«Тройная» жизнь художника

«Тройная» жизнь художника

Вернисаж художника Сергея Голлербаха в Библиотеке-фонде «Русское зарубежье» 

Моя встреча с этим удивительным человеком произошла в Москве в Библиотеке-фонде «Русское Зарубежье», тогда он приехал в столицу России на открытие вернисажа своих работ. И первое, что меня поразило в нем — это правильная русская речь; он прекрасно ею владел и отчетливо говорил не на искаженном, а на подлинном, настоящем русском языке. Может быть, это умение правильно говорить по-русски от того, что он принадлежит к поколению людей, которые являются своеобразным «мостиком» между прежней Россией и Россией новой. «Конечно, у нас другая жизнь. Но мы остаемся русскими, не забываем язык и стараемся держать его в чистоте. Для меня большое счастье оказаться в Москве. Ведь все эмигранты, оказавшиеся за рубежом после окончания войны, всегда оставались в душе русскими и надеялись вернуться на родину. А те из них, кто занимался художественным творчеством, мечтали о том, что их работы тоже когда-нибудь окажутся в России. Многие из них не дожили до этого момента. Моя мечта осуществилась — мои картины выставляются в России», — поделился Сергей Львович Голлербах, приехавший тогда в Россию на открытие своей выставки. В 1949 году судьба забросила его в США, и сейчас он живет и работает в Нью-Йорке.

На экспозиции в Москве были представлены 15 картин, выполненных гуашью. Все эти работы находились раньше в собрании друга художника — Юрия Зорина. Сегодня в России многие помнят этого блестящего корреспондента по его работе в «Голосе Америки». Юрий принял решение передать часть коллекции в галерею своего родного города Нижний Новгород, а несколько работ были переданы в Фонд «Русское Зарубежье» в Москве. О своих работах, переданных в дар, Сергей Львович Голлербах рассказал: «Это работы конца 60-70-х годов, в которых запечатлены бытовые сцены из нью-йоркской жизни. Я никогда не задавался целью открывать какие-то новые пути в живописи. Я пишу то, что вижу, отражая в своих работах „состояние момента“. Одна из моих галерейщиц как-то спросила, почему я в основном изображаю людей из мелкобуржуазного сословия. Я ответил, что они для меня гораздо интереснее, чем причесанные, прилизанные и одетые „с иголочки“ богатые люди. В этом отношении я считаю себя продолжателем традиций антигероя, которого в русской литературе воспевали такие выдающиеся классики, как Гоголь, Достоевский, Чехов. Что же касается живописи, то русские художники-передвижники также изображали в своих работах жизнь, страдания и чаяния маленького человека».

Недавно Сергею Львовичу Голлербаху исполнилось 84 года, но он все так же весел и бодр душой и продолжает творить как в литературе, так и в живописи, считая себя свидетелем своего времени. С раннего детства он мечтал стать художником, и в итоге его мечта исполнилась. Но немаловажное значение в этом сыграло трудолюбие Сергея Львовича и его упорство в достижении цели. Он родился в 1923 году в городе Пушкин, бывшем Царском Селе. В его семье никто рисованием не увлекался: отец мальчика был инженером, а мать — преподавательницей. Но зато дядя Сергея — Эрик Федорович Голлербах был известным искусствоведом и критиком эпохи Серебряного века. После убийства С. М. Кирова в ходе «чисток» семья Голлербахов была выслана в Воронеж, где Сергей посещал изостудию при Доме пионеров. Вернувшись в 1938 году в город Пушкин, Сергей решительно заявил родителям, что будет художником. Они посоветовали мальчику сначала показать рисунки какому-нибудь профессиональному художнику. А поскольку его родители были знакомы с двоюродным братом известного художника Ивана Яковлевича Билибина, работы Сергея первым оценивал он.

«Я с детства очень любил его роскошные иллюстрации к русским сказкам, считая Ивана Билибина высоким профессионалом своего дела. Но и себя я тоже относил к юным дарованиям, — рассказывает Сергей Львович. — Перед встречей я сильно волновался, а он, посмотрев мои работы, спокойно сказал: «У Вас способности есть, но что из Вас получится — не знаю». Но даже такой осторожный вердикт не остановил стремлений юного живописца и в январе 1941 года Сергей Голлербах уходит из 9-го класса средней школы и поступает в Среднюю художественную школу (СХШ) при Ленинградской Академии художеств.

«Я проучился в ней всего пять месяцев, а потом началась война, — вспоминает живописец, — затем попал в немецкое окружение в городе Пушкин и был вывезен в Германию. Во время войны пережил многочисленные бомбардировки немецкой авиации, но чудом мне удалось выжить». В апреле 1945 года все узники лагеря, где находился и Сергей Голлербах, были освобождены американскими войсками. Сергей Львович остался в американской зоне оккупации, и после окончания войны остался в Германии, а в 1946 году поступил в Мюнхенскую Академию художеств. Выбор места обучения не был для него случайным. «Тогда все знали, что в Мюнхенской школе учились многие русские художники. И я решил, что мне тоже надо учиться именно там, — комментирует Голлербах. — В 1949 году я получил американскую визу, переехал в США и поселился в Нью-Йорке. Там продолжал учиться и работать, испытал много культурных „шоков“, но при этом всегда оставался русским художником. В США считают меня американским художником, родившимся в России. В России называют русским художником, живущим в Америке. Но я считаю себя русским, который учился в Европе, но живет в Америке. Получается некая тройственность. Я даже написал статью, так и назвав ее — „Тройная жизнь“, ведь у меня действительно тройная жизнь и русская, и европейская, и американская».

Жизнь в Америке была для него яркой и насыщенной. С конца 50-х годов минувшего века Сергей Голлербах стал регулярно выставлять свои работы на групповых и персональных выставках, а потом решил пробовать себя в качестве книжного графика. Видимо, знакомство с творчеством Ивана Билибина не прошло для художника даром. Но вскоре Сергей Львович стал еще писать заметки об искусстве и излагать свои впечатления об Америке и о культурном «шоке», когда-то поразившем его в США. Первые статьи Сергея Голлербаха, касающиеся вопросов искусства, были опубликованы в газете «Новое русское слово» в Нью-Йорке. Потом заметки живописца стали печататься в парижской газете «Русская мысль», в «Новом журнале» и «Континенте», а затем он стал верным другом издательства «Альбатрос» и часто оформлял книжные обложки для многих эмигрантских изданий. В их числе собрания сочинений А. Ахматовой, О. Мандельштама, Н. Клюева, М. Волошина, Е. Замятина и многих других.

В настоящее время живописец Сергей Львович Голлербах является действительным членом Национальной Академии художеств в Нью-Йорке и почетным президентом Американского общества акварелистов, а также членом многих художественных обществ США. В 2003 году его статьи и очерки были объединены в один большой сборник, который был издан в Санкт-Петербурге под названием «Свет прямой и отражающий». Так в жизни художника исполнилась еще одна давняя мечта — он вернулся в Россию не только живописными работами, но и своими литературными творениями.


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская