Лариса Кадочникова: "Пьеса Александра Островского "Бесприданница" - знаковая для всей нашей семьи"

Лариса Кадочникова: "Пьеса Александра Островского "Бесприданница" - знаковая для всей нашей семьи"
Народная артистка Украины, народная артистка Российской Федерации, лауреат Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко, художник, сценарист. Обаятельная, привлекательная, очаровательная женщина. Пример для подражания. Кумир. Звезда театра и экрана. Блистательно доброжелательна по отношению к коллегам. Женщина без возраста. И это все о ней – Ларисе Валентиновне Кадочниковой.
Пару лет назад в ее жизни был такой случай на украинско-российской границе. Представители паспортного контроля… отобрали у нее паспорт в связи с тем, что год рождения в нем, по их мнению, совершенно не соответствовал действительности. Вот уж воистину справедливое неузнавание и несоответствие даты рождения и состояния души.
Родилась в Москве в семье актрисы Нины Алисовой и художника, режиссера-мультипликатора Валентина Кадочникова. Окончила ВГИК (мастерская Бориса Бибикова и Ольги Пыжовой), работала в московском театре «Современник», с середины 1960-х гг. – актриса Национального академического русского драматического театра им. Леси Украинки (Киев).
Учась во ВГИКе, снялась в фильмах «Василий Суриков» (Елизавета, жена художника), «Мичман Панин» (Жозефина), «Воскресение» (дьячиха). В 1964г. на экраны вышел фильм Сергея Параджанова «Тени забытых предков», где Лариса Кадочникова сыграла главную роль – Маричку. И началась новая страница в ее жизни.
На мой вопрос, русская она или украинская актриса, Лариса Валентиновна ответила, что по кино – украинская, а по театру – все-таки русская, поскольку всю жизнь служит в русском театре, соприкасается с русской классикой и сохраняет чистую, красивую русскую речь.
Наша встреча с Ларисой Кадочниковой состоялась в Москве. В течение двух дней поклонники ее таланта могли увидеть актрису в спектакле «Насмешливое мое счастье» Л.Малюгина (режиссер М.Резникович, художник Д.Боровский) в Мемориальном музее «Творческая мастерская театрального художника Д.Л.Боровского», познакомиться с художественными работами Кадочниковой на персональной выставке живописи и графики «Фантастический мир Ларисы Кадочниковой» в мемориальном Доме-музее М.С.Щепкина, а также побывать на творческом вечере.
О Нине Ульяновне Алисовой
Моя мама, замечательная актриса Нина Алисова, гениально сыграла Ларису Огудалову в фильме «Бесприданница» и назвала меня в ее честь. Вообще, эта пьеса Островского – знаковая для всей нашей семьи. Мама блистала в фильме 1936 года и жила этим образом до последних дней своей жизни, я сыграла Ларису в спектакле в 1973 году, мой брат Вадим Алисов был оператором фильма Эльдара Рязанова «Жестокий романс» в 1974 году.
Мой отец – Валентин Кадочников – ушел из жизни в 29 лет. Я его вообще и не помню, но все говорят, что я на него очень похожа. Он был любимым учеником Сергея Эйзенштейна и оставил после себя две картины – «Золотой ключик» и «Волшебное зерно». В годы войны он уехал в Алма-Ату и Ташкент. Работал на заготовке дров, простудился и по дороге в больницу умер. Мама даже не могла найти его могилу.
Мама нас с братом безумно любила, но на первом месте у нее всегда был театр, поэтому нас воспитывала бабушка. Но когда мама была в Москве, дом наполнялся музыкой, стихами, актерами. В нашем доме жили Инна Макарова, Марина Ладынина, Иван Пырьев, Владимир Андреев, Игорь Савченко и многие другие кумиры того времени. И тем не менее, я не мечтала стать актрисой, потому что была очень стеснительной и болезненной. Но когда впервые попала в Большой театр на «Золушку» с Галиной Улановой, дала себе слово, что стану балериной. Правда, этой мечте не суждено было сбыться из-за моей болезненности. А мысль стать актрисой появилась, когда моя подруга Таня поступила в театральный вуз.
О поступлении в вуз
Я пришла в Вахтанговское училище, где набирал курс мамин знакомый Борис Захава. Он очень часто бывал у нас дома, но никогда не обращал на меня внимания. Мама – огонь в глазах, чувственная женщина, красивая, солнечная, а я – гадкий утенок. Прослушивание проходило на сцене учебного театра, я так волновалась, что меня никто просто не услышал. В итоге я не прошла даже первый тур, и Борис Евгеньевич посоветовал мне и не пытаться поступать. А я помчалась во ВГИК, где набирала курс Ольга Пыжова, мамина подруга.
Ольга Ивановна была очень требовательным педагогом. Приучила меня к железной дисциплине. На третьем курсе я начала сниматься, хотя Пыжова совершенно это не приветствовала: «Вы профессии еще не имеете, что же вы бегаете сниматься?» По окончании вуза Ольга Ивановна посоветовала мне пойти в театр.
О «Современнике»
В этот театр никогда не брали из ВГИКа. Было только два исключения: Людмила Гурченко и я. Прослушивала Галина Волчек. Три года в «Современнике» были настоящим счастьем. Я выходила на сцену с Евгением Евстигнеевым, Игорем Квашой, Ниной Дорошиной. Сыграла Принцессу в «Голом короле», Марокканку в «Пятой колонне».
Любой удачный спектакль был общей радостью. Сегодня премьер играл главную роль, а завтра выходил в эпизоде. И никого это не унижало. Коллектив был единым. Ушла из театра в связи со съемками у Параджанова и переездом в Киев. И театр мне этого не простил.
О роли Ларисы Огудаловой
На роль Ларисы в спектакле «Бесприданница» были назначены две актрисы – Ада Роговцева и я. Премьеру играла Ада Николаевна, я вышла только в 21-м спектакле. Приехала мама. Я дико волновалась. Был полный зал, принимали замечательно. В конце спектакля мама прибежала за кулисы со словами: «Лариса, ты сыграла Ларису!» И эта похвала для меня была самым главным, поскольку сравнивать себя с мамой я даже не смела. Я сыграла по-своему, со своей болью и своими переживаниями, хотя все время «слышала» именно мамин голос, мамины интонации.
О Сергее Параджанове
В следующем году Сергею Иосифовичу исполнилось бы 90 лет. Фактически из-за Параджанова я переехала в Украину. Нас познакомил Юрий Ильенко. Помню, идем с Юрой по Тверской. Вдруг вижу, сидит на чемоданчике человек кавказской внешности в черном костюмчике, в шляпе. Юра меня представил: «Это моя жена. Лариса Кадочникова. В “Современнике” работает». «Маричка!» – воскликнул он. Я понятия не имела, кто такой Михайло Коцюбинский, что за Маричка. «Все, едем в Киев!» И мы поехали. Картина «Тени забытых предков» получила более 100 призов. Облетела весь мир.
Как Сергей Иосифович любил Киев! Очень жаль, что Украина, которую он поднял на такую высоту, его же и погубила. Он очень любил свою жену Светлану и сына Суренчика. Он так хотел работать, снимать фильмы, у него были такие идеи! Но все запрещалось.
Сергея Иосифовича не выпустили за границу (мы тогда собирались в Аргентину с «Тенями…»), поскольку он заявил: «Мне билет в одну сторону». Конечно, сразу доложили куда следует, и мы полетели с Иваном Миколайчуком вдвоем. Это была неделя настоящего счастья. Звездная неделя. Больше такого в моей жизни не было.
Сергей Параджанов не был политиком, он был свободным человеком и никогда ни от кого не зависел. Вот этой свободы его и лишили.
К слову, сейчас снимается фильм о Параджанове с французом в главной роли. Я не верю, что это возможно. Как нельзя сыграть Пушкина, так нельзя сыграть Параджанова. Он – сиюминутный, ежесекундный. Очень любил женщин, талантливых людей и искусство.
О нем сегодня многие и много пишут. И все друзья. Но меня поразила его автобиография. Я прочла ее и ужаснулась.
«Что моя биография? “Дард” (арм. печаль, горе) – вот ее вечная форма... Сейчас, после третьего ареста, я могу наконец что-то суммировать. Обернулся – вижу старость. Это я ощущаю в мои 63 года... Моя мать – Сиран Давидовна Бежанова. Отец – Иосиф Сергеевич Параджанов. В год моего рождения они развелись фиктивно. Развод им был нужен, чтобы спасти шубу из французского выхухоля и дом на горе Святого Давида. Шубу, дом и много чего другого удалось спасти. После смерти мамы мы с сестрой никак не могли поделить шубу, и тогда я разрезал ее ножницами пополам. А дом – вот он, стоит на Котэ Месхи. Сколько семей в нем разместилось! Отца тем не менее арестовали, но детство мое было окружено заботой. Боясь обысков, мама каждый день заставляла меня глотать бриллианты. Потом ходила за мной по пятам с горшком в руках.
...Став совершеннолетним, я долго блуждал в поисках хорошо оплачиваемой работы, пока не набрел на ВГИК, который успешно окончил, и с тех пор голодаю. О том, как я поступал во ВГИК, целая поэма может быть написана... Я приехал в Москву после войны и поступил сразу в три института. Не знал, в какой пойти...
...Все считали, что я одаренный... Министерство культуры Грузии даже выдало мне примус, валенки и сторожевой тулуп... Это была дань государства моей судьбе. В этом туалете я приехал в Москву и сразу встретился с выдающимся мастером Игорем Савченко. Когда он меня спросил: «Зачем вы пришли в кино?» – я ответил, что учусь вконсерватории, но хочу делать музыкальные фильмы и экранизировать оперы. Он сказал: «Это интересно, пойдемте со мной». Меня заставили что-то нарисовать, что-то станцевать, что-то спеть...
В те голодные годы мы ели в день по четыреста грамм хлеба по талонам и, стоя в очереди за хлебом, иногда теряли сознание. Помню, как Миф Файзиев одалживал мне кусок хлеба, чтобы я, простояв очередь, потом отдал ему обратно...
Во ВГИКе не было стульев, мы сидели на каких-то лавках, а кое-кто прямо на полу… Приехав на студию, после объятий Довженко и пятерок, которые нам ставили за дипломы, мы годами бегали в ассистентах у третьесортных режиссеров и вымаливали работу, чтобы не умереть с голоду... Мы сидели в тени и провели свою молодость в сырых помещениях общежития, тихо-тихо выкарабкивались. А получили работу чуть ли не зрелыми пятидесятилетними режиссерами (когда мог быть уже утрачен энтузиазм)...
...Спустя тридцать лет я вернулся в город, в котором родился в 1924 году. Вернулся стариком, за плечами которого словно два крыла: с одной стороны – слава, триумф и признание, с другой – униженность раба, пленника, зека.
У меня нет ни официальных званий, ни наград. Я никто. Я живу в Грузии, в Тбилиси, в старом доме моих родителей, и, когда идет дождь, я сплю с зонтиком и счастлив, потому что это похоже на фильмы. Аминь. Параджанов».
Именно Сергей Иосифович толкнул меня к рисованию. У актеров часто бывают периоды простоя, когда нет работы ни в театре, ни в кино. Вот в один из таких периодов я стала рисовать. Показала Параджанову, которому, в принципе, ничего не стоило сказать: «Это гениально!» Но когда он это сказал мне, эти слова вселили в меня веру в себя. Я очень счастлива, что есть такая отдушина. Когда я рисую, я по-настоящему свободна.
О Жорж Санд и Шопене
В 6 классе я прочла роман Жорж Санд «Консуэло» и влюбилась в него. Потом прочла биографию писательницы и переписку с Фредериком Шопеном. Страшно загорелась идеей соединить все это и сыграть. Меня интересовала проблема двух личностей: гения Шопена и совершенно уникальной личности Жорж Санд. Показала сценарий Николаю Мащенко, он заинтересовался и обещал поставить, но 2 мая этого года его не стало. Он кое-что дописал, добавил мужской силы и страсти. Предложили Михаилу Резниковичу поставить, но помешал кризис. Потом пьеса полетела в Москву и Париж. Везде понравилась, но так и не была поставлена. Может, она никогда и не пойдет, но то, что я соприкоснулась с совершенно уникальными людьми, потрясающими невероятной, совершенно фантастической духовностью, для меня огромное счастье.
 
Фото автора и из архива Л. Кадочниковой

Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская