Открывая Александру Азовцеву

Открывая Александру Азовцеву

Статья в PDF

 

Художник Александра Азовцева родилась в России, но всю свою долгую жизнь провела на чужбине. Детство и юность — в Китае, зрелые годы — в Австралии. Ее судьба сложилась удачно и в человеческом плане, и в творческом, кроме одного: на родине об Азовцевой не знали. Путь домой оказался долгим и занял больше двадцати лет, но теперь это имя стало частью русского изобразительного искусства.

Два года назад, согласно завещанию Александры Александровны и при содействии Национального фонда поддержки правообладателей (НФПП), 65 графических и живописных работ вернулись в Россию. Коллекция нуждалась в реставрации, что и было сделано специалистами Ивановского художественного музея, и только после этого обновленные картины начали путешествие по России. Прежде чем оказаться в Москве, в выставочном зале Дома русского зарубежья, они побывали в Костроме, Светлогорске, Ульяновске, Алуште, Владикавказе, Грозном и всюду встречали искренний интерес публики. Так Александра Азовцева через свои картины узнавала Россию. А мы открывали Александру Азовцеву.

Она родилась в 1910 году на Дальнем Востоке, в приморском городе Никольск-Уссурийском, в семье Александра Ивановича Людикормина и Дарьи Ивановны Путинцевой. Отец работал на Китайской восточной железной дороге, налаживал телефонную связь вдоль магистрали, и они часто переезжали с места на место. Когда строительство КВЖД завершилось, семья поселилась в Харбине. В 1926-м Александра окончила гимназию имени А.С. Пушкина, поступила на Первые Харбинские художественные курсы, где три года училась у известных мастеров В.М. Анастасьева, Н.А. Вьюнова, Н.С. Задорожного и других. Программа охватывала все основные направления искусства, и Александра Людикормина увлеклась скульптурой. Одной из самых удачных работ того времени стал бюст художника Л.К. Гринберга, представленный в 1928 году на выставке и получивший высокую оценку. Потом возник интерес к художественной вышивке, в которой она тоже достигла серьезных успехов, а через несколько лет сама стала преподавать.

Именно с произведениями в технике художественной вышивки связаны важные пересечения художницы русского зарубежья с Россией. Александра Александровна создала рукотворные портреты архиепископа Нестора и императора Николая II. Газета «Харбинское время» писала об этих работах А.А. Людикорминой, выполненных «с большим изяществом». В 1936 году в Харбин с гастролями приехал знаменитый бас Федор Шаляпин, и ему вручили его портрет с подписью: «Великому Шаляпину от скромной рукодельницы». По сохранившимся свидетельствам, артист был тронут этим необычным подарком. Когда закончилась Великая Отечественная война, художница, вышедшая к тому времени замуж за сотрудника французской компании Дмитрия Азовцева и переехавшая в Шанхай, вышила шелком два портрета Иосифа Сталина. Один, в знак благодарности за его вклад в победу над фашистской Германией, был передан в дар генералиссимусу от лица русских эмигрантов, другой приобрело консульство СССР в Шанхае.

Путешествующая сегодня по России выставка Александры Азовцевой представляет китайский период ее творчества. Автор назвала эту серию «История Китая в лицах», поскольку в ней преобладают портреты. Графические листы в технике сухой пастели и живописные полотна создавались в 1940–1950-е годы в Шанхае. В 1954 году, под давлением предшествовавших «культурной революции» событий, Александре Александровне пришлось переехать в Сидней. С этого момента начался австралийский период ее творчества, но она всегда с большой любовью вспоминала Поднебесную, говорила, что Шанхай дарил ей множество сюжетов. Художницу интересовала повседневная жизнь китайцев, их духовные традиции и буддистские храмы на окраине города, в своих работах ей удавалось улавливать взаимоотношения людей. «Это был старый Китай с его мистикой, – вспоминала Александра Александровна. – Я работала с увлечением, и не хватало времени запечатлеть все это на полотне…»

Когда в первой половине 1950-х в Китае начались кардинальные преобразования – так называемый «Большой скачок», Азовцева чутко уловила перемены в обществе и спешила зафиксировать их. Забиралась на крышу дома и рисовала идущие по городу нескончаемые демонстрации трудящихся, и это был совершенно иной облик Шанхая, иные люди — решительные, устремленные в коммунизм.

В Австралии для нее открылась другая «натура», появились новые темы. Художница изучала быт и культуру австралийских аборигенов, создавала графические и скульптурные изображения коренного населения страны. Рисовала природу, городские пейзажи, акцентируя внимание на старинной архитектуре. Она стала членом Королевского художественного общества штата Новый Южный Уэльс, участвовала в самых различных выставках, в том числе организованных Обществом русских художников в Сиднее. Получив признание в творческих кругах, Александра Азовцева провела более десяти персональных выставок, удостаивалась престижных наград в области изобразительного искусства, ее имя внесли в Международный реестр художников «The First Five Hundred». Но, пожалуй, наиболее важным событием стала выставка в Харбине. В 1988-м, спустя 34 года после отъезда из Китая, она представила здесь свои работы 1940–1954 годов. Многое к тому времени изменилось в Поднебесной, и произведения Азовцевой воспринимались как свидетельства ушедшей эпохи.

Люди, знавшие Азовцеву, вспоминают ее яркие, горящие глаза, неутомимость в творчестве, постоянное желание открывать для себя что-то новое. «Ей всегда было интересно жить, и она вдохновляла других. Она дышала только искусством и в творчестве имела последователей», – так написала об Александре Александровне художница Лика Груздева, живущая ныне в Сиднее.

Конечно, Александра Азовцева мечтала, чтобы ее творчество стало известным на родине. Незадолго до ухода, а не стало ее в 1994 году, завещала все свои работы близкому другу, художнице и переводчику Ие Михайловне Глебовой, с которой познакомилась еще в Шанхае. По словам Елены Ильиной, племянницы Ии Михайловны, этих женщин объединяло трепетное отношение к искусству, обе были бесконечно преданы любимому делу. Ия Глебова хранила творческое наследие подруги больше двадцати лет, надеясь, что когда-нибудь появятся надежные руки, в которые можно передать коллекцию. И время пришло.

В 2017 году при содействии Елены Ильиной Национальный фонд поддержки правообладателей вернул произведения Александры Азовцевой в Россию.

Сейчас, когда позади огромная работа, и картины художницы русского зарубежья собирают полные выставочные залы зрителей, можно сказать, что это событие поистине знаковое. На открытии выставки в Москве руководитель проекта, почетный член Российской академии художеств, советник генерального директора НФПП Лариса Назарова очень точно определила суть творчества Азовцевой: несмотря на то, что художница жила в отрыве от России, ее работы всей кровью были связаны именно с ней. «Где бы ни жили выходцы из нашей страны, они всюду сохраняли свою «русскость», чувство принадлежности к своей родине», — сказала Лариса Владимировна.

Выбирая выставочную площадку, организаторы остановились на Доме русского зарубежья, считая его лучшим местом для такого проекта. Здесь звучат имена многих русских художников, чья творческая судьба сложилась за рубежом. Выставке «Возвращение. Долгий путь домой» предшествовала экспозиция, представляющая русского художника в Японии Варвару Бубнову. Теперь — Александра Азовцева и ее наблюдения за жизнью в Поднебесной. Выполненные сухой пастелью портреты детей, молодых женщин, стариков притягательны именно благодаря многим важным психологическим деталям — взгляд, поворот головы, положение рук... Елена Ильина вспоминала о том, как Александра Александровна относилась к искусству портрета. С ее точки зрения, главным в таких работах было не фотографически точное изображение, а постижение сути человека, которого рисуешь, проникновение в его душу. Вот почему в галерее лиц, созданных талантливой художницей, читаются живые эмоции, угадываются характеры.

Кураторы выставки постарались представить художника Азовцеву во всем объеме — пронизанные солнцем и речной влагой живописные работы; этнографически точные образы артистов китайского традиционного театра, в том числе выполненные шелковыми нитями с использованием бисера; фотографии из архива Александры Александровны; творческие награды и газетные публикации о выставках. Кратко показан и австралийский период творчества — фотографии художницы на фоне скульптурного изображения аборигена и портрет мальчика из Рабол, написанный в 1954 году и хранящийся сегодня в Доме русского зарубежья.

На церемонии открытия Елена Ильина выполнила важное поручение: по просьбе Ии Михайловны Глебовой она передала в дар Дому русского зарубежья графический лист из серии «История Китая в лицах». Александра Азовцева вернулась на свою родину и пополнила во многом уникальную коллекцию — основу будущего музея русского искусства за рубежом.

Фото автора


Фотогалерея


Комментарии

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская