Пути не раз пересекутся

Пути не раз пересекутся
Искусство объединяет – это знает каждый. Но, если порасспросить зрителей, выходящих из театра после какой-нибудь новой премьеры, или посетителей музея после посещения современной выставки – единство мнений не гарантировано, вплоть до полностью противоположных взглядов. Тем интереснее во время одного, почти случайно увиденного спектакля, стать свидетелем единства не только зрительного зала, но одновременно и разных городов, стран, менталитетов, поколений и т.д. Чтобы не быть голословным: спектакль «Айдонт андерстенд!» по пьесе Виктора Шендеровича, поставленный Сергеем Коковкиным в Театральной студии Вячеслава Кагановича за два вечерних московских показа объединил нашу столицу, Чикаго и знаменитый район Брайтон Бич в Нью-Йорке. А если смотреть чуть шире, то сюда можно добавить Одессу, Киев и, вероятно, другие города мира. Спектакль объединил тех, кто уехал из России, и тех, кто остался – пускай на несколько часов. Объединил людей, большая часть жизни которых прошла в Советском Союзе, с теми, кто на дух не переносит упоминания о нем.
Все зависит от оптики нашего взгляда на спектакль. От чувства, переданного артистами. От зрителей. И, конечно, от того, куда нас могут привести улицы родных городов.
 
***
 
Улицы большого города имеют обыкновение пересекаться. Перекрестки большие, перекрестки маленькие – здесь улицы встречаются друг с другом по две, по три, по пять и больше.
Вышел из московского метро на станции «Чеховская» и идешь по Страстному бульвару. Перешел Большую Дмитровку, прошел мимо Театрального Центра на Страстном, мимо Союза театральных деятелей, вверх по улице до площади Петровские ворота. Переходишь Петровку, берешь чуть правее, чтобы…
…Оказаться на незнакомой широкой улице с невысокими кирпичными домами. На вопрос: «Что это за место?», обращенный к прохожему, получаешь ответ по-английски: «Coney Island Avenue». Каким образом? Почему? Непонятно. Озираясь по сторонам, обращая на себя любопытные взгляды, идешь по улице и читаешь вывески на английском. Вот прошел какую-то аптеку, немного дальше – мексиканский ресторанчик, за ним магазин китайских сувениров, каждый за 99 центов. Вдруг удивленно замираешь. Вывеска между вторым и третьим этажами невзрачного трехэтажного здания, немного отошедшая от стены, гласит: «Посылки телефон телеграф». Это Нью-Йорк, знаменитый район Брайтон Бич. И если идти дальше прямо, то попадешь на…
…Петровский бульвар. И дальше рукой подать до Театра «Школа Современной пьесы» на углу с Неглинной, где вечером 18 февраля заканчивала свои двухдневные гастроли Театральная студия Вячеслава Кагановича из Чикаго. Даже зайти в небольшое фойе театра оказалось непросто – люди все прибывали и прибывали. Кто-то из них, вероятно, видел отрывки из спектакля, показанные накануне в Центральном Доме Актера, кто-то пришел благодаря знакомству с замечательным артистом, драматургом и режиссером Сергеем Коковкиным – знакомству как личному, так и «заочному», по его пьесам, которые идут на многих московских сценах. Кто-то пришел благодаря автору-драматургу и его звучной, известной многим неравнодушным жителям сегодняшнего мегаполиса, фамилии. Были и постоянные зрители театра… По центральной лестнице, наверх в зал…
…Зал, кажется, спортивный. На полу разметка, на стенах баскетбольные кольца, в одном конце небольшая, но очень уютная сцена. Только этого не видишь, не успеваешь удивиться. Весь зал заполнен людьми. Теми, кому удалось попасть в сюда – в Шорфронт – еврейский общинный центр, один из крупнейших центров досуга российской эмиграции в Америке. В этом совсем не театральном, но вместе с тем невообразимо гостеприимном зале выступали Татьяна и Сергей Никитины, Юлий Ким, Вениамин Смехов, Елена Соловей, проходили концерты и литературные вечера, посвященные творчеству Бориса Пастернака, Ивана Бунина, Сергея Довлатова и других.
В марте на два весенних дня года театр из Чикаго приехал в Нью-Йорк для того, чтобы рассказать жителям Брайтона о них самих. С одной стороны – тяжелейшее испытание, проверка «на прочность», на правду драматурга, режиссера и артистов, которая, если даже и совпадет с правдой жизни, то легко может не совпасть с внутренней правдой этих внимательных к каждому слову и жесту зрителей. С другой – о таком зрителе едва ли можно мечтать. То, как практически каждый из русскоязычных жителей Брайтон Бич ждет приезда частицы родной культуры, московскому зрителю представить себе сложно. Красноречивей всего короткие реплики, теплые, интеллигентные и восторженные слова, которые можно услышать здесь после каждого такого приезда. После выступления Вениамина Смехова одна из зрительниц процитировала стихотворение своей ленинградской (как она сказала) подруги:
«Мы – просто много лиц и рук,
Мы просто образуем круг,
Который, разомкнувшись, остается…»
Круг действительно остался, и зал Театра «Школа Современной пьесы» был полон.
***
 
Пьеса «Потерпевший Гольдинер», которую Виктор Шендерович написал в 2010 году – «густая» и очень «плотная». Автор писал, что она рождалась как заказ-переделка произведения одного американского драматурга. Но в результате получилась самостоятельная «комедия и немножко себе мелодрама», рассказывающая о встрече двух совершенно непохожих на первый взгляд людей: старика-эмигранта мистера Гольдинера, живущего уже двадцать лет на Брайтон Бич в маленькой квартирке, прямо под линией наземного метро, и молодой американки миссис Уотсон, которая не только прекрасно знает и чувствует, что значит жить в США, но и, кажется, гордится тем, что она американка. Первый раз они встретились, когда миссис Уотсон чуть было не задавила несчастного старика. Второй – когда, согласно решению суда, она пришла ухаживать за ним. А потом была третья, четвертая много других встреч, изменивших обоих.
С самого начала спектакля каждая реплика персонажей – это острый укол шпаги, который должен сразить партнера по сцене. Вызов миссис Уотсон (Марина Карманова) – это, конечно, нечто большее, чем простая неприязнь к вечно недовольному старику Гольдинеру (Вячеслав Каганович). Это непонимание человека, не желающего жить по правилам и согласно менталитету страны, приютившей его. Но каждый ее укол парируется, если не веским аргументом, то, уж во всяком случае, энергией и эмоциональностью старика-эмигранта.
Режиссер Сергей Коковкин в одном из своих интервью сказал, что эта пьеса – «диалог двух поколений, в котором явственен стык двух миров». И замечательным образом эти два мира начинают сближаться. Эта постановка – образец легкого и едва различимого режиссерского почерка. После таких спектаклей неискушенный зритель может даже забыть, что, несмотря на удивительную и тонкую игру актеров, теплая и доверительная атмосфера – это заслуга режиссера не в меньшей степени, чем исполнителей. Начавшись с комедии, словесных дуэлей, облеченных в сатирическую форму и сыгранных на фоне разговоров об американском менталитете в противовес советскому, действие постепенно приобретает оттенки мелодрамы и даже драмы. Фактически, два персонажа спектакля сближаются друг с другом точно в том же ритме, в котором они становятся ближе для зрителя. Возможно, именно в этом и кроется тот успех, с которым спектакль принимали на Брайтоне и в Москве. Ведь каждый, пришедший в зрительный зал, где бы он ни находился – в России или в Америке, – прежде всего подсознательно обращается к увиденному на языке чувств, а только потом переводит свои впечатления в рациональную плоскость. Едва ли тема эмигрантов в Америке могла так сильно взволновать московского зрителя, не будь этот спектакль по-настоящему искренним.
Есть здесь еще один секрет, который в первую очередь стоит поставить в заслугу драматургу. Это жители Брайтон Бич, друзья и знакомые Гольдинера, ни разу за всю пьесу не появляющиеся на сцене. Но, сделав их незримыми, драматург, а вслед за ним и режиссер, штрихами набросали те образы, которые с готовностью подхватывает воображение зала. У каждого, наверное, есть такие знакомые как старый друг Сема Липскер, с которым когда-то Гольдинер работал на одном заводе, бакалейщица Фира, страшно заботливая, но забывающая закрывать холодильник, вредный сосед Концевич, над которым так и тянет подшутить, а после посмотреть на его лицо. Все они невероятно живые, досозданные нами самими.
По мере движения к финалу и приближения к зрителю все отчетливее становилась мысль о том, что спектакль этот не просто про «два поколения». Он про то, что уезжающие из своей страны люди, их дети и внуки – каждое следующее поколение все дальше уходит от своих корней и памяти. Счастливая встреча миссис Уотсон с Гольдинером пробудила в ней эту память, но, кажется, это скорее исключение. Мало у кого остались силы и та поразительная выносливость, с которой эмигранты первой волны и их потомки хранили память о Родине и русский язык. Теперь это не принято. Первейшая задача сейчас – интегрироваться, стереть границы между людьми, что, конечно, принесет немало пользы. Только вот дети детей эмигрантов сегодняшней «четвертой волны» ничего уже не будут знать о своем прошлом.
***
 
Пробираясь вглубь традиций с уважением к своему и чужому в сердце или скользя по поверхности культуры незнакомой страны с одной лишь целью – стать «своим», мы идем по дорогам Москвы или Нью-Йорка. География этих мест, слившаяся в единое целое благодаря спектаклю «Айдонт Андерстенд!», объединила нас с незнакомыми людьми, живущими на другом конце света, но так же как и мы говорящими по-русски. И эта странная география дала почувствовать, сколь опасно не видеть и забывать собственное прошлое, даже если оно принесло столько боли.
Точно такое же путешествие можно было легко проделать и по улицам Чикаго – там, в Театральной студии Вячеслава Кагановича 22 октября 2011 года родился этот спектакль. Можно было бы пройтись по улицам Одессы, свернуть с Преображенской на Греческую и попасть в Одесский русский драматический театр, где впервые была поставлена эта пьеса Виктора Шендеровича под названием «Одесса у океана». А в Киеве в Еврейском Музыкально-Драматическом Театре им. Шолом-Алейхема та же пьеса идет под названием «Киев у океана»…
Пересеклись дороги!
«…И, видит Бог, еще не раз
На миг, на год, на век, на час
Пути у нас, коль захотим, пересекутся!»
 
В статье цитируется стихотворение «Про нас» Ирины Колобовой, г. Санкт-Петербург.
 
Фото Юлии Дмитрюковой

Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская