Русский Андерсен: Вена, Париж, далее везде...

Русский Андерсен: Вена, Париж, далее везде...

 

В конце 2010 года в издательстве «Вишера» увидела свет книга Лолы Звонаревой и Лидии Кудрявцевой «Сказки Андерсена и четыре русских художника-иллюстратора».

Этой же осенью книга была представлена в Вене на фестивале «Литературная Вена-2010», затем в Братиславе в рамках круглого стола «Современная детская книга» и, наконец, в Париже – на книжном салоне в Российском центре науки и культуры.

Сделав такое своеобразное турне по культурным столицам Европы, русская книга о самом известном датском писателе вернулась в Россию – и 25-го декабря 2010 года в музее А.Н.Толстого теперь уже в Москве состоялось представление книги российскому читателю.

История знакомства книги «Сказки Андерсена и четыре русских художника-иллюстратора» с русским читателем глубоко неслучайна. Она в чем-то сродни духу самой русской андерсианы. Ведь уже в самом начале творческого пути датский писатель столкнулся с тем, что его произведения оказались нужны и близки сердцу всякого европейца (в том числе и переселенцев в Новый свет, т. е. в США). Ханс Христиан Андерсен в этом смысле — один из счастливейших авторов, он был при жизни переведен практически на все великие языки. И это закономерно.

Потому что главный, даже не конфессиональный, а культурологический мотив Андерсена – это христианская Европа, это тот двухтысячелетний уникальный сплав человеческих воль, что до сих пор задает поступательный импульс для развития всего человечества. И даже набившие оскомину «права человека» – это плоды христианской европейской цивилизации. Мудрый сказочник только уточняет: право человека – это право не быть свиньей, право не валяться в грязи, право умереть за свою любовь, пусть даже она – мечта.

И авторы книги уместно и ненавязчиво подчеркивают – вчитайтесь: Андерсен – не детский писатель. Даже история иллюстраций и переводов великого датчанина в России свидетельствует об этом. Среди пяти (авторы немножко лукавят, говоря о четырех) наиболее выдающихся русских иллюстраторов Андерсена, приведенных в книге – художники предельно сложной, «андерсеновской» судьбы. За их плечами – нищета, лишения, эмиграция, лагеря, даже гибель в городе, осажденном врагом. И, тем не менее, для них Андерсен – это та последняя, «неоскорбляемая часть души», о которой говорил Блок.

Средостение мраку

Сродни истории лучшего перевода Андерсена на русский язык, сделанного супругами Петером (природным датчанином) и Анной (уроженкой рязанщины) Ганзенами – и история иллюстраций его произведений в России.

По книге Лолы Звонаревой и Лидии Кудрявцевой можно и должно изучать историю культуры в последней, исчерпывающей ее функции – противостоянии мраку. Можно только догадываться, какие пророческие, надмирные смыслы грезились Хансу Христиану в благополучном и удобном девятнадцатом столетии, если его образы, как лучшее в душе человеческой, спустя столетие согревали и узника фашистского лагеря О.Ю.Клевера и академика живописи блокадного Ленинграда И.Я.Билибина.

По утверждению историков культуры, вся человеческая жизнь сводится к десяти-двенадцати сюжетам, которые в той или иной мере повторяются в мировой литературе. Андерсен исчерпал их все. Но... Но – как лучшее соответствие своему имени и своей судьбе – Ханс Христиан затеплил в конце каждой рассказанной им истории свет. И в той же степени, в какой все мы, «взрослые люди», в страшные минуты своей жизни вспоминаем стойкого оловянного солдатика, гадкого утенка или Русалочку великого датчанина, в той же самой степени великое и необоримое добро и правда жизни (угаданные, но не придуманные им) дают нам силы жить дальше и не сломаться.

Волшебный фонарь

Книга Лолы Звонаревой и Лидии Кудрявцевой по праву может называться «Русским Андерсеном», потому что она, как тот самый подзабытый уже «волшебный фонарь» девятнадцатого столетия, перелистывает перед нами даже не школьный «взгляд разных художников» на произведения Андерсена, – сама русская история смотрится в творения великого датчанина и отражается нам в картинах наших художников.

Среди них первым авторы книги щедро и заслуженно представляют первого же и по времени иллюстратора Андерсена в России – Михаила Клодта, сына знаменитого скульптора П.К.Клодта. Именно он, Михаил Петрович Клодт, один из признанных мастеров русского реализма в живописи и основателей «передвижничества», сделает визуальную прививку образов датского сказочника на русскую почву, чем во многом определит последующее развитие иллюстративной андерсианы в России.

Именно глазами Клодта (имеющего, как и автор, скандинавские корни) в 1868 году русские дети впервые увидят персонажей Андерсена. Реализм Клодта глубоко демократичен (в хорошем смысле этого слова). И перед нами оживают не какие-то безликие (или обобщенные), а именно русские бедняки и простолюдины, хотя и в декорациях (замки, готические шпили) западных провинций империи (Ливония, Латгалия). И, что еще важнее, это проникновение Клодта глубоко соприродно чувствованию самого Ханса Христиана. Всякий, кто хорошо знаком с его творениями, знает: маленький человек, его мужественное и твердое противостояние большому бездушному миру – вот сокровенный нерв философствования великого датчанина…

Боль прямохождения

Не знаю, как до, но после иллюстраций (знакомства с ними) Ивана Яковлевича Билибина невозможно представить себе андерсеновскую Русалочку в мультипликационном голливудском (прости, Господи) духе. Какой-то водораздел (точнее, смысло-и-глазораздел) сотворил гений русского художника в этом образе для нас. Издавать сегодня в России эту сказку Андерсена без иллюстраций Билибина – безнравственно. Иначе мы завтра не сможем объяснить своим внукам, почему русские, в отличие от французов, не сдали без боя свою столицу Гитлеру. Почему академик живописи Иван Билибин не эвакуировался в благополучный Ташкент, а остался под бомбами в осажденном Ленинграде. Почему жена одного из лучших переводчиков и сама замечательнейшая переводчица Андерсена – Анна Васильевна Ганзен – также не покинула северную столицу России. Почему оба они, не зная друг о друге, приняли мученическую смерть в 1942 году в блокадном Ленинграде.

Потому что они соответствовали Андерсену. Всей жизнью своей, всей любовью, всей судьбой…

Наверное (сведенья скудны), об этом же мог поведать и еще один иллюстратор Андерсена – Оскар Юльевич Клевер. На долю этого художника выпало другое «андерсеновское» испытание (о котором, разумеется, и не догадывался датский писатель) – во время наступления гитлеровцев на Ленинград художник оказался в оккупационной зоне и был интернирован в фашистский лагерь. Возможно, отсюда – тема смерти в его иллюстрациях уже навсегда получает устойчивые серые барачные тона.

Книга Лолы Звонаревой и Лидии Кудрявцевой открывает нам и еще одно замечательное имя: так уж получается, что благодаря великому рассказчику общих человеческих историй мы лучше узнаем свою собственную. Александр Алексеев, изобретатель «игольчатого экрана», эмигрировавший из Советской России в годы Гражданской войны, проиллюстрировал, пожалуй, самый загадочный цикл историй Андерсена «Картинки без картин» (или «Лунные картинки»). В технике акватинты. Это бесконечная игра черного и белого, волны лунного света, отброшенные девятнадцатым веком, украсившие двадцатый.

Завершая наше обозрение этой замечательной работы, хотелось бы сказать вот о чем. Начиная с девятнадцатого века, начало каждого столетия в России всегда ознаменовывается расцветом литературно-художественной жизни. В том числе – и книгоиздательской.


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская