере наказания и ждущего казни. Место, куда никому не охота заглядывать, и человек, о котором спокойней не знать... Но Франк идет к нему в камеру, и возвращается много раз, и зрителя заставляет вглядываться в душу этого человека, слушать его, проникаться сочувствием. Работая газетным репортером, в зале суда Франк однажды видел осужденного на смерть. А спустя годы он снял фильм о Валерии Долгове, ожидающем исполнения приговора. Можно ли кинематографисту пересекать некую запретную черту?... И нужно ли это делать? Киноматериал по просьбе автора смотрел еще до завершения картины Александр Сокуров, специально приезжавший в Ригу. Встреча с ним придала уверенности, помогла родиться названию фильма...

О том, как он делал свои фильмы, Герц Франк ныне рассказывает студентам киношкол в разных странах мира, поражая их и четкостью формулировок и остротой реакции. А также личной отвагой человека, не боящегося идти против общественных запретов и табу. На выставке «Код Франка» в рижском Музее кино на одном из мониторов в режиме нон-стоп крутят запись одного из мастер-классов, на экране Герц Вульфович рассказывает о своем новом замысле. Фильм, над которым работает мэтр, снова ломает границы привычного, приличного и понятного. Ведь в основе сюжета – рассказ о мужчине и женщине, принадлежащих к разным мирам. И история их невозможной любви — террориста и благополучной ученой дамы, обремененной семейством...

 

 

И снова про кино...

 

Книга размышлений кинодокументалиста «Оглянись на пороге» хороша еще тем, что в ней кроме множества интервью с автором, отобранных им самим, есть и записи лекций, прочитанных им студентам. А также рабочие материалы, которые будут хорошим подспорьем всем интересующимся деталями кинопроцесса: с ними понятнее, как и из чего сделано франковское кино. Монтажные листы к каждому своему новому фильму Герц Вульфович Франк с некоторых пор рассматривает как завещание.

Вот «Flashback», любимый мой франковский фильм, сделанный в 2002-м году и посвященный всем кинематографистамкак ныне живым, так и ушедшим. Детально, с точностью до секунды расписаны кадры и титрыв том числе такие, что просто шокируют. Ведь есть в этом фильме и страшный в замедленной съемке взгляд друга и ученика Юриса Подниекса, в тот день января 1991-го, когда убивали его друзей-операторов с камерами в руках... И долгое умирание жены Ирины, которое сам же Франк и снимал. Инепростая операция на сердце, с неизвестным исходом, которую перенес уже он сам, а снялпо его просьбемладший коллега...

«Что же за люди такие, кинематографисты?» — спросили его в интервью уже после этого фильма. И Герц Франк отвечал, что они — люди, охваченные страстью сохранять образы уходящего времени и хранящие их в своей собственной памяти – в надежде на то, что пригодится все это, понадобится и остальным, даже всему человечеству. Ибо есть надежда: когда мы уйдем, как вода, что проливается в землю, что-то все же останется после – каплей росы, дрожанием травы, шелестением ветра... Только это он говорил не о тех безупречных профи, что обучены ремеслу, выполняют заказ и только... А о тех, кто охвачен страстью, и снимая сюжет, не может порой удержаться от слез, все равно продолжая снимать – один глаз у них мокрый, а второй остается сухим: чтобы видеть.

 

 

 

 


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская