Русская душа в швейцарском кино

Русская душа в швейцарском кино

Беседа с кинорежиссером Еленой Хазановой 

Елена Хазанова — не совсем обычное явление для Запада. Россиянка, уроженка Москвы, едва перешагнувшая порог тридцатилетия, твердо заявила о себе как самобытный кинорежиссер, прокладывающий свой путь в таком непростом, жестком мире, как, условно скажем швейцарское, а вообще-то европейское кино. Конечно, в какой-то мере этому способствовали обстоятельства ее биографии. Прибыв с родителями в 12-летнем возрасте в Лозанну (отец Елены — профессор математики был приглашен преподавать в здешнем Политехническом институте), девочка росла, прилежно училась, получила диплом о высшем образовании и в результате органично вписалась в местное общество. Сегодня она живет и трудится в Женеве и, хотя этот город слывет космополитичным, можно представить себе, насколько труднодоступны для «лиц некоренного происхождения» его профессиональные круги. Тем более, когда речь идет о таком сложном искусстве и бизнесе, как кино. Решает дело тут не только и не столько образование, сколько талант, упорный труд и железная воля к победе. А именно эти качества в нашей изящной собеседнице проглядывают при первом же контакте. Однако, несмотря на плотный график и частые разъезды, швейцарский кинорежиссер Елена Хазанова выкроила время для беседы с корреспондентом российского журнала «Иные берега».

Вопрос первый, традиционный: Пожалуйста, Елена, несколько слов о том, что было до Вашего прихода в большое кино? Неужели прямо с детства решили податься в кинорежиссеры?

ЕХ: Конечно, нет. Хотя маленькой я сыграла в двух фильмах для детей и сразу же решила стать артисткой. А потом постепенно открывала мир, себя, задумывалась, наблюдала. Еще во время учебы в колледже пробовала свои силы как актриса в небольшой театральной труппе, но быстро поняла, что это не мое, что я предпочитаю придумывать и рассказывать истории сама. И тогда начала снимать свои первые короткометражные фильмы. Потом работала переводчицей, что позволило подкопить денег для поездки в Америку, недалеко от Бостона, для учебы на курсах сценаристов и актерского мастерства. А потом снова несколько короткометражек в Швейцарии. Всего семь. Некоторые из них были отмечены премиями. Свой первый профессиональный короткометражный фильм «Аноним» удалось снять в 1997 году, а потом сразу же второй — «Удачное дельце», который побывал на различных кинофестивалях — в Бразилии, Италии и Швейцарии. Параллельно работала и набирала профессиональный опыт в качестве ассистента разных режиссеров на съемках художественных фильмов во Франции и в Швейцарии. В 1999 году сняла новый короткометражный фильм, навеянный «корнями» и поэтому названный «Салат по-русски». Фильм получил первую премию короткометражного кино на фестивале «Кино для всех экранов» в Женеве. За ним последовали новые короткометражки и целый ряд новых премий. Мой документальный фильм «Отелло: трагедия и фарс», совместного швейцарско-итальянского производства, в 2001 году был выбран для участия в конкурсе на престижном Международном кинофестивале в Локарно (Швейцария). А вскоре, когда удалось найти продюсеров, настало время и для полнометражных фильмов. Самой первой стала комедия нравов «Love Express», снятая в 2004 году при поддержке киностудии Наварро Филмз и французского телеканала АРТЕ. В ней я попыталась разобраться в настроениях и отношениях моих западных сверстников. Ну, в общем, вот так, по кирпичику, складывалась карьера.

Вопрос второй, по существу: На сегодняшний день Вашей визитной карточкой и главным событием в Вашей профессиональной жизни, наверное, следует считать картину «Переводчица», совместного швейцарско-российского производства (Вентура Фильм и Фильмоком). В этой психологически тонкой, даже пронзительной ленте заняты такие замечательные российские актеры как Елена Сафонова, Александр Адабашьян, Александр Балуев и Сергей Гармаш. В России Балуев был даже номинирован на получение «Золотого орла» за исполнение мужской роли в Вашем фильме. А заглавную женскую роль ярко и трогательно исполнила в сущности неизвестная молодая актриса Юлия Батинова, тоже «русская швейцарка» и Ваша ровесница. Местная пресса в унисон отмечала, что этот «захватывающий дух триллер является блестящим успехом», что «эта интимистская драма — одно из самых лучших кинопроизведений в Швейцарии за последние годы» и что «режиссеру удалось преодолеть распространенное мнение о занудности швейцарского кино». Да и сам факт сотрудничества в области кино таких двух разных стран называли «маленьким чудом». И советовали другим швейцарским режиссерам «вдохновиться драматургической силой Вашего сценария, прецизионной точностью режиссуры и высоким мастерством актерской игры». А влиятельная швейцарская газета «Лё Тан» даже объявила, что «наконец-то в стране нашлась переводчица русской души». Фильм был тепло встречен на кинофестивалях в Локарно (Швейцария), в Мюнхене (Германия) и в Эдинбурге (Шотландия). А искренний и волнующий рассказ о современных русских в Швейцарии, судя по откликам, не оставил равнодушной и здешнюю, ностальгирующую часть российской диаспоры. Действительно ли, как говорилось в прессе, история, положенная в основу фильма, взята из Вашего личного опыта и подлинных событий, связанных с делом т.н. Михася, российского криминального авторитета, арестованного в Женеве в 1996 году?

ЕХ: Да, в какой-то мере картина построена на реальных автобиографических фактах. Я действительно работала переводчицей у одного женевского адвоката и была знакома с делом Михася. Уже тогда я собиралась заняться кино и подумала, что из этой истории может получиться что-то интересное. Но в остальном, как и в любом другом художественном произведении, факты — лишь отправная точка, все прочее — вымысел, игра воображения автора, которому достоверная канва нужна лишь для более полного раскрытия характеров персонажей и атмосферы происходящих событий. В данном случае — это «очарование злодея», поиск самой себя и своего пути в жизни, столкновение с жестокими реальностями своей родины, попытка вернуться к истокам. Сюжет фильма «Переводчица» вынашивался в течение семи лет, продумывалась каждая деталь. Например, ситуацию с поиском отца героини я выдумала, она не имеет ко мне никакого отношения. Мой отец уехал из России в Швейцарию вместе со мной. В общем-то, именно «Переводчицу» я считаю своим по-настоящему первым фильмом. Да, картина снята на «русском» материале, но рассказывает о вещах, вполне доступных и близких пониманию европейцев — подлость, обман, цинизм, предательство, утрата иллюзий. Впрочем, я не отделяю Россию от Европы. Конечно, есть определенный культурологический порог, есть взаимные стереотипы, есть разница или, скорее, двойственность в восприятии некоторых моральных проблем, поступков и явлений, но духовные ценности у нас едины. И я стараюсь работать как бы на стыке двух культур, чтобы помочь и той и противоположной стороне лучше понять друг друга...

Дополнительный вопрос по существу: Незадолго до Вашей «Переводчицы» на экран вышла «Переводчица» Сиднея Поллака с Николь Кидман. Что это — простое совпадение или вызов большому мастеру?

ЕХ (с улыбкой): Вызов ни в коем случае. Простое совпадение. Слава богу, у меня хватает ума не соревноваться с великими мастерами. Ну и потом мои возможности не сравнить с тяжелой артиллерией Голливуда. У меня свое кино. Как было справедливо подмечено, интимистское. А название этих двух совершенно разных картин одинаково звучит только по-русски. По-французски же это выглядит как «La Traductrice», а по-английски — «Тпе Interpreters»

Вопрос третий, ехидный: Ваш российский «бэкграунд» помогал или мешал Вам в профессиональном становлении. Стремитесь ли Вы сохранить тревожно-острое, «русское» мироощущение в своем творчестве или это происходит невольно? Или Вам уже ближе европейский, отстраненный, скептический и критический взгляд на «русские» реалии? Швейцарская пресса сочла Ваш фильм интригующим, назвав его «ни русским, ни здешним». Однако, несмотря на хвалебные отклики в прессе, Ваша картина в Швейцарии не была отмечена премиями, а в прокате вышла только в трех кинотеатрах. Означает ли это, что Вас пока не хотят признавать «своей»? По слухам, в России его восприняли как «красивый европейский фильм». Устраивает ли Вас такое определение?

ЕХ: Вполне. Почему бы и нет. Я не стремлюсь и, наверное, не сумела бы делать блокбастеры, как сейчас модно в России. Но считаю себя далекой и от слишком заумного т.н. «авторского» кино, понятного только киноведам. А что касается признания «своей». Я живу и работаю в Женеве и делаю фильмы для обычных людей, способных чувствовать и сопереживать. Будь то в Швейцарии или в России. И поэтому меня в первую очередь привлекает показ психологической достоверности и личностной глубины моих персонажей, не в ущерб увлекательности киноповествования. Чем всегда отличалось и российское и европейское, прежде всего французское и итальянское реалистическое кино. А что касается премий, то, надеюсь, мое время еще придет. Впереди вся жизнь.

Последний вопрос, не из праздного любопытства: Каковы Ваши дальнейшие творческие планы, если не секрет?

ЕХ: Никаких секретов нет. В прошлом году я закончила сценарий полнометражного фильма — «Кровавокрасные апельсины». Сюжет фильма тоже имеет отношение к России, точнее к ее истории конца XIX века: русский анархист приговорен к смертной казни за убийство министра. Картину в основном финансирует Франция и заглавную роль в ней, как я надеюсь, исполнит знаменитая французская актриса Фанни Ардан. А в конце текущего года, если все сложится, собираюсь приступить к съемкам очередного художественного фильма «Бинго!». Сюжет пока раскрывать рано. Многое еще предстоит обдумать.


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская