Вышедшие (вернувшиеся) из «тени»

Вышедшие (вернувшиеся) из «тени»

Статья в PDF

 

 

Этих наших соотечественников и земляков, попавших в немецкий плен во время войны, а потом или отправленных немцами на шахты Бельгии или оставшихся в лагерях Фландрии и там сгинувших, родина вычеркнула из своей биографии на десятилетия. Живыми они пытались бороться, мертвыми оказались забыты. В русском посольстве в Брюсселе, куда несколько раз пытались передать этот список оставшиеся после войны в Бельгии шахтеры, ответ был один: предатели нам не нужны!

Это про них, о которых мне однажды рассказали и передали их фамилии, скопированные патриотами в лагерной канцелярии. 28 фамилий на фламандском языке. С двойным переводом: пленные называли себя по-русски, потом был немецкий, список составлен на нидерландском, поэтому возможны ошибки в самой транскрипции. Как и сейчас, при «обратном прочтении» имен… В фамилиях, которые «не узнать», сохранена оригинальная лагерная запись. Профессии, у кого они обозначены, переведены с фламандского на русский…

Скорбный список… Стань он доступным лет бы на 70 пораньше, быть может, нашлись бы родные, а весть, хоть и печальная, но была бы легче, чем безвестность… А умерли, кто в 42-м, кто в 43-м, кто в 44-м в лагере Клейнхейле. Похоронены военнопленные были в деревне Курсел и в районе фламандских городков Хэнк и Хейсденхал. Все даты записаны пунктуально. Список десятилетия хранился у жителя Фландрии Василия Белюкова, тоже русского военнопленного, работавшего на шахте Беринген. Это благодаря ему мы узнали фамилии погибших в лагерях соотечественников… Когда знакомились: обычный фермер, свое хозяйство, жена, взрослая дочка, которую назвали Верой. А вот по-русски Василий говорил уже с акцентом, как и его жена. И почти не вспоминал о прошлом… А познакомил нас житель Брюсселя, также работавший с ним в шахте в годы войны, Виталий Поповский…

Сам Виталий, или как он представлялся при знакомствах с соотечественниками, — Виктор, был угнан немцами с Украины в Германию, откуда и попал на бельгийскую шахту. А после войны так и не вернулся на родину, став гражданином Бельгии и активистом Народно-трудового союза… У меня дома до сих пор хранятся подаренные им «на память» книга Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» и «Доктор Живаго» Бориса Пастернака на тончайшей бумаге — из тех экземпляров, которыми члены НТС «снабжали» увиденных в порту Антверпена советских моряков или бросали, словно листовки, на русские корабли… Отдельная история. А продолжение нынешней будет удивительным. Пока же, вот…

1. Медведев Матвей (Medweden Matwej,BrodkE) родился 26 октября 1903 года в Бродках, быть может — Броды? Профессия неизвестна. Умер 21 декабря 1942 года.

2. Рубанчук Денис (Rubantschuk Denis, Sukatschi), 1908 год, профессия неизвестна. Умер 27 декабря 1942 года.

3. Даклизный Александр (Daklizny), 23 сентября 1899 года, Каслоя Бална (так по тексту), быть может, Красная Балка, крестьянин, умер 7 января 1943 года.

4. Неделькин Андрей (Nedelkin Andrej, Prijnt), 1907 год, профессия неизвестна. Умер 7 января 1943 года.

4. Крайнин Петр (Krynin Pjoter, Ljaski), 24 июня 1907 года, шахтер. Умер 13 февраля 1943 года.

6. Четверун Иван (Tschetweron Iwan, Nejmany), 2 сентября 1904 года, сельхозрабочий. Умер 23 марта 1943 года.

7. Шибайч Николай (Schibaich Nikolaj), Ульяновск, 1897 год, фермер, умер 7 апреля 1944 года.

8. Рябов Теодор (Rjabow Tjiodor), Георгиевка, 1907 год, сельхозрабочий. Умер 29 мая 1943 года.

9. Барягин Михаил (Barjagin Miscil, Pilno), 18 ноября 1918 года, крестьянин. Умер 22 июня 1943 года.

10. Баштавей Алексей (Baschtawey Alexej, Tropolje), 1915, экспедитор. Умер 22 июня 1943 года.

11. Козетченко Иван (Kosetschenko Ivan, Oskel – Оскол?), 8 января 1904 года, шахтер. Умер 24 июня 1943 года.

12. Начдаев Павел (Nachdajow Pawel, Saliwooje — Солевое?), 1922 год, сельхозрабочий. Умер 7 июля 1943 года.

13. Гущенков Алексей (Guschtenkow Alexej), Большое Дарьино, 3 марта 1924 года, сельхозрабочий. Умер 24 июля 1943 года.

14. Dismenioj Dawid, Григорьевка, 14 июля 1907 года, крестьянин. Умер 8 сентября 1943 года.

15. Иванов Василий (Priisk Kragny), 3 марта 1922 года, студент. Умер 12 октября 1943 года.

16. Крутко Алексей (Krutky Alexy), Благовещенск, 1913 год, торговец. Умер 16 октября 1943 года.

17. Кобков Михаил (Kobkow Michaёl, Eremejexka), 1923, фермер. Умер 26 ноября 1943 года.

18. Чугунов Лука (Tschugunow Luka, Korskendina, 7 октября 1910 года, шахтер. Умер 5 декабря 1943 года.

19. Шубин Матвей, место и год рождения неизвестны, профессия неизвестна. Умер 6 января 1944 года.

20. Яховский Василий (Jachowsky), Егорьевка, 1907 год, шахтер. Умер 2 июля 1944 года.

21. Деряго Иван (Derjago, Klischtschewka), 1915, шахтер. Умер 2 июля 1944 года.

22. Мордвинов Кирилл, Ростов, 1903 год, рабочий. Умер 8 августа 1944 года.

23. Киселев (Kisselaw Iwirj), Юрьевка, 1 сентября 1923 года, фермер. Умер 24 августа 1944 года.

24. Кузовов Дмитрий, 1902 год, Протасово, фермер. Умер 30 ноября 1942 года.

25. Бондарев Михаил (Personajsnoje), 1924, профессия неизвестна. Умер 7 декабря 1942 года.

26. Хубашкин Михаил (Hubjaschkin, Dorf-Pokrowo Donskoj), 18 ноября 1909 года, повар. Умер 9 декабря 1942 года.

27. Терещенко Павел (Tereschtschenko), Коробино, 1913 год, фермер. Умер 14 декабря 1942 года.

28. Пасилов Дайхан (Pasilov Dajehan, Pargyny), 1916. Профессия неизвестна. Умер 16 декабря 1942 года.

 

Всмотритесь в эти фамилии из нашего общего прошлого. А вдруг? Здесь всего 28 бывших пленных, от точки до точки. Целиком, и впервые за минувшие десятилетия снова на бумаге. Первый раз мы показали их в одном из выпусков телевизионной программы «Вести», в 90-х. Медленно, чтобы все успели прочитать. Главное, чтобы эти бывшие десятилетиями в забвении люди снова обрели свои имена. Публично. На всю страну…

И пришло лишь три письма, или целых три письма, что само по себе было удивительным. Ведь в России этот список никто и никогда прежде не видел. Чудесным образом, в один «клубок» поместились все участники истории: Василий Билюков во Фландрии, Виталий Поповский в Брюсселе, Петр Полосин в Абакане. И чуть позже прибавилось еще несколько фамилий.

Начнем с письма от Петра Полосина, бывшего пленного, работавшего в шахте, как оказалось… в одной смене с Виталием Поповским, участником того телеэфира и упомянувшим фамилию напарника… Но был и еще один немаловажный факт: Петр Полосин, оказывается, хорошо знал и Василия Билюкова, тот бежал из шахты в 42-м, Петр – в 44-м. У Василия даже сохранилось его фото…

Вот главное, а теперь к сообщению, полученному из Нижнего Новгорода вскоре после эфира. Нашлись родственники Василия Билюкова, которые разыскивали его с самой войны, но в Нижнем Новгороде, откуда тот ушел на войну… Теперь у Билюкова, кроме дочери во Фландрии, аж два племянника… на Урале. В России. Встретились ли они, не знаю, но по телефону поговорили. Кто знает, быть может, сегодня снова повезет и опять кто-то откликнется, хотя прошло уже столько десятилетий. А из списка, хранившегося у Василия, родня нашлась лишь у Михаила Кобкова. Из Омской области. К нам на телевидение написал Леонид Петрович Кобков: «Увидели, увидели фамилию брата, Кобкова Михаила, уроженца села Еремеевка и 23 года рождения. Он пропал без вести, потом дошли слухи, что вроде как в плену. И еще, подробность: будто бы немцы отобрали из пленных самых крепких, человек 400 и куда-то отправили под конвоем. Больше никаких вестей не было. Брата взяли на фронт после 10 класса, роста он был большого, метр 82. Теперь хоть знаем, что он в земле Бельгии…»

Времена в 90-е были сложными и вряд ли родственники съездили во Фландрию, да и с визой были проблемы, ведь кроме строчки в лагерной канцелярии, никаких документов… Важнее, что отныне за этой фамилией есть хоть какая-то история.

Письмо от Петра Полосина было на 10 страницах, убористым почерком. И целая жизнь после плена и возвращения… Им было, о чем рассказать друг другу. И не только с экрана… Еще во время моей командировки в Бельгию, Поповский и Билюков, словно 50 лет назад, снова заспорили. Виталий, вспоминая прошлое, заметил, что, когда его везли из Германии на бельгийскую шахту, он все ждал, когда же Сталин их освободит и даже стихи про будущее написал. А Василий был яростным противником вождя. Мол, столько людей погубил. За спорами и проходили дни.

Петр работал на шахте Беринген два года, с 42 по 44-й, пока при помощи бойцов Сопротивления сбежал. Василию, напомню, удалось это в 42-м. Сразу после побега его спрятала на своей ферме одна фламандка, ставшая вскоре его женой. А у Петра приключений хватило бы на целую книгу.

С этого они и начали, с того, о чем Билюков уже не мог знать. Например, с 43 года в лагере по воскресениям работал ларек, а у всех военнопленных были специальные книжки, где указывался заработок. В бельгийских франках. И каждый имел право купить 150 граммов шнапса. Раз в неделю привозили сигареты, каждый день бельгийцы раздавали булочки граммов по 400. Так, деталь, но все-таки... Работа в шахте тяжелая и без дополнительного питания было бы не выжить.

«В плен, написал мне Петр, он попал под Бобруйском, а до того служил в районе Брест-Литовска. 10 классов закончил в 39-м, поступил в Мариупольский металлургический институт… Потом была война и плен. В Бельгию попал не сразу. Сначала были этапы через Польшу в Германию, массовые побеги с расстрелами. А когда я уже бежал, бельгийские патриоты переправили меня в Англию...»

15 февраля 1945 года на трех английских кораблях Петр и еще 10 тысяч бывших советских военнопленных были отправлены на родину. Есть подробности, как в Босфоре многие прыгали за борт, лишь бы не возвращаться… Потом Одесса, и дорога под конвоем в Башкирию, где проходили проверки и следствие… И Магадан, Колыма… Только в 1954 году Петр увиделся с мамой, в Ельце. Только тогда для него кончилась война!

Это совсем коротко, из тех 10 страниц его жизни. У оставшихся в Бельгии Василия Билюкова и Виталия Поповского все было иначе. Но память прошлого их снова объединила, как и во времена плена. Сегодня никого из участников этой истории нет в живых. Потому и будоражит память, а вспомнить — значит, продлить их жизнь.

Что я и делаю…


Фотогалерея


Комментарии

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская