История одной судьбы

История одной судьбы
Размышления о судьбах граждан России, прошедшей горнило революций, эмигрантских судьбах старинной русской интеллигенции как носительницы национальных духовных ценностей и сегодня никого не могут оставить равнодушными. За последние годы интерес к эмиграции особенно усилился, давно рассекречены бывшие на спецхране документы, теперь они стали доступны обычным гражданам. В связи с этим архивный фонд «Главное бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской империи» (БРЭМ) государственного архива Хабаровского края является самым востребованным, ведь до сих пор в нем находят ответы порой на самые невероятные вопросы.
Главное бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской империи (БРЭМ) было создано в 1934 году в г.Харбине для защиты экономической, правовой и культурной жизни эмигрантов, но на самом деле — для осуществления контроля японским правительством за всеми действиями русского эмигрантского населения и подчинения своим интересам. Был и положительный момент в создании БРЭМа – разрозненные группы российских эмигрантов получили возможность объединения. БРЭМ просуществовал до сентября 1945 года, позже многочисленная диаспора в конце 1940-х годов активно разъехалась по всему земному шару. Более 3-х тонн документов, отложившихся за годы проживания русских в Маньчжурии, было вывезено из Харбина в Хабаровск группой архивистов, командированных в Маньчжурию осенью 1945 года для сбора исторических архивных материалов. Ныне это бесценный источник сведений о разных людях, живших в эмиграции вдали от родины. Оказавшись оторванными от привычных условий бытия, они старались сохранить традиции российского уклада жизни и не растерять связи между собой.
Заочно познакомившись с писателем В.Ю. Янковским, захотелось проследить его судьбу по документам БРЭМа, насчитывающим более 56000 личных дел российских граждан. В личном деле Валерия Юрьевича немного информации: пожелтевшая от времени личная анкета из двух листов, заполненная и подписанная самим Янковским в 1942 году, его фотография и другие, на первый взгляд, ничего не значащие документы. Проанализировав каждый документ, мысленно перенесшись в далекие 1930-е годы, можно узнать, кем был этот человек, сведения о его ближайших родственниках, занятиях и привязанностях, и строить поиск дальше, отыскивая все новые и новые документальные свидетельства о жизни.
Валерий Юрьевич родился в семье охотника-промышленника во Владивостоке в 1911 году, раннее детство провел на полуострове Сидими (Сидеми), который впоследствии переименован в полуостров Янковского, в честь деда Валерия Юрьевича – Михаила Ивановича. В связи с революционными событиями и гражданской войной в Приморье, в возрасте 11 лет юный Янковский эмигрировал с родителями в Северную Корею. В 1929 году окончил курс Харбинской мужской гимназии. В «Адрес-календаре, торгово-промышленном указателе Дальнего Востока и спутнике по Сибири, Маньчжурии, Амуру, Уссурийскому краю» И.С.Кларка за 1910 год, хранящемся в госархиве Хабаровского края, есть сведения о его отце — Юрии Михайловиче Янковском. Будучи предпринимателем, он занимал должность директора Владивостокского общества охоты, был членом технической комиссии Приморского общества поощрения коневодства. Переехав в Корею с семьей в 1922 году и не имея средств к существованию, он много трудился да и своих детей воспитывал в любви к труду.
Из личного дела Валерия Юрьевича Янковского известно, что он продолжил семейное дело отца – охотничий промысел, занимался и сельским хозяйством. Валерий принимал самое деятельное участие в создании отцовского хозяйства, занимал иностранных охотников-туристов, работал егерем. Харбинский «Рубеж», столь популярный среди эмигрантов, регулярно освещал жизнь в имениях Янковских. Их хозяйство расширялось и крепло, в «Новине» был выстроен православный храм. В течение предвоенного десятилетия Валерий Янковский совершал деловые поездки в Японию, Корею, Маньчжурию. Во время пребывания в Шанхае благодаря Лариссе Андерсен даже познакомился с А.Вертинским. Валерий в совершенстве знал разговорный японский, корейский и английский языки, большую часть времени проводил на территории Маньчжурии, встречаясь с интересными людьми, биографии которых ныне украшают самые популярные справочные издания России.
Юрий Михайлович Янковский с помощью сыновей создал крепкое промысловое хозяйство пантового оленеводства, а также наладил туристический бизнес в своих владениях в Корее — имениях Новина и Лукоморье. В этих дивных местах он устраивал летний дачный отдых для российских эмигрантов, где собирался весь эмигрантский бомонд: известный ботаник Н. Десулави, артистка из Шанхая В. Панова, будущая известная писательница Н. Ильина, поэтесса Л. Андерсен и др. В личном эмигрантском деле отца Ю.М. Янковского имеется целая подборка заметок из разных эмигрантских газет того времени. Вот как писала одна из них в 1938 году об этих событиях:
«В чарующем уголке Кореи, в имениях Ю. М. Янковского, съезд дачников в полном разгаре. Некоторые уже успели погостить там и вернуться к себе домой, некоторых ждали в июле. Но большинство отдыхающих, спасаясь от жары, намереваются приехать туда в августе. Дачники проводят время в загорании на пляжах, поездках на море, в пикниках, игре в волейбол и теннис. По вечерам многие отдают дань танцам, которые проходят в театре. Среди гостящей сейчас в имении публики: тяньцзинцы, мукденцы, шанхайцы, харбинцы». Российские корни, родной язык – все это объединяло и сплачивало этих людей. В тесном дружеском общении с соотечественниками душевные раны заживали, боль утраты родины удалялась, а жизнь и молодость брали свое. Здесь Валерий Юрьевич Янковский впервые познакомился с Лариссой Андерсен. Л.Андерсен писала в своих мемуарах об этом замечательном времени: «Конечно, присутствовали в наших с ним отношениях и нежность, и романтика. Наверно, мы были с ним слегка влюблены друг в друга, ветерок этой влюбленности кружил нам головы…» Позже Ларисса посвятила Валерию Янковскому стихотворение «Теплый след»:
Река шумит, но у пригорка
Утрами серебрится лед…
Но как тепла своя забота:
Пушистый плед, вязанка дров!
И: «Ты не ужинала что-то…
Вот яблочко…Приятных снов…»
И поцелуй благопристойный,
Совет: закройся на засов!»
Ларисса Андерсен писала о стихотворении: «В нем – наше настоящее и наше прошлое, которое никто из нас никогда не забудет. И уже ни на что не променяет».
Однако молодость брала свое, сохранив с Лариссой Андерсен самые теплые и дружеские отношения, Валерий познакомился со своей будущей женой – Верой Алексеевной Маслаковой. В личном деле Валерия Юрьевича имеется выписка из метрической книги, выданная причтом Свято-Иверской Градо-Харбинской церкви 29 декабря 1943 года, свидетельствующая о его бракосочетании с В.А.Маслаковой:
« Русский эмигрант православного вероисповедания Валерий Юрьевич Янковский, 32 лет, сочетается первым браком с русской эмигранткой православного вероисповедания Маслаковой Верой Алексеевной, 31 года, 28 июня 1943 года». Таинство бракосочетания было совершено протоиереем Александром Солянским и дьяконом Иоанном Волковым. Поручителями со стороны жениха были: русский эмигрант Александр Кузнецов и швейцарская подданная Екатерина Бринер, со стороны невесты – гражданин Польши Владимир Яценко-Хмелевский и русская эмигрантка Маргарита Подставина.
Супруга В.Ю.Янковского была врачом-стоматологом. В личном деле Веры Алексеевны Маслаковой есть собственноручно заполненная ею анкета, из которой известно, что она «эмигрировала из г. Владивостока со своей матерью (также стоматологом) в 1930 году из-за ужасных условий жизни в СССР». В личном деле Елены Павловны Маслаковой (матери В.А.) есть краткая запись, из которой следует, что ее родная сестра, проживавшая в Петрограде, осталась одна с 3-мя детьми, т.к. мужа репрессировали. Возможно, предчувствие репрессий подтолкнуло мать и дочь Маслаковых бежать в Маньчжурию. В Харбине Вера Алексеевна окончила зубоврачебную школу, занималась медицинской практикой вместе с матерью, имея в собственности кабинет. В.А.Маслакова получила приличное образование: гимназия, затем университет во Владивостоке. Она хорошо говорила на иностранных языках, имела в Харбине богатую клиентуру и связи среди иностранцев.
Однако брак Валерия Янковского с Верой Маслаковой продлился недолго. В своих воспоминаниях он писал, что его мимолетная связь с Ирмой Маер-Кореневской разрушила молодую семью Янковских. Валерий Юрьевич признался, что «надломил Вере Маслаковой жизнь», его теща предрекала ему, что «это не останется для него без последствий». Ее пророчествам суждено было сбыться…
Вот некоторые подробности из жизни Янковского, не зафиксированные в его эмигрантском деле, а написанные им в воспоминаниях:
«Девятого августа 1945 года хутор проснулся под гул самолетов: всю Маньчжурию накрыла страшная волна – война между СССР и Японией, волна, потопившая весь цвет российской эмиграции. Кто же мог предсказать эту гибель, эту трагедию тысяч ни в чем не повинных людей, искренних патриотов своей родины? Ведь все последние годы белоэмигранты жили под постоянный аккомпанемент советской подпольной радиостанции «Отчизна», призывавшей от имени советского правительства верить самой гуманной в мире России… И все, особенно молодежь, с энтузиазмом ждали своих…» Так же ждал своих соотечественников и Валерий Юрьевич. Более того, проявив патриотические чувства, с риском для жизни вместе с братом Юрием поспешил навстречу Красной Армии и был зачислен переводчиком в СМЕРШ. Однако этот благородный поступок на Родине был оценен своеобразно: после окончания боевых действий Валерия Янковского арестовали и приговорили к 25 годам лагерей. Не надеясь выйти на свободу, узник написал своей молодой жене, родившей ему сына: «Дорогая, мне вряд ли удастся живым выйти из этого ада. Устраивай свою жизнь самостоятельно и береги нашего сына». Жизнь готовила ему множество испытаний…
В одном из интервью Валерий Юрьевич рассказывал: «К счастью, в 1952 году меня освободили. Правда, не выдали при этом никаких документов, а значит, я должен был оставаться на Чукотке. Здесь и нашел свою вторую любовь — Ирину Казимировну Пиотровскую. Свадебным подарком нам была реабилитация за отсутствием состава преступления. Ведь Ирина Казимировна тоже отбыла в лагерях целых четырнадцать лет. И знаете, за что? За то, что в 1941 году на дне рождения своего одноклассника читала стихи Есенина. Было ей тогда 16 лет».
В воспоминаниях В.Ю.Янковский сообщал, что «Ирма Маер-Кореневская с сыном(своего американского сына он увидел через 40 с лишним лет!)и новым мужем уехала в Канаду, а Верочка Маслакова, родив сына от советского офицера во время оккупации и похоронив в Харбине мать, обосновалась в Австралии». Позднее она писала Янковскому дружеские письма, а он «просил ее простить его. Несколько лет назад и она, и Ирма умерли». Сам же Валерий Юрьевич, проживший почти до ста лет в г. Владимире, помнил и Ванинскую бухту, и пересыльную зону, откуда судьба так жестоко швырнула его в чукотские лагеря.
К сожалению, как сложились судьбы многих эмигрантов — можно только догадываться. Кто-то эмигрировал из Маньчжурии с приходом туда Советской Армии в 1945–м и в последующие годы в Австралию, Бразилию и США. А кто-то, как Валерий Янковский, стремясь вернуться в Россию, хлебнул немало горя и испытал множество лишений, потеряв отца, так же прошедшего ад лагерей, но не озлобился. Жизнь свою начал заново: работал в Магадане лесничим, позже переехал в г. Владимир, где посвятил себя литературной деятельности. В конце 1960-х годов Валерий Янковский начал печататься в журналах «Вокруг света», «Уральский следопыт». Стал членом Союза писателей СССР. Благодаря его книгам «В поисках женьшеня», «Нэнуни-четырехглазый», «Потомки нэнуни», «Полуостров», очень многое о жизни этой большой семьи стало известно.
Любой человек имеет право знать обо всем, что происходило с его близкими и со страной, несколько раз в течение минувшего века воевавшей, менявшей общественный строй, терявшей и вновь обретавшей свою неповторимую и незабываемую историю.

Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская
24 октября 2012

Дорогие друзья!

Приносим свои извинения в связи с задержкой публикаций на сайте в связи с техническим сбоем.

Мы делаем всё возможное!

15 марта 2010

15 марта пришла весть горькая и страшная — не стало Татьяны Владимировны Загорской, изумительного художника-дизайнера, отличавшегося безукоризненным вкусом, любовью к своему делу, высоким профессионализмом.

На протяжении долгих лет Татьяна Владимировна делала журнал «Страстной бульвар, 10» и делала его с таким пониманием, с таким тонким знанием специфики этого издания, с такой щедрой изобретательностью, что номер от номера становился все более строгим, изящным, привлекательным.

В сентябре 2009 года Татьяна Владимировна перенесла тяжелую операцию и вынуждена была отказаться от работы над «Страстным бульваром», но у нее оставалось еще ее любимое детище — журнал «Иные берега», который она придумала от первой до последней страницы и наполнила его своей высокой культурой, своим щедрым и светлым даром. Каждый читатель журнала отмечал его неповторимое художественное содержание, его стиль и изысканность.

Без Татьяны Владимировны очень трудно представить себе нашу работу, она навсегда останется не только в наших сердцах, но и на страницах журнала, который Татьяна Загорская делала до последнего дня с любовью и надеждой на то, что впереди у нас общее и большое будущее...

Вечная ей память и наша любовь!

25 декабря 2009

Дорогие друзья!
С наступающим Новым Годом и Рождеством!
Позвольте пожелать вам, мои дорогие коллеги, здоровья и благополучия! Радости, которое всегда приносит вдохновенное творчество!
Мы сильны, потому что мы вместе, потому что наше театральное товарищество основано на вере друг в друга. Давайте никогда не терять этой веры, веры в себя и в свое будущее.
Для всех нас наступающий 2010 год — это год особенный, это год А. П. Чехова. И, как говорила чеховская героиня, мы будем жить, будем много трудиться, и мы будем счастливы в своем служении Театру, нашему прекрасному Союзу.
Будьте счастливы, мои родные, с Новым Годом!
Искренне Ваш, Александр Калягин

***
Праздничный бонус:
Новый год в картинке
Главные проекты-2010 в картинке
Сборник Юбилеи-2010 в формате PDF

27 октября 2008

Дорогие друзья, теперь на нашем сайте опубликованы все номера журнала!
К сожалению, архивные выпуски доступны только в формате PDF. Но мы
надеемся, что этот факт не умалит в ваших глазах ценности самих
текстов. Ссылку на PDF-файл вы найдете в Слове редактора, предваряющем
каждый номер. Приятного и полезного вам чтения!