Виват, король! К юбилею Роберта Стуруа

Виват, король! К юбилею Роберта Стуруа

 

Статья в PDF

Трудно, почти невозможно представить себе, что Роберт Стуруа отметил летом, в июле, столь солидный юбилей! Впрочем, наверное, именно потому, что родился Роберт Робертович в середине лета, щедрого на свет, солнце, долготу дня, он и явился на свет таким. И на протяжении долгих десятилетий остается молодым, невероятно одаренным человеком по своей режиссерской изобретательности, по щедрости фантазии, по чему-то неуловимо детскому, что проглядывает в его внешности...

Кто-то может возразить мне: а мудрость, которую дают только прожитые годы? Нет, порой она дается Богом с юных лет, если человек умеет глубоко задумываться, обладает незаурядным интеллектом, слышит, чувствует человеческую боль и страдания, как свои собственные. И все это становится своеобразной «подпиткой» таланта, погружая его в глубины осмысления и сопереживания. И — едва ли не главное — редкостного сегодня умения разделять всей душой не только все «темное», но и «светлое», ощущая чей-то праздник как свой собственный.

Во многом — это черта национальная, покоряющая в грузинах едва ли не в первую очередь: щедрое гостеприимство, желание помочь узнать свою страну буквально во всем, от немыслимых красот природы до вкуснейших блюд национальной кухни! Но далеко не всем дан дар суметь естественным образом перенести эти черты на иную почву.

Где бы, когда бы ни ставил свои спектакли Роберт Стуруа, он удивительным образом ничуть не приглушает национальных мотивов, органично сочетая их с европейскими, мировыми. И это делает его работы совершенно особенными для зрителей любой части света...

Еще в 70-х годах появилось понятие «Театр Роберта Стуруа», но уже в середине 60-х на сцене Театра имени Шота Руставели родился первый его спектакль — «Сейлемский процесс», едва ли не одна из самых сложных пьес Артура Миллера была поставлена так, что осознание этого трагического процесса «охоты на ведьм» поднималось на мировой уровень, вызывая не ассоциации с сегодняшним днем, а предупреждая — это может повториться и так или иначе повторяется в любые времена и в любой точке Земного шара. Постановка привлекла серьезное внимание, однако, до определения «Театр Роберта Стуруа» должны были пройти еще годы. Годы, что были отмечены блистательными спектаклями «Кваркваре Тутабери» П. Какабадзе, «Ричард Ш» Шекспира, «Кавказский меловой круг» Б. Брехта. Счастье, что их можно было увидеть не только в Тбилиси!

Невозможно представить себе человека, который не просто посмотрел, но глубоко пережил эти спектакли и не запомнил их на всю жизнь в подробностях большинства мизансцен, в пронзительности, в ощущении трагического карнавала! Они остались потрясением смелостью и одновременно точностью режиссерского прочтения, невымышленной болью, предельным отчаянием, изумительным актерским ансамблем.

Роберт Стуруа вставил в спектакль «Кваркваре Тутабери» сцену из брехтовской «Карьеры Артуро Уи», создав незабываемый образ-маску и, думается, именно с этого начался его углубленный интерес к творчеству Брехта, после «Кавказского мелового круга» приведший режиссера к заслуженной мировой славе.

А в 1987 году появился великий «Король Лир», в котором ощущение трагического карнавала доходило до апогея.

Несколько лет назад Роберт Стуруа дал интервью Любови Лебединой. В нем прозвучали слова, важные, как представляется, своей вневременностью, потому и вспоминаются они свидетельством о человеке, который обладает четко выверенной общественной, гражданской позицией. И без этой позиции навряд ли было бы возможно его творчество.

По-моему, в конце 80-х годов в Тбилиси вы ставили «Короля Лира», и привозили его в Москву. А ваш художник выстроил на сцене развалины бывшей империи, то есть вы уже тогда предугадали крах единого и неделимого Союза. И в Лире после этого просыпается совесть, но уже в безумном состоянии.

У меня в спектакле было так: свою жизнь Лир провел безумно, потом наступил кризис, и ум раскололся, после чего он хочет покаяться, но поздно, потому что сам явился главной причиной всех катастроф, и проснувшаяся совесть уже не спасет мир. По сути, это трагедия позднего раскаянья.

Вы сказали, что если бы не религия, не нравственные устои, то мир превратился бы в хаос. Но не кажется ли вам, что сегодня религиозные заповеди не срабатывают?

К сожалению, это так. Сейчас наступил наиболее опасный период практичного атеизма. Когда в Советском Союзе запрещали церковь, люди продолжали верить и тайком ходить в храмы. Когда же позволили свободно исповедоваться и посещать церковные праздники — многие почувствовали, что они не могут верить. Это очень серьезная проблема кризиса веры, в том числе и для меня. Я не хожу в церковь, но продолжаю верить в Бога. Ношу крест. Он связан из ниток по просьбе моих артистов греческим отшельником, который после смерти зачислен в лик святых. Я думаю, выражение Вольтера: «Религия — опиум для народа» очень хорошо переосмыслил Маркузи: «Война — опиум для народа». Эта фраза в последнее время стала очень актуальной. Да, люди ходят в церкви, крестятся, но истинной веры осталось мало. Поэтому нас и преследует ожидание апокалипсиса.

 

Спустя еще 11 лет вызовет подлинное потрясение «Гамлет», поставленный Стуруа в московском «Сатириконе» с Константином Райкиным в главной роли, где видения Апокалипсиса будут преследовать зрителя на протяжении всего действия. Мир рушится постепенно, но неумолимо...

Далеко не всегда жизнь складывается так, как начиналась, как обещала в будущем — нередко ее течение прерывается особой логикой: политической, продиктованный теми, кто находится у власти и более всего на свете боится инакомыслия, видя намеки на себя и свое окружение абсолютно во всем. И, конечно, едва ли не в первую очередь, в искусстве.

Вот еще несколько фрагментов уже цитированного интервью:

«Диктаторами не рождаются, ими становятся. В принципе, когда человек приходит к власти, он знает, что будет руководствоваться большими цифрами, а не судьбой отдельного человечка. У нас есть один молодой актер, который стал депутатом, и вот за два года он сильно изменился — превратился в злого чиновника, разбогател... Думаю, эти изменения говорят о том, что в нем и раньше сидело вредное семя, которое в благоприятных обстоятельствах взросло...

Ну, что делать: мы живем в таком яростном мире, где чувствуем себя марионетками и ничего поделать не можем. А все эти потуги театра и его деятелей как-то повлиять на микроклимат общественного сознания — выглядят всего лишь мечтами идеалистов. Сейчас весь мир вершат какие-то люди, случайно оказавшиеся у власти.

... К великому сожалению, ни одно поколение не обходится без войны. Она возникает из ненависти друг к другу, зависти, желания жить лучше другого, иметь больше денег, доводя человека до зверского состояния. Поэтому если снять все препоны, связанные с нравственностью, моралью, религией, то наступит хаос. Антиутописты давно заметили, что революция возможна в любой стране, потому что стремление людей к уничтожению тех, кого они ненавидят, порождает искалеченные души.

Существует такая поговорка: «Справедливость восторжествует, только жизни не хватит...». В вашем случае справедливость восторжествовала при жизни: после изгнания из Театра имени Руставели по распоряжению бывшего президента Саакашвили, новые власти вернули вас обратно. Скажите, сейчас в Грузии стало дышать свободно или нет?

Конечно, свободнее. Мы можем говорить обо всем открыто и решать насущные проблемы, не опасаясь каких-то санкций. Например, когда при Саакашвили открывали какой-то маленький бизнес, то приходили его люди и все отнимали или сажали за решетку, выпуская под большой залог. Их надо было, по крайней мере, арестовать или публично обвинить в нарушении законов, но... По сути Саакашвили — криминальная фигура, весьма ловко обманувшая весь мир. Сейчас он создал себе такой имидж, будто из всех республик бывшего Союза он единственный вел демократические преобразования в стране и занимался реформаторством.

Я, как и многие мои ровесники, сам воспитывался на американском джазе, американских фильмах, американской литературе, но вдруг произошло резкое охлаждение ко всему американскому.

Почему?

А потому, что Америка поддерживала диктатора и не позволяла народу выражать протесты против него. Причем, относится это не только к Саакашвили. Когда в 1921 году Красная армия вошла в Грузию, то американцы в сенате поставили вопрос: помогать Грузии или нет? И тогда один из сенаторов в парламенте вынес карту Грузии с ее ископаемыми, сельским хозяйством и сказал: «В связи с экспансией мы понесем большие затраты, чем тем богатства, которые сможем вывезти из страны». И вопрос был закрыт. Нормативы, которые сейчас существуют в политике, бесстыдны, и теперь прямо говорят: «Мы вам не можем помочь, потерпите...». Поэтому надежды на Америку у грузин нет.

А на кого-то есть надежда? Или только на себя?

Сейчас у нас очень сильное ощущение одиночества. Если справедливость восторжествует, то уже после нас...

Знаете, я на одной выставке взял листовку, а уже потом прочитал: «…Голосование или без него — народ всегда можно заставить делать то, что нужно. Это просто. Все, что нужно сделать, это сказать людям, что на них напали, и обвинить пацифистов в отсутствии патриотизма, сказав: они подвергают страну опасности».

Кто бы вы думали, это сказал? — Геринг на Нюрнбергском процессе! Политика напрямую связана с безнравственностью, и эти люди непредсказуемы.

Но политика политикой, а искусство все равно побеждает. Оно завладевает мыслями и чувствами людей, пробуждая в них все высокое, светлое, доброе.

Сегодня Роберт Робертович Стуруа возглавляет два театра — Тбилисский имени Шота Руставели и московский «Et Cetera», где поставленные им спектакли пользуются огромным зрительским спросом. Режиссер любит ломать стереотипы восприятия — во многом это наполняет такие его спектакли как «Последняя запись Крэппа», «Буря», «Ничего себе площадка для кормления собак», «Ревизор» неожиданностью, невозможностью что бы то ни было предугадать и вычислить. Порой кажется, что Роберт Стуруа любит процесс игры, такой, как, например, детские игры в «прятки» и «угадайку», вроде бы совсем не сложные, но таких увлекательные, требующие фантазии и азарта.

А это значит, что он еще не расстался с порой наивного детства при всей своей мудрости.

Человек удивительного обаяния, простоты в общении, обладающий юмором, иронией, самокритичностью, Роберт Стуруа не может не вызвать симпатии, приятия у всех, кто сталкивается с ним не только «по профессии», но и по жизни. Даже в самом коротком общении. И очень хочется от всего сердца пожелать ему сил, здоровья, энергии, солнечного и человеческого тепла!


Фотогалерея


Комментарии

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская