Преодолевая мрак и хаос

Преодолевая мрак и хаос
Заслуженный артист Республики Молдовы Бэно Аксёнов принадлежит к тем творческим личностям, о которых писать и легко и сложно. Легко, потому что за 50-летнюю деятельность скопилась масса рецензий, статей, воспоминаний и даже монография «Театр Бэно Аксёнова». Трудно, потому что твердый, взрывной, решительный, парадоксальный, ироничный. Уже многие годы к творчеству этого уникального режиссера, актера, сценариста, педагога испытывают неослабевающий интерес.
Родился в Минске 2 апреля 1946 года. Вырос на Волге, под Саратовом. Окончил школу в Кишиневе. К середине 60-х годов не раз становился чемпионом Молдавии в беге на 200 и 400 метров с барьерами. Так что преодолевать барьеры научился с самой юности. А вот добиваться творческих побед, кроме природного дара и большого желания помогли мудрые учителя, с которыми ему повезло с самого детства. Дома — мать, дирижер, заслуженный деятель искусств Молдавии, профессор Лидия Аксёнова и отец, пианист, композитор Макс Фишман. В кишиневском институте искусств им. Г. Музическу — руководитель курса актерского мастерства, заслуженный деятель искусств Молдавии Надежда Аронецкая. В ленинградском институте театра, музыки и кинематографии, где актерский курс из Молдавии параллельно учился, — профессора Ксения Куракина, Нина Алексеева, Иван Кох, Юрий Чирва. В московской режиссерской лаборатории — народная артистка России, профессор Мария Кнебель. В московской академии переподготовки работников искусства (режиссура) и режиссерской стажировки в Театре Моссовета — народный артист России, профессор Павел Хомский.
Первым его местом работы стал город Тирасполь, куда выпускники актерской кафедры Кишиневского института искусств были посланы организовать русский театр. Романтика создания нового коллектива перевесила заманчивые предложения из Ленинграда, Кишинева, Одессы и Свердловска, и в августе 1969 года Бэно Аксёнов вместе со всем курсом и его руководителем Надеждой Аронецкой прибыл в город Тирасполь. И закипела работа. И наверное, не случайно первым спектаклем стал «Город на заре» А. Арбузова, где героические трудовые дерзания прошлого перекликались с настроениями первой актерской труппы театра. (В настоящее время — Государственный театр драмы и комедии имени Н.С. Аронецкой.)
Актеру Аксёнову с одинаковой легкостью удавались роли в комедиях и трагедиях, сказках и водевилях. До сих пор перед моими глазами обаятельный, изящный, прекрасно танцующий и поющий, трагикомичный ловелас, загнанный в тупик надвигающейся женитьбой, любвеобильный рантье Фадинар из французского водевиля Эжена Лабиша «Соломенная шляпка». Этот шедевр Тираспольского театра с восторгом принимался зрителем и критикой за 4 года до прекрасного одноименного фильма с Андреем Мироновым в роли Фадинара. Потрясал аксеновский дьячок Гыкин из чеховской «Ведьмы» — сгусток любви и ревности, ожесточения и невежества, нежности и страха. Силой своей страсти актер даже заставлял зрителя сочувствовать этому одичавшему существу. Невозможно было оторвать взгляда от его романтического, смелого, справедливого героя Фэт Фрумоса из молдавской сказки «Фэт Фрумос и солнце». Взрослые и дети с увлечением и хохотом следили за каверзным, трусливым и очень «любезным» царем Дормидонтом из сказки С. Маршака «Горя бояться — счастья не видать». Уморительно было наблюдать за его легким, комически-гротесковым Исааком Мендосой из комедии Р. Шеридана «Дуэнья», переживать за милого фантазера и мечтателя Зяблика в спектакле «Город на заре» А. Арбузова, сострадать светлому, доброму старику Павлу Прохоровичу Оброшенову из пьесы А.Н. Островского «Шутники». Уже тогда критики заговорили о широте диапазона молодого артиста, о его большой внутренней силе исполнения и о присутствии в его ролях личной пронзительной темы — темы «маленького человека» в окружающем нас тревожном мире. Большинство работ в этот период были созданы в содружестве с режиссером и учителем Надеждой Аронецкой, которая постоянно привлекала его к работе и в качестве режиссера-ассистента.
С 1973 года Бэно Аксёнов в Кишиневском государственном русском театре им. А.П. Чехова. Молодой актер сразу же становится одним из самых востребованных актеров труппы, играет много, ярко, глубоко. Навсегда останутся в моей памяти основательный Еремеев из спектакля «Прошлым летом в Чулимске» А. Вампилова, прелестный неврастеник Ломов («Девять мгновений» по А.П. Чехову), неунывающий, бравый почтальон Михаленко («Счастливый день» А.Н. Островского). Вспоминаются жизнелюбивый казак Прохор («Тихий Дон» по М. Шолохову), подкаблучник Спираке («Титаник-вальс» Т. Мушатеску), изувер Херея («Калигула» А. Камю). Помнятся метания раздавленного перестройкой советского инженера Тимошина («Мы идем смотреть Чапаева» О. Данилова) и добрая энергия, идущая от затюканного жизнью папаши Чубукова («Дамы и господа» по А.П. Чехову). Виртуозное владение танцем, пением, мастерством перевоплощения в мюзикле «Супружеская идиллия» Чаринэ и Джованни, где Аксенов сыграл восемь непохожих друг на друга ролей, восхищали всех присутствующих на спектакле. Не забыть задавленного обстоятельствами жизни, безрассудно влюбленного, истинно русского интеллигента, трагического Медведенко из «Чайки» А.П. Чехова (режиссер Н. Бецис). Захватывал его беззаветно преданный коммунистической идее, безумный и обаятельный Яшка из «Бумбараша» А. Гайдара (режиссер И. Тодоров), вгонял в ужас своей продажностью, танцующий, готовый на все, чтоб только остаться у кормушки власти Чафэ из пьесы «Рыжая кобыла с колокольчиком» И. Друцэ (режиссер В. Апостол). Не выходит из головы стремительный, с подпрыгивающей походкой, почти воздушный фантазер, врун, весельчак с большими грустными глазами, вечный неудачник Менахем из спектакля «Поминальная молитва» по Гр. Горину (режиссер В. Мадан). Герой Аксёнова влетал на сцену и страстно, смешно втягивал всех в свои грандиозные авантюры, которым, как и любым его начинаниям, не суждено сбыться. Все мы, сидящие в зале, переживали за униженного, робкого, нежного Пастушка из «Свалки» А. Дударева, сострадали смиренному, незащищенному Мелкому Осколку, согласному даже на поедание собственной плоти «товарищами» по несчастью из комедии-абсурда С. Мрожека «В открытом море». А как внезапно он в образе Сысоя Псоича Рисположенского возникал в «Банкроте» А.Н. Островского и трясущими руками тянулся к заветному графинчику, умоляя обволакивающей, преданно-восторженной интонацией разрешения выпить водочки. Как вспыхивали его глаза надменным победным сверканием, заключая очередную сделку. И как подкатывала щемящая боль, когда избитый, разваливающийся уползал он сквозь толпу беснующихся приказчиков (три последние — спектакли режиссера М. Абрамова)... Замечателен актер был в сказках для детей — очаровательная бандитка Баба Яга («Два клена» Е. Шварца), разудалый лгунишка Зайка-зазнайка в одноименной сказке С. Михалкова, гнусный Шакал («Кошка, которая гуляла сама по себе» по Р. Киплингу), доблестный, одухотворенный Кот в сапогах по одноименной сказке Ш. Перро и другие персонажи. А еще роли в кино, на телевидении. Разве все перечислишь, если их свыше 200!..
Постановки Аксёнова, независимо от автора, к которому он обращается, созвучны нашему времени, стильные, остроумные, искренние. Режиссер вовлекает актеров в орбиту своих мыслей, пробуждает фантазию, углубляет конфликт пьесы, распаляет страсти, обволакивает строгим сценическим ритмом и темпом. Колдует. Сочиняет. Созидает, не искажая идеи автора, бережно относясь к первоисточнику. Актеры становятся его единомышленниками, импровизируют, преображаются и раскрываются с неожиданной стороны, по-новому, талантливо, свободно. А массовка превращается в действенную, эффектную силу, которая не лишена колоритного индивидуального характера. Создается впечатление, что его спектакли рождаются непосредственно перед нами, сидящими в зале, и мы играем в этих спектаклях не последнюю роль. Их нельзя спутать с работами других постановщиков. Он заманивает зрителя в атмосферу происходящего и вынуждает сопереживать, ни на минуту не выпуская из стремительного, непредсказуемого, парадоксального действия, где и полет, и тишина, и азарт, и авантюра, «и божество, и вдохновенье, и жизнь, и слезы, и любовь».После каждой премьеры поражаешься его неиссякаемой работоспособности, фонтанирующей, как гейзер, фантазии, творческой дерзости. Наверное, поэтому и нравятся аксеновские спектакли зрителям — за праздничность и доброту, за жизнеутверждающую основу, и, конечно же, за бурную энергию и естественный накал эмоций.
Уже его первый спектакль по рассказам А.П. Чехова «Девять мгновений», поставленный в 1975 году, в не лучший творческий период Кишиневского театра им. А.П. Чехова, наделал переполох в театральном мире Республики. Зрители крушили двери и оконные стекла, желая попасть на этот спектакль. Успех был ошеломляющий. А работы молодых актеров Светланы Тома, Елены Николаевой, Михаила Миликова, Владимира Шелестова, Михаила Салеса, Геннадия Зуева, Евгения Редюка и, конечно, самого Бэно Аксёнова поражали новизной и мастерством. Правда, в дальнейшем руководство театра, да и высокопоставленные чиновники из министерства культуры, расхваливая спектакль, сделали все возможное, чтоб перекрыть Аксёнову путь в режиссуру. Почему? Причин было много, но главная из них — очень уж независим.
Играя в театре каждый день, а иногда и по два раза, он умудряется выступать с литературными программами на многих концертных площадках Республики, быть ведущим популярных телепередач Молдавского телевидения «Аричул», «Лавка Аричула», «Угадайка». Ставить спектакли в телевизионном театре миниатюр, Филармонии, театре «Лучафэрул», Органном зале, со студентами института искусств и университета, средней школы и в театре Дома актера. Большой резонанс получил спектакль Аксёнова «Большевик» по поэтическим произведениям С. Есенина, В. Маяковского, Н. Заболоцкого, И. Сельвинского Е. Евтушенко, К. Шишкана, где актер Виктор Измайлов мощно и неожиданно остро для тех лет прожил жизнь своего героя от Революции до Гулага. Спектакль быстро закрыли. Затем последовали серьезные поэтические постановки «Чудо жить необъяснимо» по А. Вознесенскому и «Просто сердце» по М. Цветаевой с Нелли Каменевой, запомнившиеся своей глубиной, душевностью и свежим прочтением материала.
С приобретением независимости появилась возможность больше ставить. Один за другим рождаются в Кишиневском театре им.А.П.Чехова новые спектакли Аксёнова. Потрясающая, комичная и трагичная до слез постановка по Э. Севеле «Остановите самолет — я слезу!» с колоритными актерскими работами Всеволода Гаврилова, Михаила Миликова, Людмилы Колохиной, Нелли Каменевой, Юрия Андрющенко, Зинаиды Чеботарь, Константина Харета. Острый, пронзительный трагифарс Н. Эрдмана «Самоубийца», где поражали Михаил Миликов, Зинаида Чеботарь, Людмила Колохина, Геннадий Зуев. Страстная романтическая драма по В. Гюго «Любовь и ненависть», где чудесно о себе заявили Любовь Рыбалка, Татьяна Бондарь, Юрий Андрющенко, Петр Пейчев, Михаил Миликов, Владимир Шишов. Красивая, очень смешная, поэтическая постановка «Сердцу не прикажешь» по И. Гёте с прекрасными актерскими работами Ольги Мадан, Петра Пейчева, Михаила Миликова, Евгения Богнибова. Добросердечная, сентиментальная комедия Н. Птушкиной «Я очень люблю тебя, мама» с очаровательной Нелли Каменевой, прелестной Марианной Дроздовой, и трогательной парой — Аллой Самарцевой и Михаилом Миликовым. Трудно забыть ностальгическую, задушевную комедию-детектив «Семейная жизнь с посторонним, или Именины на костылях» С. Лобозерова и блестящие работы Людмилы Колохиной, Зинаиды Чеботарь, Любови Рыбалко, Марины Сташок, Михаила Миликова, Юрия Чуприна, Петра Пейчева. А изумительные спектакли «Дамы и господа» по А. Чехову, «Сказка о царе Салтане» по А.С. Пушкину, «Баба Яга и два клена» по Е. Шварцу, мюзикл «Тайна матушки Бузины» по Х.К. Андерсену в театре Чехова. «Кот в сапогах» по Ш. Перро в театре «Лучафэрул», мюзикл «Приключение лисы Алисы и кота Базилио в королевстве музыки» И. Мартынюк в Филармонии и другие постановки до сих пор держатся в моей памяти.
Нельзя не отметить, что почти во всех его спектаклях музыкальное оформление принадлежит брату, великолепному пианисту, педагогу, аранжировщику Артуру Аксёнову. Своеобразная музыкальная партитура, придуманная им, как правило, возникает в спектаклях незаметно, естественно окутывая и поддерживая эмоциональный мир актеров, их поступки и в то же время помогает, ненавязчиво, полнее воспламенить мысль и чувства зрителя.
Человек с ярко выраженным чувством юмора, готовый отстаивать свои взгляды до конца, Бэно Аксёнов довольно часто, оказываясь в сложной ситуации, хитровато спрашивает: «Ну а на этот раз перед каким дураком я виноват?». Он смел, искренен, надежен. Но не осторожен и только улыбается, когда его предупреждают об опасности. И в далекой молодости и когда появилась седина в усах, не рвется на место под солнцем, не пристраивается, не прикидывается удобным. Когда в начале 80 х годов начался изуверский разгул травли академика Андрея Дмитриевича Сахарова, он на собрании театра встал и заявил: «Кто вы такие, чтоб осуждать гения!». Мог на другом собрании возмутиться: «Почему партбюро решает, что ставить, а что нет?». Не боялся высокопоставленного партийного чиновника на встрече с коллективом театра язвительно спросить: «Бляшки вы раздаете по таланту или по партийной принадлежности?» или у министра культуры потребовать, чтоб тот заставил главного режиссера и директора перевести прекрасную актрису с мизерной ставки суфлера на актерскую ставку, на которую она министерством тарифицирована. Его невозможно было приманить, приручить, подавить. И оттого начальству был неудобен. В коллективе же уважали и много раз выбирали председателем профкома. А в те давние времена именно профком являлся той организацией, которая могла помочь и защитить. И когда пришло лихое время передела собственности, только отказ председателя профкома Аксёнова поставить свою подпись под решением о приватизации части здания, которое уже было подписано руководителями театра, спасло коллектив от возможности оказаться на улице. А ведь за эту подпись ему предлагали заманчивые вознаграждения. За этот отказ ему тут же на улице проломили голову, и он оказался в реанимации. Однако театр остался в своем здании, а вот злоба у «приватизаторов», я думаю, тоже осталась. А он горько шутил после выхода из больницы: «У меня нет врагов, кроме дураков».
Уход Бэно Аксёнова в 2006 году из театра был как гром среди ясного неба, но он был предсказуем. На протяжении 5 лет ему не давали ставить спектакли, почти готовый спектакль «Мадам Бовари» по Г. Флоберу перенесли на неизвестный срок. Его выступления за права работников театра как председателя профкома заканчивались судебными тяжбами, которые он постоянно выигрывал, но его собственная творческая жизнь от этого только проигрывала. И неудивительно, что чиновники министерства культуры и руководство театра сделали все от них зависящее, чтоб его уход состоялся. «Если тебе дали пинок под зад, это значит, что ты был впереди, — иронизировал он, — ничтожество неистребимо! Ведь что страшно пока красота спасает мир, уродство его разрушает».
Оставив все эти склоки, запреты, обвинения, унижения позади Бэно Аксёнов вместе с супругой, докторомсоциологии Светланой Дмитренко очутился в Германии, где оказался востребованным. Его спектакли с немецкими актерами по А. Чехову «Тысяча и одна страсть, или Руководство для желающих жениться» («UniTheatr» Karlsruhe), «Записки сумасшедшего» по Н. Гоголю («Badisches Staatstheater» Karlsruhe), спектакли по А. Чехову «Исповедь, или Оля, Женя, Зоя, Варя…» и «Беда от нежного сердца» по В. Соллогубу Theaterkeller» Germersheim), спектакли по рассказу И. Друцэ «По-молдавски» и по поэме «Абрикосов цвет, или Не зарезанный ягненок» А. Страмбяну (DieTheatergruppe «KABAX») и другие были показаны во многих городах Германии, России, Швейцарии, Франции, Бельгии, получили престижные театральные награды, о них с восторгом писала немецкая и российская пресса. Особого разговора заслуживают мастер-классы по режиссуре и актерскому мастерству, лекции об истории, театральных коллективах, режиссерах, актерах, музыкантах, писателях, художниках Молдовы, России и Румынии, которые регулярно проводит Бэно Аксёнов в Германии.
Он постоянно возвращается на Родину, чтоб навестить мать, встретиться с друзьями и коллегами, посетить могилы родных и близких. Замечательный подарок преподнес он всем любителям театра в конце 2013 года, поставив на сцене кишиневского театра А.П. Чехова прекрасный спектакль по Ф. Достоевскому «Чужая жена и муж под кроватью», где эффектно и талантливо сыграли Константин Харет, Марина Сташок, Алла Туз-Харет, Геннадий Бояркин, Димитрий Коев, Денис Перев.
Бэно Аксёнов вошел в историю театра человеком с непростым, непокорным, но веселым, добрым характером, автором блистательных спектаклей и создателем длинной галереи великолепно сыгранных ролей. Истинным лидером, креативным и свободным художником, умудрившимся внутри разрушающегося театра создать свой собственный, острый, неповторимый, праздничный, которым зрители восторгались. И не удивительно, что когда этот аксеновский театр исчез, многие его почитатели искренне огорчились. И, наверное, неспроста в Молдове была издана монография под названием «Театр Бэно Аксёнова» (автор Валентина Склярова), в которой собраны рецензии, фотографии, мнения и воспоминания ведущих деятелей театрального искусства бывшего СССР об этом выдающемся мастере.
«Кто сохраняет способность видеть прекрасное, тот не стареет», — писал Франц Кафка.Бэно Аксёнов в свои 70 лет выглядит бодрым, не унывающим, глаза горят, полон фантазий, планов и ожиданий. Он как всегда готов новыми спектаклями представить зрителю свое необычное, колоритное видение человека в нашем полоумном и чудесном мире, погрузиться в его проблемы и надежды, разгадать его болевые точки и радости, постигнуть его мысли и поступки, воспеть любовь и красоту.

Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская