Храмы и монастыри Крыма и Малороссии и императорская власть

Храмы и монастыри Крыма и Малороссии и императорская  власть
«Крым – удивительная сокровищница, естественный
музей, хранящий тайны тысячелетий»
(А.С. Грибоедов)
 
Собор Святого равноапостольного князя Владимира
в Херсонесе Таврическом
 
«Кто любит народ русский – не может не любить церкви. Потому что
народ и его церковь – одно. И только у русских это – одно».
(В.В. Розанов, 1911 г.)
 
В годы царствования императора Александра III по всей стране шло активное строительство православных храмов. Было возведено 5 тыс. церквей. В Малороссии и на Крымской земле были также воздвигнуты новые храмы, многие из которых, заложенные в предыдущие десятилетия, были достроены, освящены и открыты при императоре Александре III. К ним принадлежали Владимирский собор в Херсонесе Таврическом, Владимирский собор в Севастополе (Усыпальница Адмиралов) и Владимирский собор в Киеве.
Согласно церковным преданиям и различного рода историческим свидетельствам, крещение Великого князя Владимира Святославича состоялось в 988 г. в г. Херсонесе или Корсуне (так называли его древние русичи). В 1825 г. командующий Черноморским флотом адмирал А.С. Грейг обратился к императору Александру I с прошением установить на развалинах Херсонеса памятник. В 1850 г. благодаря ходатайству архиепископа Херсонского и Таврического святителя Иннокентия здесь была основана Свято-Владимирская обитель, а в 1861 г. в присутствии императора Александра II и императрицы Марии Александровны состоялась торжественная закладка собора в честь равноапостольного князя Владимира. В 1859 г. из Малой домовой Церкви Зимнего дворца в Санкт-Петербурге в Херсонес была передана в мраморном ковчеге частичка мощей равноапостольного князя Владимира. После возведения Владимирского собора они были помещены в Нижнем храме собора. В алтаре Верхнего храма находился список с Чудотворной Корсунской иконы Божией Матери, которая, согласно преданиям, была перенесена князем Владимиром из Херсонеса. Всего в собор были переданы мощи 115 святых.
Строительство собора велось в течение 15 лет. Автором проекта были известный петербургский архитектор Давид Гримм и инженер-архитектор М.Ю. Арнольд. Херсонесский собор был одним из самых больших соборов страны. Его высота составляла 36 м, площадь 1726 кв. м, диаметр купола был равен 10,5 м. Храм вмещал до 1000 верующих.
13 июня 1888 г. в дни памяти князя Владимира был освящен Нижний храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Работы по оформлению Верхнего храма были проведены накануне празднования 900-летия Крещения Руси. Росписи и иконы Главного престола были исполнены академиком живописи А. Корзухиным. В интерьере храма – живописные полотна известных художников: академика Т. Неффа, П. Рисса, мастеров И. Майкова и Е. Сорокина.
Торжественное освящение главного престола Херсонесского Владимирского собора было произведено архиепископом Мартинианом (Мурашовским) 17 октября 1891 г. Правый предел, носящий имя Святого Благоверного князя Александра Невского, был освящен в июле 1892 г.
Александр III оказывал всяческое содействие при завершении строительства и оформлении храма, которое было окончено в 1894 г. Посещая Крым, император не раз присутствовал с семьей на церковных службах.
 
 
Владимирский собор в Севастополе –
Усыпальница Адмиралов
 
В 1837 г. император Николай I дал разрешение командующему Черноморским флотом вице-адмиралу М.П. Лазареву, обеспокоенному недостаточным числом православных храмов в Севастополе, построить храм в честь Святого князя Владимира. Подготовительные работы начались в 1848 г. Однако болезнь помешала Лазареву осуществить задуманное. Он скончался в 1851 г. По указанию Николая I прах М.П. Лазарева был захоронен в специально сооруженном склепе на месте будущего собора.
Официально собор (его фундамент и стены подвала) был заложен 15 июля 1854 г., но начало Крымской войны – высадка в Евпатории в сентябре десанта союзников – остановило начатое строительство.
Крымская война стоила жизни трем выдающимся русским адмиралам. 5 октября 1854 г. погиб организатор обороны Севастополя адмирал В.А. Корнилов. Император Николай I, получивший это известие, написал главнокомандующему войсками Крыма и Черноморского флота князю А.С. Меншикову: «Славная смерть нашего почетного, любезного Корнилова меня глубоко огорчила, мир праху его. Вели положить его рядом с незабвенным Лазаревым. Когда доживем до спокойных времен, поставим памятник, где убит; и батарею (бастион) назвать по нем».
Через несколько месяцев в Севастополе погибли В.И. Истомин и П.С. Нахимов. Они также были захоронены среди фундаментов будущего Владимирского собора, получившего название «Собор Адмиралов».
Согласно проекту архитектора К.А. Тона (1794-1881) пятикупольный собор должен был быть возведен в русско-византийском стиле. Когда после Крымской войны он превратился в Усыпальницу Адмиралов, решено было доработать проект. Это сделал архитектор А.А. Авдеев (1818-1885), проектировавший церковь-памятник на Братском кладбище в Севастополе. Сооружение Нижней церкви Собора было завершено в 1881 г. в царствование императора Александра III, а Верхней церкви – в 1888 г., после смерти архитектора А.А. Авдеева.
Храм имел высоту 32,5 м. Сооружен из инкерманского камня. Использовался также диорит (колонны) и каррарский мрамор. Фрески собора были выполнены художником академиком А.Е. Корнеевым, роспись стен и свода – швейцарским художником Р. Изелли. Мраморные работы (облицовка колонн, иконостас и клиросы) – итальянским скульптором В. Бонанни.
Внутри Нижней церкви Собора находились захоронения адмиралов М.П. Лазарева, В.А. Корнилова, В.И. Истомина, П.С. Нахимова. Они были объединены общим надгробием в виде большого креста из черного мрамора. Четыре мраморные плиты с именами адмиралов и датами их жизни вмонтированы снаружи в стены северного и южного фасадов. Всего в Нижнем храме было одиннадцать захоронений. На внутренних стенах собора записаны имена 33 отличившихся участников Севастопольской эпопеи, удостоенных ордена Святого Георгия. В последующие годы около храма были погребены одиннадцать адмиралов – участников обороны Севастополя.
В годы советской власти Владимирский собор в Севастополе был разграблен, адмиральские могилы осквернены, а здание собора отдано под мастерские Авиационно-строительного общества, а затем он был превращен в склад политуправления ЧФ. В годы Великой Отечественной войны здание собора было сильно повреждено. В 1970-х гг. проведена реставрация собора, 19 сентября 1991 г. состоялось его освящение.
 
 
Владимирский собор в Киеве
 
Владимирский собор в Киеве во имя Святого Равноапостольного князя Владимира на земле Крыма и Малороссии был третьим Владимирским собором, открытым в царствование императора Александра III. Его строительство началось при императора Николае I, но затем было остановлено и возобновлено в царствование Александра III. Оно стало предметом его Высочайшего внимания. Архитекторами, участвовавшими в его проектировании в стиле русско-византийской культуры, были: И.В. Штром, П.И. Спарро, А.В. Беретти, В.Н. Николаев. В 1885 г. император Александр III специально выезжал в Киев, знакомиться с художественными работами и их исполнителями.
Покровительствуя всем проявлениям национальных черт в изобразительном искусстве России, Александр III поддерживал творчество художника В.М. Васнецова, работа которого по росписи Владимирского собора в Киеве, начатая в 1885 г., привлекла особое внимание императора. «У императора было свое, несомненно правильное воззрение, – писал в своих воспоминаниях профессор живописи А.П. Боголюбов, – а именно, что церковная живопись не должна быть итальянского или вообще западного, но чисто старогреческого, старомосковского». В.М. Васнецов, по словам Боголюбова, «понял мысль нашего государя и, расписывая киевский храм Святого Владимира, осуществил и указал путь, по которому следует идти современной церковной живописи».
Кроме Васнецова, в росписи Владимирского собора участвовали: М.В. Нестеров, М.А. Врубель и другие. По словам профессора искусствоведения А. Прахова, Владимирский собор был в те годы главным центром русского национального искусства. Император с нетерпением ожидал окончания работ в соборе и собирался быть на его освящении, но его неожиданная кончина в октябре 1894 г. помешала этому событию. Все работы в соборе были закончены только к лету 1895 г. Состоявшееся 20 августа 1896 г. освящение храма приняло размеры торжества всероссийского. Присутствие императора Николая II и императрицы Александры Федоровны придавало этому событию особый блеск и значимость.
 
Храм Спасителя Преславного Преображения в Малороссии 1894 г.
 
Земля Малороссии хранит воспоминания о многих событиях российской истории, в том числе воспоминание о чудесном спасении осенью 1888 г. царской семьи.
17 октября 1888 г. на Харьковско-Орловской железной дороге между станциями Тарановка и Борки произошло крушение императорского поезда, в котором царская семья возвращалась из поездки на Кавказ. Погиб 21 человек, 35 были ранены. Как божественный промысел было расценено спасение всех членов царской семьи. Императрица Мария Федоровна писала своему брату королю Греции Георгу I: «Невозможно представить, что это был за ужасающий момент, когда мы вдруг почувствовали рядом с собой дыхание смерти, но и в тот же момент ощутили величие и силу Господа, когда Он простер над нами Свою благодатную руку…»
Юрист А.Ф. Кони, занимавшийся расследованием причин катастрофы на следующий день после крушения, в своих воспоминаниях оставил описание увиденного им разрушения: «Здесь, на этом месте, погибло 19 человек, ранено 14. Хотя трупы уже были убраны, но из-под груды обломков еще слышался запах гниющего человеческого тела... Самую удивительную картину представлял «вагон-столовая»… От страшного удара при крушении он соскочил с тележек, и пол его упал на землю, а тележки вследствие удара пошли назад, громоздясь одна на другую и образовав в самых невероятных положениях целую пирамиду… крыша, лишенная подпор, стала падать, грозя неминуемо погребсти под собою всю царскую фамилию и всех, находившихся в столовой. Но в то время, когда один конец крыши спустился, раня и ушибая стоявших, другой встретил на своем пути к падению пирамиду тележек и уперся в нее, не дойдя до земли на 2 ½ аршина, образовав с полом треугольное отверстие, из которого и вышли все, обреченные на смерть, изорванные, испачканные, но целые…»
В память о чудесном спасении царской семьи на территории Российской Империи было воздвигнуто много памятников в виде многочисленных храмов, часовен, колонн и столбов с крестами наверху и святыми иконами по сторонам. Значительная их часть была сооружена на добровольные пожертвования российских граждан.
В 1891 г. в память о спасении царской семьи была сооружена часовня в Киеве. Автором ее был киевский архитектор В.Н. Николаев. В 1926 г. она была уничтожена большевиками, и на ее месте был водружен памятник писателю Ивану Котляровскому.
В 1894 г. в память счастливого спасения императорской семьи был основан Спасо-Святогорский мужской монастырь с Храмом Христа Спасителя Преславного Преображения и часовней. В оформлении храма принимали участие художники В.Е. Маковский, написавший иконы для церковного иконостаса, и В.А. Серов, создавший по заказу харьковского дворянства картину «император Александр III с семьей». Монастырь, созданный на месте крушения императорского поезда, стал местом ежегодного паломничества тысяч человек. Братия монастыря за несколько лет достигла 100 человек. В монастырь неоднократно приезжали члены царской семьи: император Александр III и императрица Мария Федоровна.
После 1917 г. началось разорение мемориала в Спасовом Скиту. Поистине трагические события развернулись в обители 29 декабря 1918 г. В этот день отряды комдива П.Е. Дыбенко расстреляли в Спасовом Скиту без суда и следствия 101 монаха, включая 75-летнего настоятеля отца архимандрита Родиона, над которым перед смертью долго издевались. Были расстреляны также шестеро настоятелей ближайших храмов и русские офицеры, скрывавшиеся в монастыре.
А.И. Деникин в «Очерках русской смуты» описал эти события следующим образом: «Забравшись в храм под предводительством Дыбенки, красноармейцы вместе с приехавшими с ними любовницами ходили по храму в шапках, курили, ругали скверно-матерно Иисуса Христа и Матерь Божию, похитили антиминс, занавес от Царских врат, разорвав его на части, церковные одежды, подризники, платки для утирания губ причащающихся, опрокинули Престол, пронзили штыком икону Спасителя. После ухода бесчинствовавшего отряда в одном из притворов храма были обнаружены экскременты».
В Харькове в память о спасении царской семьи в катастрофе под Борками на деньги, собранные духовенством и прихожанами, на колокольно-литейном заводе П.П. Рыжова был отлит колокол из чистого серебра весом 17 пудов 35 фунтов. Колокол был поднят на колокольню Успенского собора Харькова 14 октября 1890 г. Надпись на колоколе гласила: «Сей серебряный колокол сооружен в 1889 году усердием духовенства Харьковской губернии в память чудесного спасения 17 октября 1888 г. от смертельной опасности при крушении близ города Харькова железнодорожного поезда Государя императора Александра III, Государыни императрицы Марии Федоровны, августейших детей их Наследника Цесаревича Николая Александровича, Великих князей Георгия и Михаила Александровича и Великих княжон Ксении и Ольги Александровны».
В течение 27 лет, с 1890 по 1917 г., в 13 часов колокольный звон Успенского собора оповещал граждан Харькова о времени крушения императорского поезда и чудесном спасении царской семьи. В октябре 1917 г. колокол был снят, судьба его неизвестна.
В 1909 г. в Спасовом Скиту близ станции Борки перед зданием убежища для железнодорожных инвалидов был установлен памятник-бюст императору Александру III работы скульптора Шлейфера, также снесенный при советской власти. Император предстоял в сюртуке и фуражке на постаменте из розового гранита. Деньги на памятник были пожертвованы служащими железной дороги.
В 2013 г., в юбилейный год Дома Романовых, в Спасовом Скиту был поставлен памятник Александру III работы скульптора А. Аполлонова. Одна из досок на памятнике гласит: «Памятник установлен силами общественных организаций: Фонд «Возрождение культурных традиций», ХООО «Русь Триединая» при поддержке Президента Российской Федерации В.В. Путина и православной общественности г. Харькова».
В 1890-х годах в крымском Форосе в честь спасения царской семьи был возведен Храм Воскресения Христова. Он возвышался на живописном утесе на высоте 412 метров над уровнем моря и был виден далеко как с моря, так и с Крымских гор. Известный производитель фарфора А. Кузнецов, потрясенный происшедшим крушением императорского поезда, затратил на строительство храма 50 тысяч золотых рублей. Император Александр III с семьей часто посещал эту святыню.
 
Свято-Георгиевский Балаклавский мужской монастырь
 
«Крым как будто был создан для того,
чтобы быть нашим русским Афоном».
Архиепископ Херсонский и Таврический
Иннокентий (Борисов). 1855 г.
 
В царствование императора Александра III в стране наблюдался подъем религиозно-нравственной жизни, шло восстановление древних, истинно русских институтов и обычаев в церковной жизни России. Большое внимание уделялось реставрации и поддержанию монастырей и церквей на всей территории огромной России. Благодаря особому вниманию императора к сохранению памятников архитектуры по его рекомендации в лист обязанностей Российской академии наук был включен специальный пункт о проведении работ по спасению от уничтожения архитектурных исторических памятников. Ежегодно в разные губернии Российской империи направлялись выпускники-архитекторы для исследования древних соборов. Было составлено 6000 метрик на разные памятники архитектуры. Значительные суммы на восстановление православных храмов по всей территории России выделялись непосредственно из бюджета царской семьи.
Особое внимание императора привлекали древние монастыри Крыма и Малороссии, в первую очередь Свято-Георгиевский (или Балаклавский) мужской монастырь близ Севастополя и Космо-Дамиановский монастырь под Алуштой.
Свято-Георгиевский монастырь, находившийся недалеко от Севастополя около мыса «Фиолент» («Божья страна» – греч.), упоминался в грамоте 1598 г. царя Федора и Бориса Годунова в связи с выдачей пособия четырем крымским церквам.
К началу XVIII в. после нашествия турок и разбоев татар из многочисленных монастырей Крыма сохранились только четыре православных монастыря: Святого Петра, Святого Георгия в Кафе, Георгиевский монастырь на мысе Фиолент и Бахчисарайская Успенская обитель. Действующим тогда был только Георгиевский монастырь. У входа в монастырский храм две медные позолоченные доски свидетельствовали о царственных особах, посетивших монастырь: «Благочестивейший самодержавнейший Великий Государь император Александр Павлович, осчастливить соизволил посещением сию обитель 1818 года мая 17, при митрополите Хрисанфе и 1825 года октября 27 при митрополите Агафангеле Типальдо». А рядом: «Благочестивейший самодержавнейший Великий Государь император Николай Павлович 1837 году 10 сентября совместно с Александром Николаевичем и Великой княжною Марией Николаевной. В 1837 году 10 октября Великая княжна Елена Павловна, при настоятеле митрополите Агафангеле Типальдо». В верхней части этой доски было изображено всевидящее око и вензель «А.Н.»: Александр Николаевич – император Александр II. Посещали монастырь и последние российские императоры: Александр III и Николай II.
В 1818 г. обитель посетил император Александр I, оказавший монастырю большую материальную помощь. Второй раз он приехал сюда в 1825 г. Отягощенный бременем государственного управления, он искал утешения и успокоения в религии. 20 октября 1825 г. он прибыл в Крым со своей свитой и посетил Симферополь, Ялту, Ливадию, Алупку, Евпаторию, Бахчисарай и Балаклаву. Из Балаклавы император, одетый в легкий мундир, поехал верхом в Георгиевский монастырь. Дул холодный пронизывающий ветер. После встречи и беседы с настоятелем монастыря митрополитом Агафангелом Типальдо Александр I возвратился в Таганрог. Он был сильно простужен, и развившаяся быстро тяжелая болезнь вскоре привела к роковому концу. Неожиданная смерть Александра Павловича, которому не исполнилось и 48 лет, породила много слухов, в том числе легенду о таинственном старце Федоре Кузьмиче, под именем которого якобы скрывался Александр I в Сибири, пребывая в посте, молитве и бдении. Говорили, что встреча Александра I с настоятелем Георгиевского монастыря митрополитом Агафангелом была не совсем случайной.
После смерти Александра Павловича материальную поддержку монастырю оказывал и император Николай Павлович, посетивший вместе с императрицей Александрой Федоровной, наследником Александром Николаевичем и великой княжной монастырь в 1837 г. Во время встречи с митрополитом Агафангелом он подарил ему панагию, украшенную драгоценными камнями.
Георгиевский монастырь был одной из лучших, древних и таинственных частей обширной православной сокровищницы полуострова Крым. В нем хранились древние святыни, такие как частицы Святых мощей, рукопись Евангелия XI в., мраморная колонна с греческой надписью и датой 1175, два антиминса и другие реликвии. Согласно высказыванию архиепископа Херсонского и Таврического Иннокентия (Борисова) в 1855 г., «Крым как будто был создан для того, чтобы быть нашим русским Афоном». Свято-Георгиевский монастырь имел подворья в Севастополе – Храм двенадцати Апостолов в Балаклаве, в Екатеринодаре – Храм Святого Георгия Победоносца с правым приделом во имя святых Маркелла и Марии и в селе Большая Белозерка Мелитопольского уезда.
Он стал местом притяжения многих выдающихся деятелей России. В 1820 г. монастырь посетил А.С. Пушкин, гостивший здесь с Раевским. Воспевая монастырь, он писал и о языческом Храме Божьем Дианы, развалины которого еще застал в те годы. В 1825 г. в монастырь приезжал А.С. Грибоедов.
В 1850 г. был освящен Крестовоздвиженский храм Георгиевского монастыря. Резной деревянный иконостас храма украсили иконы художника Федора Брюллова, брата знаменитого Карла Брюллова. Под храмом находились усыпальницы, где покоились княгиня Оболенская и граф Василий Перовский.
Во время Крымской войны, когда под натиском английских и французских войск, поддержавших Турцию, русские войска вынуждены были отступить, братия Георгиевского монастыря оказалась разделенной на две части. 20 иеромонахов к моменту осады Севастополя оказались на кораблях, участвовавших в защите Севастополя. 17 монахов во главе с настоятелем Геронтием стали пленниками. Им было запрещено покидать территорию монастыря.
После окончания войны за героизм, проявленный флотскими иеромонахами при защите Севастополя, они были награждены медалями «За защиту Севастополя», «В память войны 1853—1856 гг.» и специально учрежденной для духовенства наградой – наперсным крестом на Владимирской ленте – «В память войны 1853-1856 гг.».
В послевоенный период Георгиевский монастырь был местом паломничества русских православных людей. Монастырь посетили А.К. Толстой, И.С. Аксаков, А.Н. Островский, И.А. Бунин, А.П. Чехов, а также художники И. Айвазовский, В. Верещагин, М. Иванов, В. Тимм, К. Боссоли и другие.
Алексей Толстой написал о посещении этих райских мест следующие строки:
«Где светлый ключ, спускаясь вниз,
По серым камням точит слезы,
Ползут на черный кипарис
Гвоздями пурпурные розы».
 
Антон Чехов вспоминал: «В Севастополе в лунную ночь ездил я в Георгиевский монастырь и смотрел вниз с горы на море, и на горе — кладбище с белыми крестами. Было фантастично!»
В августе 1861 г. в Георгиевский монастырь приехал Александр II с императрицей Марией Александровной и августейшими детьми. Императорская семья молилась в храме, посетила знаменитый Георгиевский источник с целебной водой, которую император назвал лучшей в Крыму. Он пожертвовал храму 500 руб. на устройство нового настоятельского дома с мезонином. Император Александр II пожаловал Георгиевскому монастырю в 1861 г. 100 пудов меди для отливки нового колокола.
Император Александр III и императрица Мария Федоровна также неоднократно посещали Свято-Георгиевский монастырь. Они молились у святых икон, пили воду из источника. Августейшая чета не раз жертвовала крупные суммы на благоустройство монастыря. Значительные суммы поступали и от приближенных царя, в частности обер-прокурора Святейшего Синода К.П. Победоносцева. Среди жертвователей были севастопольский купец Кази, дворянин Григорий Апраксин, Анна Орлова-Чесменская, дочь Алексея Орлова – героя Чесменского сражения, и многие другие.
Осенью 1891 г. Георгиевский монастырь праздновал свое тысячелетие. Под руководством наместника монастыря были проведены большие работы по восстановлению монастырских археологических древностей, в том числе произведены раскопки древней пещерной церкви, которая, по мнению братии, существовала еще со времен апостольских. Во время раскопок было найдено 75 древних серебряных монет неизвестного происхождения и времени.
К дате празднования были осуществлены широкие ремонтные работы, к морю проведена новая дорога и построена каменная лестница длиной 640 метров, более 800 ступеней. В честь тысячелетия на скале был установлен каменный крест со списком чудотворной иконы Святого Георгия Победоносца. Надписи, сделанные по обеим сторонам креста, рассказывали о чудесных явлениях в тысячелетии монастыря.
Последний российский император Николай II с императрицей Александрой Федоровной посетили Георгиевский монастырь 17 октября 1898 г. Они приняли участие в закладке Соборного храма Вознесения Господня в честь 1000-летия монастыря и в память об избавлении от опасности, грозившей Николаю Александровичу в Японии в 1891 г. Император и императрица заложили в каменное возвышение в виде престола золотые монеты и серебряную доску с начертанными на них словами о закладке храма, а также положили первые камни Свято-Вознесенского собора. В ходе визита императорская чета пожертвовала на нужды монастыря 3000 рублей. Рабочий проект собора был разработан в 1909 г., но его осуществлению помешала Первая мировая война.
Последний визит Николая II в Свято-Георгиевский монастырь состоялся в 1915 г. Когда Николай Александрович и Александра Федоровна прибыли в Севастополь, как свидетельствовал граф С.Д. Шереметев, он принял неожиданное решение посетить Свято-Георгиевский монастырь.
Ни игумен, ни братия монастыря не ожидали этого визита и были очень удивлены и обрадованы этому посещению. Во время молебна за дверьми храма раздался шум и послышались громкие разговоры, что, естественно, удивило молящихся. Государь попросил графа Шереметева узнать причину происходящего. То, что произошло дальше за дверьми храма, вызвало крайнее удивление как у монахов, так и у всех присутствовавших. Выйдя из храма, Николай увидел двух древних старцев-схимников, спустившихся со скал, одного с длинной белой бородой, другого – с небольшой бородкой. Никогда ранее никто их не видел. О неожиданном прибытии в монастырь Государя никто в монастыре не знал.
Когда Государь подошел к ним, старцы молча поклонились ему до земли. Слегка смутившись, Николай Александрович, также молча, медленно поклонился им. «Теперь, после всего происшедшего, – писал в своих воспоминаниях С.Д. Шереметев, – думается – не предвидели ли монахи-схимники своими мысленными очами судьбу России и Царской Семьи и не поклонились ли они в ноги Государю императору Николаю II как Великому страдальцу Земли Русской. Много лет спустя, слышал я от одного достоверного лица, которому Государь Сам лично это рассказывал, что однажды, когда Государь на «Штандарте» проходил мимо Георгиевского монастыря, он, стоя на палубе, видел, как в скалах показалась фигурка монаха, большим крестным знамением крестившего стоявшего на палубе «Штандарта» Государя все время, пока «Штандарт» не скрылся из глаз…»
Ныне Георгиевский монастырь является самым древним из всех существующих на русской земле.
 
 
Космо-Дамиановский монастырь
 
Космо-Дамиановский монастырь находился в глубоком крымском ущелье на высоте около 1000 м, окруженный горами Черной, Большой и Малой Чучелью и хребтом Конек. Назван он по имени двух врачей, братьев Космы и Дамиана. Согласно легенде, целители, жившие в III в. в Риме, приняли христианство, и за это были сосланы в горы Таврики. Благодаря их молитвам забил целебный родник, водой которого Косма и Дамиан лечили местное население.
После присоединения Крыма к России (в 1783 г.) в XIX веке в этих местах был построен Космо-Дамиановский монастырь. По словам проповедника и богослова архиепископа Херсонского и Таврического Иннокентия (Борисова) в 1895 г. Я желал бы возобновлять в горах его (Крыма — Ю.К.) разрушенные храмы и поселять при них монахов: Таврия далеко превзойдет греческий Афон…».
Святейший Синод преподал благословение на строительство церкви, и в 1853 г. оно началось. Крымская война помешала реализации этого проекта. Первая деревянная церковь была построена здесь в 1857 г., а в 1870 г. – возведен большой храм с колокольней. В храме находилась Икона Святых Космы и Дамиана с частицами их мощей. Над святым источником, носившим название «Савлых-Су», выстроили каменную часовню с образами Христа Спасителя, Божьей Матери и Святых бессребреников Космы и Дамиана. Специальная книга, которая велась в монастыре, содержала описание сотен чудес исцеления от Святого источника. Император Николай I, узнавший о чудесах исцеления от родниковой воды, распорядился собрать все предания, связанные с этим местом.
Космо-Дамиановский монастырь регулярно посещался членами императорской семьи. Одним из первых визитов Цесаревича Александра Александровича (будущего императора Александра III) был его визит в 1873 г., когда он был наследником престола. В октябре 1880 г. Цесаревич приехал сюда уже с Цесаревной Марией Федоровной, а в 1884 г. во время визита в Ливадию царская чета с детьми – Ксенией и Михаилом вновь посетили Космо-Дамиановский монастырь. Хотя стояла сырая и дождливая погода, Александр Александрович и Мария Федоровна совершили прогулки по окрестностям. «Ездили мы с Минни (Мария Федоровна – Ю.К.), – писал Александр Александрович, – и целым обществом – на четыре дня в горы в монастырь Косьмы и Дамиана, на охоту с 14 по 18 октября… Эти дни, проведенные на охоте в горах, были лучшими воспоминаниями всего нашего пребывания в Крыму… Часто мы ездили верхом, катались на лодках, ходили пешком. Были два раза у Воронцовых – раз в Алупке».
По распоряжению Александра III в 1887 г. в окрестностях монастыря был построен охотничий домик, где останавливались приезжавшие из Петербурга гости. В письмах Марии Федоровны содержатся воспоминания о посещении монастыря, когда она приезжала сюда с больным туберкулезом сыном Георгием и оказывала монастырю денежную помощь.
В 1899 г., согласно решению епископа Николая, посещавшего Космо-Дамиановский монастырь, он был преобразован в женский, его первой настоятельницей стала монахиня Троице-Параскевиевской обители игуменья Варсонофия. Вместе с ней в монастырь пришли 25 монахинь. В монастырь была доставлена икона Божией Матери «Иерусалимская», написанная и освященная на Афоне для Космо-Дамиановского монастыря.
Император Николай II, приезжая в Крым с семьей, всегда посещал Космо-Дамиановский монастырь. В 1911 г. он побывал в монастыре, молился у источника, пил святую воду и передал настоятелю денежную помощь. В 1913 г. в год 300-летия Дома Романовых к визиту Николая II в монастыре была отреставрирована часовня. Тогда же был создан «Заказник императорских охот», проведено Романовское шоссе, соединяющее через горы Алушту с Ялтой. В Заказник были привезены редкие животные из разных районов страны. Десять животных были доставлены с острова Корсика и из заповедника Аскания-Нова. Впервые в горы Крыма попали муфлоны. Николай II в своих дневниках оставил записи о посещении этих мест. Запись от 11 сентября 1913 г.: «… Поехал в Козмодемьянский монастырь. Приехал в охотн[ичий] домик в 1 ½ с ливнем. После 3 ч. дождь прошел, и я отправился с ловчим Вагнером из Спалы на ближние горы. Ходил по хорошим тропкам, слышал кругом рев оленей, но ни одного не видал».
Космо-Дамиановский монастырь всегда был предметом внимания русских художников, писателей, артистов и всех жителей России, приезжавших в Крым. Сестра Чехова, посетившая монастырь в 1902 г., писала брату: «… Монастырек симпатичный, оригинальный, кажется как будто на краю света. У меня даже явилось желание пойти в монастырь – это настоящий монастырь!..» Запечатлел монастырь на своих полотнах художник И.И. Шишкин.
В годы Первой мировой войны монахини монастыря оказывали большую помощь фронту. Петлюровцы уничтожили все монастырские постройки, охотничий домик, построенный по указанию Александра III, пытались взорвать старинную часовню, но, сделанная из твердого шунгита, она устояла.

Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская
24 октября 2012

Дорогие друзья!

Приносим свои извинения в связи с задержкой публикаций на сайте в связи с техническим сбоем.

Мы делаем всё возможное!

15 марта 2010

15 марта пришла весть горькая и страшная — не стало Татьяны Владимировны Загорской, изумительного художника-дизайнера, отличавшегося безукоризненным вкусом, любовью к своему делу, высоким профессионализмом.

На протяжении долгих лет Татьяна Владимировна делала журнал «Страстной бульвар, 10» и делала его с таким пониманием, с таким тонким знанием специфики этого издания, с такой щедрой изобретательностью, что номер от номера становился все более строгим, изящным, привлекательным.

В сентябре 2009 года Татьяна Владимировна перенесла тяжелую операцию и вынуждена была отказаться от работы над «Страстным бульваром», но у нее оставалось еще ее любимое детище — журнал «Иные берега», который она придумала от первой до последней страницы и наполнила его своей высокой культурой, своим щедрым и светлым даром. Каждый читатель журнала отмечал его неповторимое художественное содержание, его стиль и изысканность.

Без Татьяны Владимировны очень трудно представить себе нашу работу, она навсегда останется не только в наших сердцах, но и на страницах журнала, который Татьяна Загорская делала до последнего дня с любовью и надеждой на то, что впереди у нас общее и большое будущее...

Вечная ей память и наша любовь!

25 декабря 2009

Дорогие друзья!
С наступающим Новым Годом и Рождеством!
Позвольте пожелать вам, мои дорогие коллеги, здоровья и благополучия! Радости, которое всегда приносит вдохновенное творчество!
Мы сильны, потому что мы вместе, потому что наше театральное товарищество основано на вере друг в друга. Давайте никогда не терять этой веры, веры в себя и в свое будущее.
Для всех нас наступающий 2010 год — это год особенный, это год А. П. Чехова. И, как говорила чеховская героиня, мы будем жить, будем много трудиться, и мы будем счастливы в своем служении Театру, нашему прекрасному Союзу.
Будьте счастливы, мои родные, с Новым Годом!
Искренне Ваш, Александр Калягин

***
Праздничный бонус:
Новый год в картинке
Главные проекты-2010 в картинке
Сборник Юбилеи-2010 в формате PDF

27 октября 2008

Дорогие друзья, теперь на нашем сайте опубликованы все номера журнала!
К сожалению, архивные выпуски доступны только в формате PDF. Но мы
надеемся, что этот факт не умалит в ваших глазах ценности самих
текстов. Ссылку на PDF-файл вы найдете в Слове редактора, предваряющем
каждый номер. Приятного и полезного вам чтения!