Мораль в зеленых тонах

Мораль в зеленых тонах
Баку все хорошеет, хотя, по впечатлениям от предпоследнего визита, уже и некуда. Но городу захотелось дополнительно принарядиться и приукраситься для Евровидения. По-прежнему благополучно ощущает себя и Русский Драматический театр им.Самеда Вургуна. Радует бакинцев премьерами, много путешествует, то есть – гастролирует, конечно. Красивое иностранное слово «гастроли» уже стало слегка забываться. Все больше фестивали дают возможность театрального межгородского и межгосударственного общения. Так вот, Министерство культуры Азербайджана, обладая хорошей памятью, не только не забывает это слово, а еще и делает дело, позволяя Театру приезжать в Москву, Санкт-Петербург, Ярославль, Саранск, другие российские города и даже Грузию. И строить еще много планов и разрабатывать новые маршруты.
Театр любим и уважаем в стране, так как является не только важнейшим носителем русского языка (также любимого), но и, несомненно, неотъемлемой частью азербайджанской культуры. Репертуар его весьма разнообразен, исходя из «разновкусия» публики в большом городе. Для любителей серьезной классики: «Чайка», «Братья Карамазовы», «Федра», здесь же - «Хозяйка гостиницы (Мирандолина)», «Жаворонок» Ануя, не обошлось без вездесущего «Женатого таксиста» Куни. Ставится национальная драматургия. Совсем недавно в Москве на прекрасной площадке театра Et Cetera был показан новый спектакль «Мусье Жордан…». Последнюю (на день написания статьи) премьеру посчастливилось увидеть на родной сцене, захватив еще пару дней на любование дневными и ночными красотами дивного города. Главный режиссер театра Александр Шаровский в качестве режиссера-постановщика обратился к пьесе современного и весьма востребованного драматурга Эрика-Эммануэля Шмитта «Распутник».
Материал для популярнейшего и любимейшего артиста Фуада Поладова искали долго. Так случилось, что за большую творческую жизнь Фуад переиграл множество интересных ролей – писателей, докторов, начальников всех мастей, деятелей гражданских и военных, даже дьявола в разных версиях, а героя-любовника-интеллектуала – не пришлось. (Впрочем, это его версия. По мне – его Бунин в спектакле по пьесе Рустама Ибрагимбекова «Последний поединок Ивана Бунина» включал в себя все перечисленное и даже сверх того.) Завлит с постановщиком перебрали множество вариантов образов Донов Жуанов и Казанов, но остановились на персонаже по имени Дени Дидро, вошедшим в историю отнюдь не распутством. Видимо, здесь и начался Большой Театральный обман. Потому что название «Распутник» носит абсолютно целомудренный спектакль.
Что по первой аналогии сопутствует распутству? Разумеется, ложе. Вот оно - на авансцене – круглое (чтоб со всех сторон подойти), пушистое и зовущее. Но почему-то не пурпурное или алое, а нежно-зеленое, как молодая травка. Интерьер украшают такие же зеленые гигантские шахматные фигуры, напоминающие, что, кроме распутства, герой не чужд других интересов.
Итак, уже при жизни великий философ Дидро гостит в имении у своей приятельницы, прихватив с собой на всякий случай бесценную коллекцию живописи. Наличие коллекции необходимо для детективной линии сюжета. На всякий случай и такая имеется, хотя практически не работает. Поладов на сцене бессменно, а первой из вереницы блистательных дам является Наталья Шаровская в роли художницы-авантюристки Анны-Доротеи Тербуш. Почему-то я сразу догадалась, что никакая она не художница. Подозрительно хороша собой, игрива и умна. Блестящий диалог философа и художницы, многозначительный и острый, безусловно, удался авторам. Но до распутства не дошло. И не дойдет, хотя зритель до конца будет надеяться. Вспомнилось, кстати, название (лишь название) пьесы Анатолия Крыма «Завещание целомудренного бабника», не так завлекательно как «Распутник», но тоже манко. И вправду, поистине львиной смелостью должен обладать драматург, чтобы назвать пьесу, например, «Иванов». Кто ж на нее пойдет?
Продолжим. Начинают появляться другие персонажи: жена Дидро Антуанетта (Лала Рустамова), дочь Дидро Анжелика (Милана Мардаханова) и мадемуазель Гольбах (Мария Дубовицкая). Есть еще мужской персонаж – секретарь Баронне (Олег Амирбеков), его функция, скажем так, информационно-сводно-разводная. Например, он систематически напоминает философу о необходимости сдать вовремя в типографию статью о морали. Буквально, как часы с кукушкой – осталось три часа, остался час, три четверти часа. Писать статью решительно некогда. Когда многообещающий диалог нарушает появление жены, художница скрывается в кулису, как раз туда, где хранится бесценная коллекция. (Надо отметить, что все актрисы, участвующие в спектакле, приятно темпераментны, профессионально органичны и очень, ну, просто очень красивы.) Разговор с женой, на мой взгляд, драматургически несколько странен. Вернее странно, что остается без последствий. Она сетует на бесконечные измены мужа, которых он вовсе не отрицает. (Надо сказать, господин Дидро на протяжении всего спектакля остается в состоянии перманентного довольства. Ему решительно все нравится. Как нравится артисту роль.) Поговорив об огорчающих ее изменах и слегка пообнимавшись с супругом на изумрудном ложе, Антуанетта удаляется, более чем прозрачно намекнув о возможности измены с ее стороны. По законам любого жанра подобный намек должен был бы, если не лишить покоя и сна, то хотя бы заинтересовать супруга. Но распутнику-философу не до этого: то возвращается игривая художница, то возникает еще более игривая мадемуазель Гольбах, то дочка с неразрешимыми проблемами и постоянно Баронне разрушает запрограммированный на зелени интим. А ведь еще надо отходить к конторке в правой кулисе и зачитывать отрывки из пишущейся статьи о морали, что, кажется, доставляет Дидро не меньшее удовольствие, чем соприкосновение с дивной красоты женскими ножками, плечами и талиями. Но разрази меня театральный гром, если услышала и тем более запомнила хоть что-то из этих «моралитэ». Вспомнилась телега Козьмы Пруткова, в которую было «впрячь не можно коня и трепетную лань». Легконогая лань комедии положений увлекла за собой спектакль, оставив на месте неторопливого коня философии.
Спектакль красив – доказано, что зеленый цвет не просто приятен, но и полезен – не зря все население некой сказочной страны ходило в зеленых очках. Спасибо Ольге Аббасовой за прекрасные, к месту очень элегантно снимающиеся, костюмы. Слух ласкала отлично подобранная музыка Моцарта, Баха, Вивальди. Мы не скучали, мы любовались великолепными актерскими работами, мы смеялись.
К финалу, когда была потеряна надежда стать свидетелем хоть крошечного распутства, вдруг неожиданно возникла щемящая нота Настоящей любви. Разоблаченная в попытке похищения картин, Анна-Доротея Тербуш, прожженная аферистка, внезапно оказалась беззащитно влюбленной женщиной. Неужели настоящие слезы Натальи Шаровской не тронут философское сердце? Нет, в конечном итоге этот псевдораспутник любит только себя. Жанр спектакля определен как «Love story».
А ведь это совсем не то же самое, что «История любви»...       

Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская