Переплетенные в почве корни

Переплетенные в почве корни

 

По случаю 170-летнего юбилея старейшего русского театра в Закавказье, Русского драматического театра им. А.С. Грибоедова в Грузии, были проведены торжества, показаны новые спектакли. Гости съехались едва ли не со всего мира, а гостеприимные хозяева сделали все возможное и невозможное, чтобы этот праздник запомнился всем надолго.

Одной из важнейших составляющих юбилея было издание цикла книг: фундаментального тома по истории Грибоедовского театра с самого начала и до сегодняшних дней (автор и составитель Инна Безирганова), выполненное не только со знанием материала, но с большой любовью и отменным вкусом, а также книг о тех, кто в разное время был тесно связан с этим театром и внес значительный вклад в его развитие. Этот цикл, изданный усилиями Международного культурно-просветительского Союза «Русский клуб», возглавляемого директором Грибоедовского и президентом Союза Николаем Свентицким, при поддержке Департамента внешнеэкономических и международных связей города Москвы, носит глубоко обоснованное название — «Русские в Грузии», потому что в каком-то смысле русско-грузинские культурные, духовные взаимоотношения являются настоящим историческим феноменом, имеющим очень мало аналогов.

В аннотации к книгам сказано: «Россию и Грузию связывают 11 веков взаимного общения. Начало этих отношений восходит к Х веку — в древнерусских летописях упоминаются Грузия и Тбилиси. В 1491 году были установлены дипломатические отношения… А с конца ХVIII века, после заключения в 1783 году Георгиевского трактата, отношения между странами стали особенно тесными и интенсивными… На покровительство Грузия отвечала помощью и поддержкой — в том числе, культурной, духовной. Приют, пристанище здесь обретали многие великие русские — опальные и гонимые в России, в Грузии они всегда находили свободу, работу и почитание… Проект направлен на популяризацию российского культурного наследия, возрождение интереса к России в Грузии и к Грузии в России, активизацию общественного диалога и культурного общения двух православных народов-соседей».

Том «Русский театр в Грузии — 170» состоит более чем из 600 страниц. Прослеживается в нем вся история театра с момента создания. История эта предстает перед нами не в монотонном пересказе, а в соответствующих разделах: «Страницы истории театра», «Диалоги», «Монологи и воспоминания», «Портреты», «Грибоедовцы». Множество черно-белых и цветных фотографий, лица сегодняшней труппы театра, эскизы декораций к спектаклям, краткое предисловие художественного руководителя Автандила Варсимашвили и репертуар Грибоедовского за все годы существования, делают эту книгу не просто увлекательным, а серьезным научным изданием, рассчитанным на широкий круг читателей и на специалистов, изучающих историю русских театров ближнего и дальнего зарубежья.

Подобные издания требуют от авторов не просто глубоких познаний, ответственности, но и большой любви к Театру. Здесь все это сошлось, и хочется отметить замечательные эссе самой Инны Безиргановой, автора и составителя, написанные с блеском и большим чувством.

Над названным и не названными пока изданиями работала группа серьезных специалистов, профессионалов, владеющих не только подробной информацией, но и хорошим русским литературным языком, и доскональным знанием предмета. Это Лела Очиаури, Алена Деняга, Марина Мамацашвили, Александр Сватиков, Инна Безирганова, Наталия Цитланадзе, Имеда Синаташвили, Нина Зардалишвили-Шадури. Точнее сказать, владеют они знанием не одного, а многих предметов, потому что изданные ранее в серии «Русские в Грузии» книги посвящены не только театру: здесь мы обнаружим имена Владимира Маяковского и Петра Чайковского, Бориса Пастернака и Владимира Немировича-Данченко, а также известных и за пределами Грузии артистов и режиссеров — Натальи Бурмистровой, Бориса Казинца, Георгия и Александра Товстоноговых, Павла Луспекаева и других.

Трудно выделить из изданных к юбилею книг что-то более важное, а что-то менее, но, конечно, пристальное внимание привлекают (кроме тома, посвященного 170-летию Грибоедовского театра) две родственные по крови личности, не только теснейшим образом связанные с этим коллективом, но и во многом определившие его судьбу. Тем более что об одном из героев в этот период жизни и деятельности мы знаем слишком мало.

Речь идет о сыне Георгия Александровича Товстоногова, Александре, Сандро, как называли его на протяжении всей короткой и не оцененной по достоинству творческой жизни.

Книга Лелы Очиаури называется «Свой среди своих» и посвящена в значительной своей части именно тбилисскому периоду Александра Товстоногова, приехавшего сюда в 1974 году и возглавившего Тбилисский государственный драматический русский театр им. А.С. Грибоедова. «Мы не должны забывать и о том, что театр Грибоедова, несмотря на русскоязычную аудиторию и наличие многонационального зрительского контингента, будучи продолжателем русского театрального опыта, является неотъемлемой частью грузинской культуры, грузинской театральной жизни, — пишет автор. — Каждый, кто творил в этом театре, стоял и стоит во главе, начиная с Всеволода Мейерхольда, Котэ Марджанишвили и заканчивая Автандилом Варсимашвили, вносил и вносит свою малую или большую лепту в создание многообразного облика этого сегмента грузинского театра. Это многообразие еще больше обогатил и дополнил новыми штрихами Сандро Товстоногов… Он был своим. Вернувшись на родину, он привез лучшие традиции русского, санкт-петербургского театра, генетическое наследие своих родителей и свои неповторимые стиль и стремления. Период его творчества был одним из лучших, так как он нарушил течение жизни серого советского русского театра, скучное и подчас безликое его существование. Его приход в театр походил на глоток свежего воздуха, полный энергии и молодости».

Став главным режиссером, Сандро Товстоногов испытывал повышенное чувство ответственности не только за собственные постановки, но и за путь театра в целом — за его творческую направленность и обновленную концепцию существования. И постепенно ходить на спектакли Сандро Товстоногова стало для тбилисцев таким же правилом, как на спектакли Роберта Стуруа, Темура Чхеидзе, Михаила Туманишвили.

Найти свою дорогу в городе высокой театральной культуры, найти точки пересечения и взаимопроникновения русской и грузинской театральных школ и традиций было очень непросто, но молодому режиссеру это удалось — он ставил спектакли по пьесам лучших современных драматургов и писателей: Алексея Арбузова, Александра Вампилова, Василия Шукшина, Григория Горина, по-новому, свежо и молодо перечитывал грузинскую и мировую классику, современные пьесы грузинских авторов.

Всего шесть лет работал Сандро Товстоногов в Грибоедовском театре, но, по отзывам критиков, эти годы стали эпохой, потому что задана была некая новая точка отсчета теми двадцатью спектаклями, что он выпустил на этой сцене.

Лела Очиаури пишет: «В спектаклях Сандро Товстоногова читались вопросы индивидуализма и проблемы личности, которые противопоставлялись традиционным стереотипам советского человека, созданным директивами власти. Режиссер разрушал идеологические стереотипы, чем, как и созданными актерами образами (вообще для театра Товстоногова актер был одним из важнейших факторов для выражения идей, режиссерских задумок и почерка), утверждал новых героев, персонажей и темы.

И в этом, несомненно, сказалась школа его великого отца, Георгия Александровича Товстоногова, у которого он учился, на спектаклях которого формировался. Совсем иные, чем у отца, спектакли Сандро Товстоногова (а мы можем судить об этом на примере его работ в БДТ им. М. Горького в Ленинграде и в Московском драматическом театре им. К.С. Станиславского) были направлены на то, чтобы исследовать душу молодого современника, одним с ним языком говорить о волнующих проблемах, помочь найти свое место в жизни, проанализировать человеческие чувства и помыслы и поставить «диагноз», не поучая, не навязывая своего мнения». И именно для этого, по словам автора книги, «всех тех авторов, которых тогда читали все, и ставили или хотели поставить во всех ведущих театрах СССР, которые отождествлялись и ассоциировались с новизной, непохожестью… с прогрессивностью, в Грузию «привел» Сандро Товстоногов».

Спектакли его были разными — достаточно назвать такие, как «Молодая гвардия» по роману А. Фадеева и «Сон в летнюю ночь» Шекспира, «Энергичные люди», «Точка зрения» В. Шукшина и «Старший сын» и «Утиная охота» А. Вампилова, «Вкус черешни» А. Осецкой и «Забыть Герострата!» Гр. Горина… Но в каждом из них неизменно ставились самые острые вопросы и отчетливо звучали попытки решить их вместе со зрительным залом. Это никого не могло оставить равнодушным, и, наверное, в полной мере оправдывает название книги — «Свой среди своих». Ведь подобного яркого и светлого периода больше в жизни Сандро Товстоногова не было, он всю жизнь ощущал не столько ответственность, сколько «давление» отцовской фамилии, отцовского авторитета и таланта, ощущая себя постоянно в тени.

Да, у него были серьезные удачи в Москве — «Три мушкетера» в ТЮЗе (еще до того, как появился знаменитый художественный фильм), «Собачье сердце» М. Булгакова, «Улица Шолом-Алейхема, дом 40» в Театре им. К.С. Станиславского, который он возглавил и откуда был, фактически, изгнан через несколько месяцев после смерти Георгия Александровича Товстоногова, в Театре антрепризы им. Андрея Миронова в Санкт-Петербурге, где он работал последние годы, но такого взлета, как в Тбилиси, так и не произошло.

Сандро Товстоногов скончался от инсульта, не дожив до 60 лет, в Санкт-Петербурге. Словно сбылось пророчество из любимого его отцом стихотворения Николоза Бараташвили «Синий цвет» в переводе Бориса Пастернака, которое Георгий Александрович часто читал. Вот финальные строки: «Это синий негустой Иней над моей плитой. Это сизый зимний дым Мглы над именем моим»…

И очень важно, что появилась в серии «Русские в Грузии» эта книга о нем. Важно для нашей памяти, а значит — и для дальнейшей жизни…

 

Книга Нины Зардалишвили-Шадури, посвященная Георгию Александровичу Товстоногову, называется «Тбилиси — Санкт-Петербург и обратно». В ней содержится полная и последовательная биография режиссера, множество ссылок на воспоминания сестры, Нателы Александровны, близких друзей еще со времен тбилисской юности, бывших студентов, наиболее близкого круга критиков. Шаг за шагом прослежен путь мальчика, всерьез увлеченного театром до великого режиссера и педагога, вписавшего свое славное имя в золотой список мировой режиссуры.

Вот фрагмент воспоминаний Резо Чхеидзе: «Такого педагога я больше никогда не встречал, хотя учился у Ромма, Юткевича, Герасимова, у Завадского и Попова бывал на лекциях. Такого точного мастера, который вел тебя к назначенной цели, я больше не знал. Он прекрасно понимал, чего он хочет добиться и что нужно делать, чтобы передать студенту навыки конструирования спектакля. Кроме того, он обладал огромной силой внушения. Не совру, если скажу, что он обладал гипнозом. Он мог убеждать, что мне кажется главным даром режиссера. Он считал, что режиссер обязан иметь очень высокий авторитет. Ему должны верить, как ученому, который очень много знает».

А вот воспоминания еще одной из учеников, Лили Иоселиани, ставшей впоследствии известным педагогом, проявившим незаурядные данные: «Трудно рассказать, в чем состоял его педагогический дар. Г.А. все время загорался. Он увлекал и придумывал, заражал и требовал. В институте были талантливые педагоги. Но у Георгия Александровича замечательное сочетание интеллекта и художественных возможностей, темперамента и свободы. Студенты приходили к нему из других групп. В этом смысле он был очень тактичен и делал все, чтобы коллеги не ревновали студентов к нему».

Очень ценными в книге Нины Зардалишвили-Шадури представляется пусть и довольно краткое, но серьезное описание творческой деятельности в Тбилиси Сандро Товстоногова и — самое главное! — те нити, что протянулись из прошлого в настоящее: постановки Автандила Варсимашвили, возглавляющего Грибоедовский театр сегодня, его спектакли «Ханума» и «История лошади», получившие второе рождение много десятилетий спустя как дань памяти выдающемуся Мастеру, но решенные глубоко самостоятельно, современно, а от того и особенно интересно. Хотя сам Варсимашвили считает посвящением Г.А. Товстоногову и Евгению Лебедеву только «Историю лошади», не слишком признавая успех товстоноговской «Ханумы», но против этого мнения — огромный успех телевизионной версии спектакля БДТ, носящего теперь имя Товстоногова: сколько бы раз ни показывали по телевидению этот старый спектакль, он собирает огромную зрительскую аудиторию. И не только ради громких и славных имен Евгения Лебедева, Валентины Ковель, Людмилы Макаровой, Владислава Стржельчика, Ефима Копеляна и других — ради той незамутненной радости, которой одаривает эта работа Георгия Александровича Товстоногова.

В Грибоедовском театре живет и влечет зрителей своя «Ханума», но хотим мы того или нет, спектакль все равно заставляет вспомнить о том, кто впервые познакомил нас с грузинской классикой, сделав ее частью нашей культуры, нашей общности, во славу которых и направлен замечательный проект издания цикла книг «Русские в Грузии».

Честь и хвала всем, кто отдает этому проекту свои знания, силы и — любовь!..


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская