"Синьор из высшего общества". Павел Цитринель. Слово прощания

"Синьор из высшего общества". Павел Цитринель. Слово прощания

 

Собственно, спектакль ЦТСА с Павлом Наумовичем в роли предприимчивого итальянца по имени Леонидо Папагатто назывался «Моя профессия — синьор из общества». Но драматурги Дж. Скарначчи и Р. Тарабузи подразумевали именно «высшее общество», потому что герой их произведения ради материального благополучия своих близких затевал «игру в аристократа». Да и в афишах ряда театров, где шла эта некогда невероятно популярная пьеса, настоящий эпитет присутствовал. К тому же вынесенное в заглавие этих заметок словосочетание только уже безо всякого иронического оттенка и в связи с разговором о Цитринеле пришлось как нельзя более кстати. Ведь оно очень подходило к самому Павлу Наумовичу, даже при беглом взгляде на которого ощущались его, если так можно выразиться, порода, внутренняя значительность, кстати, никак специально не акцентировавшиеся им в процессе общения с людьми — по-хорошему простом, неизменно вежливом, интеллигентном. Причем, независимо от того, кто находился рядом — артист или работник технического цеха театра. Качество чрезвычайно ценное, практически эксклюзивное среди представителей богемы, как правило, отличающихся высокомерием. Качество, наверняка, отчасти врожденное, естественное для сына офицера медицинской службы. Отчасти — перенятое от легендарных педагогов по Щукинскому училищу, где ему после годичного опыта службы во вспомогательном составе столичного Театра «Современник» под руководством Олега Николаевича Ефремова посчастливилось учиться на курсе Веры Константиновны Львовой и Леонида Моисеевича Шихматова. И, конечно, — от ветеранов труппы Центрального театра Советской Армии, куда он был приглашен в 1963 году его тогдашним главным режиссером Андреем Алексеевичем Поповым.

Обладатель необычной индивидуальности, в которой ярко выраженные героические данные органично сочетались с деликатной, мягкой, ненавязчивой характерностью, Павел Наумович отдал этому театру двадцать семь лет и никогда не жаловался на невостребованность. Правда, зачастую ему доставались вводы, которые редко для какого артиста проходят комфортно, будучи сопряженными с особым волнением. Но в случае Цитринеля речь шла о возможности сыграть главные роли в спектаклях, являвшихся своеобразной «визитной карточкой» ЦТСА — Федора в «Барабанщице» А.Д. Салынского, поручика Ржевского в «Давным-давно» А.К. Гладкова, Вандалино в «Учителе танцев» Лопе де Вега, что стоило считать большим везением. И вместе с тем — нешуточным испытанием. Все-таки «Учитель танцев», «Давным-давно» шли до 1987-го года, и надо было постараться, чтобы не скатиться до уровня пошлости и безвкусицы. Павлу Наумовичу это удалось. И в ситуации, скажем, с тем же поручиком Ржевским — действующим лицом множества сомнительного рода анекдотов, дорогого стоило.

Павла Цитринеля вообще отличала высокая актерская культура. Вдобавок в каждой роли он стремился найти ее неповторимую личностную основу. И это придавало обаяние его сценическим созданиям. Включая и Уилфреда Сидара из спектакля «Боже, храни короля!» по пьесе «За заслуги» С. Моэма, чья тяга к Лоис (Ольга Толстецкая) объяснялась не одним лишь банальным физическим влечением стареющего мужчины к молоденькой девушке, а еще и поздним, «осенним» чувством, которое внезапно опалило душу этого неисправимого дамского угодника. Что уж говорить о Портрете отца майора (был в репертуаре Павла Наумовича и такой, странный, почти виртуальный персонаж) в водевиле А. Кленова и Е. Крылатова «Сватовство майора» — трогательном нежном существе, сохранившем в своем сердце любовь к некой госпоже Каретниковой и за пределами этого мира! А в дуэте Портрета отца майора и Портрета Каретниковой (Алина Покровская) в очередной раз проявились незаурядные вокальные способности Павла Цитринеля — непременного члена концертных бригад ЦТСА, исколесившего в компании коллег по армейской сцене едва ли не всю нашу когда-то большую и единую страну.

Скорее всего, природная, традиционно присущая многим уроженцам Украины музыкальность (а Павел Наумович появился на свет в Одессе, в 1940-м) помогла артисту освоить и незнакомый, сложнейший язык — иврит, на котором ему пришлось играть в Израиле на подмостках нескольких театров, в том числе и знаменитой «Габимы».

В Израиль Павел Наумович переехал вместе с семьей в 1990-м. Но контактов с товарищами по ЦТСА и с российской театрально-кинематографической средой не терял. И 2005-м снялся в телевизионном сериале «Под небом Вероны», в котором сыграл раввина Вайнштока, вложив в эту не слишком масштабную, но важную в контексте сюжета роль, кажется, всю накопленную к зрелому возрасту мудрость.

В последнее время Цитринель жил в Канаде. И, как гласит помещенная на официальном сайте его памяти информация, нянчил внуков и проводил творческие вечера.

26 июня 2016-го Павла Наумовича не стало. Причиной подобного трагического события явилась, судя по сообщению на том же интернет-ресурсе, тяжелая, продолжительная болезнь, что, однако, не уменьшило горечи, с которой встретили весть о кончине Павла Цитринеля те, кому довелось встретить на жизненном пути этого талантливого артиста и неординарного человека.


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская