Лия Кениг. Таких больше нет

Лия Кениг. Таких больше нет

 

Расхожая мысль, что человеку столько лет, на сколько он себя чувствует, при встрече с известной израильской актрисой Лией Кениг воплотилась воочию. О возрасте женщины говорить не принято, но слышали бы вы, с какой самоиронией Лия говорит о своих летах! Поэтому могу смело обозначить эти цифры — ей 82! Но еще вчера в шесть вечера у нее была съемка на телевидении, в восемь вечера — спектакль в театре, в четыре утра на следующий день она вылетела в Москву, вечером встретилась с нами в Театральном музее им. А. А. Бахрушина, на следующий день вылетала обратно, чтобы вечером снова выйти на сцену. И радует она своего зрителя тридцать два раза ежемесячно! Такая работоспособность удивляет, поражает и… вдохновляет.
Встреча с актрисой и израильским режиссером и драматургом Рои Горовицем состоялась в контексте выставки «Вершины еврейского театра в России (1919-1949): “Габима” и ГОСЕТ», посвященной ярким и трагическим страницам истории двух самых знаменитых еврейских театров, возникших после Октябрьской революции и вошедших не только в российскую театральную историю, но и в мировую.
«Габима» и ГОСЕТ (Московский государственный еврейский театр) — это колоссы в истории отечественной театральной культуры, без которых ее просто невозможно представить. В силу исторических обстоятельств они оказались в эпицентре всех самых современных на тот момент тенденций в развитии русского театра.
 
* * *
«Габима» («сцена» — ивр.) — Национальный театр Государства Израиль, старейший репертуарный театр страны. Перед революцией Нахум Цемах организовал в Москве профессиональный театр-студию, игравший на иврите. Весомую поддержку новому театру оказал Константин Сергеевич Станиславский, его ученик Евгений Багратионович Вахтангов стал художественным руководителем «Габимы» на начальной стадии ее существования. В 1926 году театр отправился на зарубежные гастроли, спектакли «Габимы» с успехом шли во многих странах. В Советскую Россию, где у театра на иврите будущего не было, коллектив уже не вернулся. Большая часть актеров осела в Палестине, «Габима» заняла важное место в культурной жизни ишува — еврейского населения, а затем и еврейского государства. В 1958 году театру было присвоено звание национального театра Израиля.
ГОСЕТ — первый в истории театр на языке идиш, субсидировавшийся государством. Был образован в 1920 году после переезда в Москву государственной еврейской театральной студии, работавшей ранее в Петрограде. Организатором театра и его художественным руководителем до 1929 года был Алексей Грановский. После того как он не вернулся с зарубежных гастролей, театр возглавил Соломон Михоэлс. В 1922 году ГОСЕТ въехал в помещение на Малой Бронной, где работал до закрытия в 1949 году. Начавшаяся в послевоенные годы кампания по «борьбе с космополитизмом» решила судьбу театра. В Минске был жестоко убит Михоэлс, сменивший его на посту руководителя ГОСЕТа выдающийся артист Вениамин Зускин был арестован и расстрелян. Под давлением властей посещаемость театра резко упала, что и послужило поводом для его официального закрытия.
 
* * *
В экспозиции представлены экспонаты из коллекций Театрального музея им. А. А. Бахрушина, Музея театра «Габима», Архива и музея театрального искусства имени Исраэля Гура при Иерусалимском университете, Театрального музея при Университете Тель-Авива, а также из семейных архивов, и рассказывают они об истории «Габимы» от создания театра-студии до отъезда в Палестину, о роли в становлении театра Евгения Вахтангова, постановщика спектакля «Гадибук» (1922), Константина Сергеевича Станиславского, Федора Ивановича Шаляпина, об истории и трагическом финале ГОСЕТа, Алексее Грановском и убийстве его художественного руководителя и главного режиссера Соломона Михоэлса, о вершинах творчества театра — спектаклях «Колдунья» (1922), «Путешествие Вениамина III» (1927), «Король Лир» (1935), расстреле Вениамина Зускина и о ликвидации театра.
В ГОСЕТе и «Габиме» работали блистательные художники и сценографы Натан Альтман, Роберт Фальк, Александр Тышлер, Исаак Рабинович, Исаак Рабичев, ставшие классиками и оставившие ярчайший след в русском театре.
Выставка показала, что еврейский театр в России — не обособленное явление, а органическая часть русского театра, возникшая в силу стремительно возросшего на рубеже XIX—XX веков в России интереса к театру вообще и благодаря развитию еврейского любительского театра в провинциях Российской империи.
 
* * *
Вот в таком контексте и состоялась встреча с актрисой театра «Габима» Лией Кениг (в переводе с идиш — Король), которая работала на одной сцене с учениками Евг.  Вахтангова и видела его постановки, а потому является носителем настоящей театральной культуры.
Лия очень извинялась за свой, как ей кажется, плохой русский, на котором в принципе не говорит уже очень много десятилетий. Но скажу, что все были просто очарованы и ее акцентом, и ее чувством юмора, и самоиронией, и тем, как актриса выглядит и «держит спину». Молодым учиться и учиться.
«Я очень рада, что приехала, — призналась Лия. — Я рада быть в России. Вспоминаю, где я бывала, что видела. Я тут училась, я тут читала, я тут любила. Атмосфера в России — особенная. Это прежде всего культура, похожей на которую нет нигде.
Я счастлива, что увидела эту выставку. Русскую культуру уважают и ценят в Израиле, берегут и развивают. Каждый год какой-то из театров ставит Чехова. “Иванов”, “Дядя Ваня”, “Три сестры”. А вот за Островского не берутся. Не чувствуют его.
Русский театр во мне до сих пор: этот особенный темперамент русского актера, его умение обращаться к публике и любить ее, его дикция, голос, умение стоять на сцене, присутствовать в сценическом пространстве. Очень хочу, чтобы наши актеры учились на этом опыте».
Лия Кениг родилась в Польше, в семье актеров Иосефа Штейна и Дины Кениг. Война застала ее в Румынии, когда вместе с матерью они были на гастролях. В 1940 году Лия пошла в русскую школу в Черновицах, затем жила в Кишиневе, в эвакуации в Сибири и в Самарканде.
После войны переехала в Бухарест, где в 1951 году поступила в театральную студию при Бухарестском еврейском государственном театре и в 1952 году дебютировала в пьесе К. Симонова «Чужая тень». Там же она сыграла Анну Франк в одноименной пьесе, Катерину в «Грозе» А. Н. Островского, Хасю в «Сиротке Хасе» Я. Гордина, Хаву в «Тевье-молочнике» по Шолом-Алейхему, Туанетту в «Мнимом больном» Ж. Б. Мольера, выступала в музыкальных спектаклях на румынском языке и идиш.
В 1961 году эмигрировала в Израиль, где и была принята в легендарный театр «Габима». Здесь ею сыграны Эва («Господин Пунтила и его слуга Матти» Б. Брехта, 1962), Хава («С самого начала» А. Мегеда), Мамаша Кураж («Мамаша Кураж и ее дети» Б. Брехта, 1975), Гертруда («Гамлет» У. Шекспира, 1983), Раневская («Вишневый сад» А. П. Чехова, 1988), Старуха («Стулья» Э. Ионеско, 1970), Цирл («Простая история» Ш. И. Агнона, 1979), Филумена («Филумена Мартурано» Э. де Филиппо, 1981), Левива («Искусство жизни» Х. Левина, 1987) и другие. Было также несколько удачных ролей в пьесах американских еврейских драматургов Н. Саймона и В. Аллена.
В «Закате» И. Бабеля, поставленном в 1986 году Ю. Любимовым, Кениг сыграла небольшую, но заметную роль, с которой в 1990 году во время гастролей «Габимы» в Москве она имела большой успех. Тогда же на встречах с еврейской и российской общественностью читала на русском языке русскую классическую поэзию.
Ее называют мастером еврейской сцены, в совершенстве владеющим искусством перевоплощения трагических образов в комические, обладающим великолепной пластикой, умением петь и танцевать. И всегда отмечают ее сочный, богатый на разнообразные краски идиш.
Рои Горовиц признался, что ее достижения на сцене, на которой она работает 55 лет, достойны «Книги рекордов Гиннеса»: «Таких фигур больше нет. Когда Лия приехала в Израиль и начала учить иврит, перед своим первым выступлением в последний момент она хотела отказаться и не выходить на сцену, а сегодня все наоборот — трудно заставить ее уйти».
И в завершение вечера мы все-таки уговорили Лию что-нибудь прочитать. И были вознаграждены отрывком из Шолом-Алейхема и любимой песней актрисы «Эли-Бэли», которую подпевали всем залом.


Фото Ю.Барыкина


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская