Рижский акцент русского театра

Рижский акцент русского театра

Русский театр за пределами России — больше, чем просто театр: он территория родного языка, русской драматургии, культуры, традиции. В глазах местного зрителя русский театр еще за всех русских ответчик. С него строже спрос, к нему всегда все пристрастны — каждый на свой лад!.. И театралы, и критика, и особенно свой, верный и преданный русскому театру зритель. Плюс национальные особености маленькой страны имеют место: чувствуется некоторая замкнутость пространства. Пока русский театр в своем зарубежье слаб, в общем культурном пейзаже страны его могут не заметить, его легко игнорировать. В 90-х — как и практически везде на постсоветском пространстве — были у театра времена очень и очень непростые. Сейчас тоже не все просто, но удалось главное: театр вернул доверие публики. А сильных игнорировать сложно — с ними интересно.

Рижский русский театр им. Мих. Чехова сейчас на подъеме. Интерес зрителя, премьеры, гастроли, фестивали, награды... Есть у театра друзья, в том числе меценаты и спонсоры. Отличный сайт в интернете (его поддерживает местный оператор мобильной связи), продуманный менеджмент. (Есть, например, в кассе «Щедрый понедельник» — билеты на спектакли ближайших дней продают с очень большой скидкой.) Многие режиссеры, чьи имена у всех на слуху, готовы в Риге работать, приезжают иногда сразу командой. В латвийском культурном пейзаже театр тоже в последние годы явно заметен — среди претендентов на главную театральную премию страны — «Spelmaņu nakts - 2015» (в переводе — «Ночь лицедеев») — названия сразу нескольких спектаклей Рижского русского театра им. Мих.Чехова. И разного уровня наград хватает: в 2014, например, после триумфальных сибирских гастролей рижане получили российскую премию «Звезда театрала», став «Лучшим русским театром за рубежом». А годом раннее — за сохранение традиций русского театра в Латвии — премию К.С. Станиславского получил директор театра Эдуард Цеховал.

 

Недавняя история

Театралы с «дореволюционным» стажем помнят театр еще под старым названием: Рижская русская драма 60-70-х и далее в 80-е (во времена режиссера Аркадия Каца) славилась по всей советской стране. Недавно легендарный режиссер, возглавлявший театр на протяжении 25 лет и давно с ним расставшийся, приезжал в Ригу с только что изданной книгой своих театральных мемуаров «Похвала бессонице». Презентация книги прошла в театре.

А вот имя великого русского актера и режиссера Михаила Чехова в названии театра появилось уже в новейшие времена, в 2006 году, когда театр сменил название. В начале 1930-х годов Михаил Александрович несколько лет прожил в Риге, преподавал в созданной «под него» латышской театральной школе, как режиссер и актер работал сразу в нескольких театрах Латвии и Литвы — в том числе в Рижской русской драме. Правда, отношения у него с труппой не очень заладились, но трудно ведь с ними, гениями.

Имя Мих. Чехова в названии театра — сильный бренд, узнаваемый в мире. На символической сцене в фойе сегодня сидит Чехов-памятник в роли Хлестакова. Есть небольшой, посвященный ему театральный музей. Но важнее, что и в текущем репертуаре, и в недавней истории много спектаклей, соответствующих высокой планке. Великолепная «Фро» по Андрею Платонову (инсценировщик и режиссер Руслан Кудашов), феерически яркая «Ханума» (режиссура и хореография Аллы Сигаловой, музыка Гии Канчели, сценография и костюмы Георгия Месхишвили), трогательный «Сашка» по Вячеславу Кондратьеву (автор инсценировки и режиссер Игорь Коняев, сценография и костюмы Николая Слободяника), откочевавший в область преданий спектакль «Якиш и Пупче» (режиссер Евгений Арье). Список, разумеется, субъективный и неполный. Особую любовь у публики снискали музыкальные спектакли — их смотрят по много раз! И ностальгическое прекрасное «Танго между строк» (спектакль, посвященный Оскару Строку по пьесе рижского автора Алексея Щербака поставил режиссер Игорь Коняев) и восьмой год собирающий публику «Одесса, город колдовской» (режиссер Владимир Золотарь), с музыкой Раймонда Паулса, в котором сам Маэстро садится к роялю. И нежная «Княжна Мери» (автор инсценировки и режиссер Елена Черная) — спектакль обожают педагоги и смотрят школьники... И... и... и...

Театр проживает сейчас свой молодежный период. В прошлом году в труппу влился целый актерский курс, в Латвийской академии культуры ребят готовили специально для Рижского русского театра — режиссер Игорь Коняев и профессор Санкт-Петербургской театральной академии Елена Черная воспитали настоящих профессионалов. В процессе учебы и после ее завершения мастера курса сделали несколько спектаклей со своими учениками. Причем доверили молодежи большую сцену театра — еще в ранние их студенческие времена. (В спектакле «Лесная сказка», поставленном по Лесе Украинке.)

Масштабная реконструкция здания театра проводилась в 2010 году. И это тоже одно из важных событий его современной истории. Ведь в результате историческое здание в центре Риги, некогда бывшее русским купеческим клубом, превратилось в очень современный технически оснащенный театр, пространство обрело новые качества. Рижский русский театр сегодня — один из самых современных в Европе. Технологические возможности, о которых раньше можно было только мечтать, теперь в распоряжении режиссеров и художников-постановщиков как на большой, так и на малой сцене.

Свой 133-й сезон один из старейших русских театров за пределами России открыл спектаклем «Благословение любви» — о классиках латышской культуры, супружеской паре поэтов Райнисе и Аспазии. Интересно, что прежде к творчеству Райниса, много писавшего для театра, Рижский русский театр обращался всего лишь однажды. Пьесы же Аспазии, мало переводившейся на русский, здесь не ставились никогда. Спектакль «Благословение любви» (режиссер Игорь Коняев — до недавнего времени он был главным режиссером театра) — версия судьбы двух латышских поэтов — вызвал противоречивые оценки. Но заинтригованная публика идет, да и в контекст юбилея классиков спектакль тоже отлично вписался — у Райниса и Аспазии нынче двойной юбилей, 150-летия обоих в этом году широко празднуют в Латвии.

 

Кто на театре главный?

История театральных успехов последних лет — результат непростого, но весьма плодотворного сотрудничества главного режиссера театра Игоря Коняева и многолетнего директора театра Эдуарда Цеховала. Можно предположить, что складывалось это сотрудничество не без проблем, ведь прежде, чем петербуржец Коняев стал постоянно работать в Риге, а затем набрал здесь свой актерский курс в Академии культуры, — главных режиссеров в русском театре сменилось немало. С Игорем Коняевым мы разговаривали еще в сентябре, накануне первой премьеры его спектакля, открывавшей сезон 2015/2016 — а уже после премьеры заговорили: Коняев с поста главного режиссера все-таки уходит... Правда, уходит не в одночасье и не вдруг, как некоторые его предшественники. Сложив с себя полномочия художественного руководителя театра, он продолжает работу над предстоящей в январе премьерой спектакля «Привидение из Кентервиля».

...Слушаю диктофонную запись недавнего разговора — уже зная, что театр ждут перемены. И в том, что и спрашивалось попутно и заодно и говорилось по другому поводу, слышатся уже совсем другие, новые смыслы. Ведь о чем бы ни шла речь — все равно возвращались мы к теме непростых отношений внутри театральных организмов. Вроде и вопроса «Кто главный на театре?» — не задано, но тема натянутой нервно струной в разговоре присутствует.

Игорь Коняев:

В советское время мы жили в одном простом ощущении. Было понятие художественного руководителя театра — или главного режиссера, который выполняет функции художественного руководителя. И мы ходили в театр Товстоногова, в театр Эфроса, мы ходили к Любимову на Таганку, к Захарову — в Ленком... МХАТ, правда, переваривал все подряд — и мы ходили во МХАТ, что в Камергерском переулке — но и там был период Ефремова. Сегодня само понятие художественного руководителя скопрометировано, его, по сути дела, — уже не существует. Это касается и России и не-России. У меня здесь тоже нет всех тех прав, которые художественный руководитель должен был бы иметь. Министерство культуры — и в Латвии, и в России — заключает договоры с директорами театров, и они несут ответственность за результат — причем не художественную, а финансовую ответственность, прежде всего. А как они и чем зарабатывают деньги, что ставят, никого не интересует. Но это же абсурд! Как-то изменить ситуацию в театрах пытаются, да... В Санкт-Петербурге несколько лет возглавляет БДТ Могучий, а Театр Ленсовета — Бутусов... Но я не слышал, чтобы шли «к Бутусову в театр» или «к Могучему в театр» — идут все равно на спектакли Могучего или спектакли Бутусова.

Сегодня все боятся произнести слово «советское». Но достижения нашего репертуарного театра — это достижения именно советского театра, русского советского искусства. Мне не понятно, почему надо от этого отказываться. Или почему, например, работая в Риге, я должен делать вид, что в этом театре не было мощнейшего, блистательного периода — 25 лет работы Аркадия Каца?!

Директору — любому директору! — важно, чтобы спектакль делал кассу. Нашему директору еще памятник нужно поставить — дал ведь он нам поставить «Сашку». Совершенно пронзительная повесть Вячеслава Кондратьева — и история, им описанная, ситуация с героями, это очень простому человеку близко. Потому что жернова войны, или жернова политики, или жернова государства — они перемалывают человека очень сильно, заставляют делать что-то несвойственное ему... Ведь всегда стараешься найти в прошлом что-то, что будет полезно сейчас и здесь. И Райниса я именно поэтому делаю... Райнис для меня — грандиозный человек и труженик. Чтобы приблизиться к его личности, мы с ребятами, начиная работу над спектаклем, проехали по Латвии 600 км, побывали в его родных местах.

  

Стать памятником саму себе?

...Я человек далеко не современный, совершенно консервативный. И я убежден, что в жизни главное — не становиться сволочами... Театр только для того и существует, чтобы помогать людям не становиться сволочами! Вне идеала или морально-этической установки театр для меня вообще не существует. Да, делаются попытки превращать его в нечто эпатажно-разнузданное и при этом считать, что это новые формы... или это свобода... Есть примеры коммерчески успешных подобных постановок. Мне уже не восемнадцать лет, чтобы я в такие «новые формы» поверил. Человеку очень трудно оторваться от земли. Мордой упасть пьяным в тарелку с салатом — легко, и плюхнуться в лужу, теряя человеческий облик — легко... А оторваться от земли, сделав что-то по-настоящему хорошее — сложно. Это требует усилия.

Но бывало же у вас ощущение, что вот оно, удалось?

Нет, у меня такого вообще никогда в жизни не было. Не хочу превращаться в памятник самому себе, мне это скучно. Я видел очень много режиссеров-памятников... Я — не хочу.

Но ведь человек в любой профессии стремится и расти, и чего-то достичь... Какие тогда у вас критерии?..

Я — счастливый человек, с 14 лет я знал, чего хочу — хотел стать режиссером...

И учиться поэтому пошли на актерский?

Да, потому что хотел понять профессию, разгадать ее... И на это потратил всю свою жизнь. Иногда мне кажется, что я знаю секрет... уже почти поймал что-то такое за хвост. А теперь я хочу, чтобы те, с кем я работаю, тоже могли это понять. Потому что если ты понимаешь, что такое профессия актера, что такое театр — как место, в котором ты служишь... Если ты можешь соответствовать профессии — и с тобой хотя бы один-два человека, которые понимают профессию так же, это уже хорошо. Если есть команда, об этом можно только мечтать. Пока те, кто считает меня проводником в профессии, будут чему-то у меня учиться — до тех пор я буду учиться у них.

А вы сами у кого учились — кто для вас был и остается мэтром?

Скажу неинтересно и непафосно... Самым большим учителем считаю мою собственную жену — она режиссер, педагог, актриса. Это профессор Елена Черная. Мы вместе уже двадцать лет, и вместе преподавали ребятам на курсе Рижского русского театра. И все мое постижение профессии — это она. А постижение театра как формы — это, конечно, Додин, его театр. Хоть любил я всегда и театр Товстоногова. Говорю же: я счастливый человек. Я очень много видел Брука. Видел, как репетировал Стрелер — Додин очень дружил с ним, мы много ездили, были в в Пикколо-театре, я все это видел, все время учился. Я знаком был с Пиной Бауш, мы познакомились с ней в Нью-Йорке и это самое великое мое впечатление в жизни. Поэтому мне очень бывает сложно, когда я иду в современный театр и вижу работы молодых режиссеров... Такое впечатление, что они — ничего не видели... Вот уж кто существует в ощущении памятника самому себе!..

 

Театр как супермаркет

...Театр сам формирует и учит ту публику, которая на его спектакли ходит. Это серьезная репертуарная политика. И я вам клянусь: если бы все права художественного решения были за мной, можно было сформировать свою аудиторию, собрать свою публику — то, что в Новом рижском театре сделал Херманис... Ведь режиссер и репертуарной политикой, и формированием труппы сам создает, привлекает к театру определенную аудиторию, которая театр любит — или не любит, ходит на спектакли — или не ходит... У нас в театре такой целевой аудитории нет, у нас аудитория ...слоеная. И в смысле репертуара — мы немножко супермаркет. В том смысле, что репертуар Рижского русского театра не узко направленный, стремится привлечь очень разную публику, пытается захватить и тех, и этих... И у нас практически нет выбора, ведь мы — сами себе конкуренты для русской публики. А вот дальше — надо выбирать, будем мы публику только развлекать или же будем иногда учить зрителя пытаться отрываться от земли? И ... не становиться сволочью!..

Разговор с Игорем Коняевым получился интересный и долгий. Хоть и говорил он сначала, что театр — вроде острова, отделенного от прочего рижского мира, и режиссер — не от мира сего, в своем собственном мире живет, выстраивая новый спектакль. А потом оказалось, что и в других рижских театрах Коняев бывает, со знанием дела говорит о постановках коллег — что-то ему интересно и близко, а что-то нет.

Рига — в театральном смысле — зарубежье все-таки весьма относительное. Есть фестивали, гастроли — как театров российских, так и западных — не такая уж мы и провинция Европы. А чего одна «Золотая Маска в Латвии» стоит! Десять лет из года в год привозят организаторы ее для рижан лучшие российские спектакли. В этом году, например, для театра Крымова, впервые привозившего в Ригу свои спектакли, в том числе новые, даже временное театральное пространство соорудили! Похоже, что и с Латвийской академией культуры у многих россиян намечается новый виток сотрудничества. Лекции Дины Годер о современном театре (тоже в рамках «Золотой Маски») проходили при полной аудитории — интересно, что первой заполнилась та половина зала, где слушателям не требовался перевод: студенты-латыши русский знают. А для больших театральных проектов важно, что в Риге говорят по-русски. (Ведь сколько народу в октябре-ноябре на «Бродского/Барышникова» к Херманису в Новый рижский театр издалека прилетало!) И русский театр за публику только самому себе конкурент?.. Нет, в этом я с Игорем Коняевым категорически не соглашусь. А вот что в зале русского театра снова много публики латышской, это невооруженным глазом видно. (Почти как в былые времена!) Во многом это заслуга молодых «коняевцев» — приходят на них посмотреть однокурсники, коллеги, преподаватели.

О том, что стоит за сегодняшними успехами театра — о фундаменте театрального успеха — еще будет повод поговорить с директором Рижского русского театра им. Мих. Чехова Эдуардом Цеховалом.

 


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская
24 октября 2012

Дорогие друзья!

Приносим свои извинения в связи с задержкой публикаций на сайте в связи с техническим сбоем.

Мы делаем всё возможное!

15 марта 2010

15 марта пришла весть горькая и страшная — не стало Татьяны Владимировны Загорской, изумительного художника-дизайнера, отличавшегося безукоризненным вкусом, любовью к своему делу, высоким профессионализмом.

На протяжении долгих лет Татьяна Владимировна делала журнал «Страстной бульвар, 10» и делала его с таким пониманием, с таким тонким знанием специфики этого издания, с такой щедрой изобретательностью, что номер от номера становился все более строгим, изящным, привлекательным.

В сентябре 2009 года Татьяна Владимировна перенесла тяжелую операцию и вынуждена была отказаться от работы над «Страстным бульваром», но у нее оставалось еще ее любимое детище — журнал «Иные берега», который она придумала от первой до последней страницы и наполнила его своей высокой культурой, своим щедрым и светлым даром. Каждый читатель журнала отмечал его неповторимое художественное содержание, его стиль и изысканность.

Без Татьяны Владимировны очень трудно представить себе нашу работу, она навсегда останется не только в наших сердцах, но и на страницах журнала, который Татьяна Загорская делала до последнего дня с любовью и надеждой на то, что впереди у нас общее и большое будущее...

Вечная ей память и наша любовь!

25 декабря 2009

Дорогие друзья!
С наступающим Новым Годом и Рождеством!
Позвольте пожелать вам, мои дорогие коллеги, здоровья и благополучия! Радости, которое всегда приносит вдохновенное творчество!
Мы сильны, потому что мы вместе, потому что наше театральное товарищество основано на вере друг в друга. Давайте никогда не терять этой веры, веры в себя и в свое будущее.
Для всех нас наступающий 2010 год — это год особенный, это год А. П. Чехова. И, как говорила чеховская героиня, мы будем жить, будем много трудиться, и мы будем счастливы в своем служении Театру, нашему прекрасному Союзу.
Будьте счастливы, мои родные, с Новым Годом!
Искренне Ваш, Александр Калягин

***
Праздничный бонус:
Новый год в картинке
Главные проекты-2010 в картинке
Сборник Юбилеи-2010 в формате PDF

27 октября 2008

Дорогие друзья, теперь на нашем сайте опубликованы все номера журнала!
К сожалению, архивные выпуски доступны только в формате PDF. Но мы
надеемся, что этот факт не умалит в ваших глазах ценности самих
текстов. Ссылку на PDF-файл вы найдете в Слове редактора, предваряющем
каждый номер. Приятного и полезного вам чтения!