Конечно, я приду...

Конечно, я приду...
Чем дольше я живу в Швеции, тем больше удивляюсь шведской сдержанности в проявлении чувств и категорическому нежеланию шведов каким-либо образом «выпячивать» себя самих или возвеличивать своих знаменитых соотечественников. Впервые я с этим столкнулась во время интервью со шведами, в числе которых были студенты стокгольмского киноинститута, задав им вопрос об Ингмаре Бергмане. Никто из опрашиваемых не хотел произнести слово «великий» и признать, что Бергман – ВЫДАЮЩИЙСЯ шведский режиссер. «Да, хороший…», — это тот максимум оценки, которую можно было услышать. Отношение к классику шведской литературы Августу Стриндбергу у большей части населения еще более холодное и отстраненное. А для того, чтобы приобрести альбом знаменитого шведского скульптора Миллиса, мне пришлось специально ехать в его Дом-Музей, расположенный в отдаленном районе Стокгольма — в центральных книжных магазинах мне ничем помочь не смогли.
Можно обратить внимание и на то, что на улицах города, как правило, очень мало рекламных объявлений. Никаких тебе красочных афиш, никаких зазывных плакатов, бросающихся в глаза, изредка попадаются более чем скромные по цвету и формату афишки, развешенные по городу таким образом, что «непосвященные» могут и не понять, что это реклама новой выставки или нового спектакля. Таково отношение к собственным «звездам» и к собственным событиям культурной жизни, что уж тут говорить о «звездах» других стран, которые имели счастье бывать в Швеции и с именами которых связаны некоторые уголки страны. Всякий раз, натыкаясь на то, что в любой другой стране служило бы предметом гордости, местом поклонения туристов, разрекламированном во всех справочниках, в Швеции ты ощущаешь себя если не первооткрывателем, то, во всяком случае, одним из немногих «посвященных» в эти неожиданные «сюрпризы», которые таит в себе шведская история и шведская действительность. Так, например, совершенно случайно, путешествуя по Швеции на машине, мы наткнулись на скромную стрелочку — указатель «Монумент Пикассо» и движимые любопытством, свернув с дороги, оказались в лесу у пустынного озера, где одиноко возвышалась монументальная бетонная стела – портрет жены Пикассо. Почему Пикассо? Почему здесь? Почему без упоминания в туристическом справочнике? Порывшись в Интернете, мы узнали много неожиданного и интересного, связанного с историей появления этого произведения Пикассо на берегу небольшого лесного шведского озера.
Таким же неожиданным открытием оказалось для меня посещение виллы в одном из районов Стокгольма — Альвике, ничем, на первый взгляд, не примечательной и не отличающейся от десятков таких же, расположенных по соседству. На фасаде дома барельеф чайки – тот самый силуэт, что мы привыкли видеть на занавесе Московского Художественного театра. Чайка «пристроилась» на стене здания, соседствуя еще с одним барельефом: крупной еловой шишкой. Встретившая нас милейшая семейная пара Ингеерд и Манфред Мюллеры, ничего общего не имеющие ни с МХАТом, ни с театральным искусством, пригласили нас в дом и провели по комнатам, стены которых были полны фресок с яркими и, в основном, хорошо сохранившимися изображениями. Это и орнаменты, и стилизованные фигуры, и реалистически выполненные «сцены из спектаклей». История дома такова: в 30-ые годы ХХ века в нем жил русский эмигрант актер Матвей Шишкин, в прошлом артист МХАТа. Он создал в этом пригороде Стокгольма любительское театральное общество, которое собиралось регулярно в его доме. Самодеятельные артисты репетировали, играли спектакли и… рисовали на стенках и даже на потолке, желая запечатлеть мизансцены, свои сценические образы, элементы костюмов и декораций. Спектакли этого любительского театрального коллектива явно пользовались успехом, в дом Шишкина приходила и приезжала стокгольмская публика. Сохранилась небольшая афиша, информирующая о том, что студия Матвея Шишкина является членом Шведского Государственного Объединения Любительских Театров – организации, существующей в Швеции и по сей день.
Видимо, ностальгия по мхатовскому периоду своей жизни и некоторое актерское честолюбие не были чужды Матвею Шишкину, и на фасаде его дома появились в близком соседстве чеховская чайка и символический герб самого хозяина — шишка. Пройдя по двум этажам виллы, полюбовавшись росписью стен, посидев в уютной гостиной, служившей в свое время театральным залом, мы (я была в компании членов «Русского салона» — небольшого объединения русских в Швеции, которое уже много лет возглавляет энергичная Людмила Турне) спустились в подвальное помещение и здесь меня ожидал еще больший сюрприз. В уютно обустроенном салоне на одной из стен красовался легко узнаваемый портрет-шарж на Федора Ивановича Шаляпина, выполненный им самим. «Да, ваш русский певец бывал в этом доме», — подтвердили хозяева, узнавшие в свое время о существовании Шаляпина от своих русских гостей. И опять пришлось порыться в справочном материале и обнаружить книги Николая Горбунова «По скандинавскому следу Шаляпина» и «Федор Шаляпин: от Казани до Стокгольма». Оказывается, что во время своих триумфальных гастролей по Скандинавии – первых после выезда певца за рубеж — Шаляпин неоднократно выступал в Швеции и посещал дом Шишкина. И не только посещал, но и запечатлел себя на одной из его стен.
Вообще, надо сказать, что связь Шаляпина со Швецией – это особая страничка биографии великого русского баса, и она явно ждет еще своих исследователей. Николай Горбунов – один из первопроходцев в этой сфере, цитирует газету «Свенска Дагбладет», которая под заголовком «Сенсация сезона – Шаляпин в оперном театре», в частности, пишет: «Поистине счастье быть человеком, когда существует такое искусство! Наверняка не один восторженный почитатель оперного искусства воскликнул подобным образом в прошлую субботу на вечернем спектакле в Королевском оперном театре. ФЕДОР ШАЛЯПИН – это чудо, появления которого мы ожидали. Он соединяет в себе крупнейшую «сенсацию» и высочайшую человечность… Не успел он пробыть на сцене и двух секунд, как мы все осознали, что это он, и более сильного впечатления ждать невозможно». В 1935 году Шаляпин был избран шведской Королевской музыкальной Академией почетным академиком. Кстати – вместе со знаменитым итальянским дирижером Артуро Тосканини.
Существуют разнообразные легенды, связанные с пребыванием Шаляпина в Стокгольме, о которых можно прочитать и в книге Горбунова, и в ряде статей и выступлений тех, кому пришлось лично встретиться с потомками Шаляпина и Шишкина (внучка Шаляпина Наташа Фиерфальд и дочка Шишкина Елена до сих пор живут в Швеции). Рассказывают, что шведский король, услышавший о феноменальном пении Шаляпина в опере «Князь Игорь», попросил повторить этот спектакль для него лично, отменив другой, стоявший в этот вечер в репертуаре. Рассказывают, что после спектакля, вместо того, чтобы присутствовать на шикарном банкете, Шаляпин поехал в пригород Стокгольма, как раз к Матвею Шишкину… Рассказывают, что мать нынешнего короля приходила на репетиции Шаляпина…. Рассказывают, что молодого в те годы, а позже ставшего оперной звездой шведского тенора Юсси Бъерлинга, исполнявшего в спектакле «Фауст» партию Фауста, Шаляпин — Мефистофель, будучи в тот вечер не в голосе, прикрыл во время выступления плащом, чтобы голос того не очень выделялся …
Во всех этих историях, как в последней, связанной с тем, что нынешние хозяева дома бережно сохранили и сохраняют следы прошлого, связанного с историей чужой им страны, есть что-то глубоко трогательное и человечное. Нет пока никаких оснований думать, что дом этот превратится в музей или что хозяева его получат некие дивиденды за свой вклад в сохранение уникального прошлого. Они просто живут в красивом доме, с красивыми стенами и потолками, их простые будни простых шведских пенсионеров изредка нарушаются приходом «гостей», которых они гостеприимно и без всякой экзальтации проводят по дому, в котором живут. «Звоните, заходите…», — сказали они и мне на прощание. Конечно, я приду...

Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская