Реванш книги, памяти и человека

Реванш книги, памяти и человека

 

В моих руках воображаемая книга, название и автор которой расплываются в нечеткий, но прекрасный старинный узор, который можно встретить на некоторых изданиях, составляющих, как правило, гордость домашней библиотеки. Внизу все так же неразборчиво оттиснут год – не то 1917, не то 1921 или 1922. Темно-зеленого цвета обложка, потрепанный корешок и необыкновенная сила притяжения, исходящая от тесного строя пожелтевших страниц, которые тебе еще только предстоит разъять, задержавшись на каждой с тем, чтобы она подарила тебе… память и частицу своей души.

Открыть попавшую в руки книгу непременно где-то на середине и прочитать два-три предложения – это давно уже стало привычкой. Печально, что после этого, задумчиво покивав самому себе головой и сделав вид, что и книгу-то эту он давно знает, и попал как раз на самое любимое место, иной «читатель» ставит ее обратно на полку и переводит разговор на другую тему. Часто это не более чем пустое бахвальство и откровенная ложь. Но с той, что так неожиданно и счастливо попала в мои руки, так поступить не получится. Итак, книга открыта, и…
«Мы очень рады видеть Вас сегодня в одном из домов Государственного литературного музея». Первая строка, попавшаяся на глаза – и как много в ней. Сегодня не часто встретишь такое «Вы», написанное с большой буквы. А «в одном из домов», тем более, если речь идет о доме №17 по Трубниковскому переулку, доме художника и коллекционера Ильи Семеновича Остроухова, в котором ныне расположен Музей русской литературы XX века, звучит так, словно ты совершил путешествие во времени и оказался приглашенным на литературный вечер начала прошлого века, а рядом с тобой в небольшом и уютном зале на втором этаже собрались писатели, художники, литературоведы и музыканты – истинные аристократы духа. Впрочем, никакого путешествия во времени и не требовалось. Глаза бегут по строкам, и ты понимаешь, эта глава книги посвящена замечательному событию. Филиал Литературного музея, видевший сотни выставок, посвященных литературе Серебряного века, на этот раз собрал гостей на вечер, посвященный выходу в свет книги Лолы Звонаревой «Серебряный век Ренэ Герра».
Ренэ Герра – вот имя автора, которое мерещилось, лишь только книга в темно-зеленом переплете попала в мои руки. И первые ее страницы, конечно, посвящены именно ему – филологу-слависту, писателю и коллекционеру, чье имя стало нарицательным в разговорах о писателях первой и второй волны эмиграции. Горькая правда этого человека в том, что он один принял на себя груз памяти, а, значит, и ответственности за тех творцов – писателей и поэтов, художников и философов, кто был несправедливо забыт или покрыт пеленой забвения на своей родине. Но, как оказалось, память о них не желают хранить и страны, на время (для многих до конца жизни) ставшие для них домом. Сегодня эти люди живут на страницах их книг, выполняя пророчество набоковского Федора Годунова-Чердынцева: «Мне-то, конечно, легче, чем другому, жить вне России, потому что я наверняка знаю, что вернусь, – во-первых, потому что увез с собой от нее ключи, а во-вторых, потому что все равно, через сто, через двести лет, – буду жить там в своих книгах…». Не стоит только забывать, что многие из этих «ключей» были бережно сохранены именно Ренэ Герра, а иные просто лично вручались ему писателями в виде своих книг, автографов, рукописей и голоса, записанного на пленку. Коллекция, которую собрал этот человек, настолько обширна, что едва ли поддается описанию, а полный ее каталог превратился бы в многотомное издание.
Первые страницы, посвященные Ренэ… На них то и дело мелькают цитаты из воспоминаний и писем Бориса Зайцева, Ирины Одоевцевой, Сергея Шаршуна, архиепископа Иоанна Шаховского, Виктора Петрова и многих других:
«Сейчас ко мне ходит французский студент, пишущий работу обо мне (будет защищаться в Сорбонне, здешн<ем> унив<ерситете>), – так он по-русски говорит как мы с Вами. И без всякого акцента. Точно в Калуге родился. И бороду даже себе завел русскую <...>». (Борис Зайцев, из письма И.А.Васильеву. 3 мая 1968 года. Париж.)
«<...> С Ренэ Герра, молодым литературоведом, я познакомилась в 1967 году, на Пасху, у Бориса Константиновича Зайцева, которого мы с Адамовичем пришли поздравить. Он привез мне фотографию с моего силуэта работы Кругликовой, и я пригласила его в Ганьи. Через несколько дней он действительно приехал и привез мне букет красных роз <...>». (Ирина Одоевцева, На берегах Сены. Париж, 1983.)
«<…> И я узнал, приехав в Париж, новость, которая меня поразила, что русская зарубежная литература и живопись спасены в Париже одним человеком <…> Этот кудесник, влюбленный в русскую дореволюционную культуру и в произведения Русского Зарубежья в Париже, встретивший меня, был Ренэ Юльянович Герра». (Виктор Петров, Встречи в Париже. Ренэ Герра, Единение (Сидней), 1993, №30.)
            Странным свойством обладает книга в темно-зеленом переплете, и с первых страниц неудержимо тянет вновь вернуться к главе, на которой она раскрылась. Литературный вечер в доме №17 по Трубниковскому переулку был зарифмован со всеми теми, должно быть, особенно дорогими для Ренэ Герра встречами и беседами с хранителями и творцами русской культуры за рубежом. Во всяком случае, хочется в это верить. Впрочем, многие гости этого вечера подчас забывали, что главным героем «презентации» был не знаменитый французский гость, а именно кандидат филологических, доктор исторических наук, секретарь Союза писателей Москвы Лола Звонарева и ее труд, ставший для меня лишь одной главой в книге, описывающей все, что связано с именем замечательного французского слависта. Среди гостей, высказывавших свое мнение о книге «Серебряный век Ренэ Герра», были критик и литературовед А.М.Турков, писатель, драматург, поэт и философ Ю.В.Мамлеев, дипломат и бывший министр культуры А.А.Авдеев, поэт, переводчик и критик М.В.Кудимова, филолог, писатель и переводчик А.Н.Сенкевич, историк литературы, кандидат филологических наук П.Е.Фокин и многие другие.
            «То, что делает Ренэ Герра – это подвиг во имя мировой и русской культуры. Он действительно много сделал для того, чтобы объединить два потока русской культуры и вернул нам славные, замечательные и великие имена». (А.А.Авдеев).
            «Вся проблема в том, что истинное, не обрывочное восстановление великой русской литературы возможно только в том случае, если будут восстановлены интимные, глубоко духовные связи с литературой Серебряного века… Поэтому дело Ренэ Герра я рассматриваю как относящееся не только к прошлому, но и к будущему России». (Ю.В.Мамлеев).
            «На фоне происходящего усечения культурной памяти и объема культурного пространства в целом (а это не только наш, но и мировой процесс) появился человек, рационально объяснить которого нельзя… Ренэ Герра – человек, который восстанавливает мост между разрозненными островами культуры и людьми, а наше дело ему в этом помочь» (М.В.Кудимова).
И так далее, и так далее. Все эти слова перемешивались друг с другом, воздух наполнялся шелестом страниц, неизвестно откуда взявшимся запахом мартовской Ниццы, всплывал образ уютной двухэтажной виллы выдающегося француза, обрамленной фруктовыми деревьями, на которой на стеллажах и в шкафах хранились бесчисленные автографы, книги, рукописи, магнитофонные ленты, живописные полотна и предметы ушедшей эпохи. Огромным количеством фотографий картин и титульных страниц книг с автографами наполнены и три последние книги: «Семь дней в марте», «Когда мы в Россию вернемся…», а, особенно, «Серебряный век Ренэ Герра». Но после того как проходит первое чувство восторга и возвращается замершее в груди дыхание, больше всего хочется перевернуть титульный лист с автографом и читать слова, предложения, страницы, рассказы и романы обретенных писателей. Если на секунду отвлечься от бесконечной исторической и коллекционной важности подобного собрания, то на первый план выступает именно жажда читать и впитывать неопубликованные дневники, ненапечатанные рукописи, слушать голоса писателей. Фотографии в книге только усиливают жажду. Впрочем, тут мы вступаем на очень непростой путь, суть которого заключается в расплате за преступное невнимание (или наоборот – преступное внимание), которое существовало по отношению к персоне Ренэ Герра в Советском Союзе. И он, безусловно, прав, утверждая, что это собрание принадлежит ему и той стране, на земле которой жили и творили писатели и художники. Выхода пока нет…
Или есть? На обложке той самой старинной книги в темно-зеленом переплете (которая родилась в моем воображении, а теперь лежит у меня на коленях), проступают и другие имена, вызванные из прошлого подвигом Ренэ Герра. И вот уже все яснее видны фамилии: Зайцев, Таубер, Ремизов, Гиппиус, Мережковский, Адамович, Газданов, Терапиано и многие-многие другие. А на страницах оживают их тексты…
В беседе с Аркадием Ваксбергом Герра назвал свою коллекцию «великий реванш». Но для того, чтобы это действительно оказалось так, нам здесь и сейчас нужно не только не забывать фамилии авторов и, затаив дыхание, рассматривать фотографии их автографов, но хотя бы просто читать их. Тогда эта книга никогда не закончится.
 

Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская
24 октября 2012

Дорогие друзья!

Приносим свои извинения в связи с задержкой публикаций на сайте в связи с техническим сбоем.

Мы делаем всё возможное!

15 марта 2010

15 марта пришла весть горькая и страшная — не стало Татьяны Владимировны Загорской, изумительного художника-дизайнера, отличавшегося безукоризненным вкусом, любовью к своему делу, высоким профессионализмом.

На протяжении долгих лет Татьяна Владимировна делала журнал «Страстной бульвар, 10» и делала его с таким пониманием, с таким тонким знанием специфики этого издания, с такой щедрой изобретательностью, что номер от номера становился все более строгим, изящным, привлекательным.

В сентябре 2009 года Татьяна Владимировна перенесла тяжелую операцию и вынуждена была отказаться от работы над «Страстным бульваром», но у нее оставалось еще ее любимое детище — журнал «Иные берега», который она придумала от первой до последней страницы и наполнила его своей высокой культурой, своим щедрым и светлым даром. Каждый читатель журнала отмечал его неповторимое художественное содержание, его стиль и изысканность.

Без Татьяны Владимировны очень трудно представить себе нашу работу, она навсегда останется не только в наших сердцах, но и на страницах журнала, который Татьяна Загорская делала до последнего дня с любовью и надеждой на то, что впереди у нас общее и большое будущее...

Вечная ей память и наша любовь!

25 декабря 2009

Дорогие друзья!
С наступающим Новым Годом и Рождеством!
Позвольте пожелать вам, мои дорогие коллеги, здоровья и благополучия! Радости, которое всегда приносит вдохновенное творчество!
Мы сильны, потому что мы вместе, потому что наше театральное товарищество основано на вере друг в друга. Давайте никогда не терять этой веры, веры в себя и в свое будущее.
Для всех нас наступающий 2010 год — это год особенный, это год А. П. Чехова. И, как говорила чеховская героиня, мы будем жить, будем много трудиться, и мы будем счастливы в своем служении Театру, нашему прекрасному Союзу.
Будьте счастливы, мои родные, с Новым Годом!
Искренне Ваш, Александр Калягин

***
Праздничный бонус:
Новый год в картинке
Главные проекты-2010 в картинке
Сборник Юбилеи-2010 в формате PDF

27 октября 2008

Дорогие друзья, теперь на нашем сайте опубликованы все номера журнала!
К сожалению, архивные выпуски доступны только в формате PDF. Но мы
надеемся, что этот факт не умалит в ваших глазах ценности самих
текстов. Ссылку на PDF-файл вы найдете в Слове редактора, предваряющем
каждый номер. Приятного и полезного вам чтения!