Внезапно смертен... Крещенская трагедия на Французском бульваре

Внезапно смертен... Крещенская трагедия на Французском бульваре
19 января этого года в Одессе произошла трагедия, эхо которой аукнулось в сердцах тысяч одесситов, связанных с русским языком и русской культурой.
В светлый православный праздник Святого Крещения и Богоявления ушел из жизни профессор филологического факультета Одесского Национального Университета имени И. И. Мечникова, многолетний бессменный заведующий кафедрой русского языка ДМИТРИЙ СЕМЕНОВИЧ ИЩЕНКО, двумя месяцами ранее отметивший свой 80-летний юбилей.
«Да, человек смертен, но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус…»
Булгаковская цитата, давшая название этому материалу, отзывается в случившемся событии с пугающей точностью. Ибо уход профессора Ищенко охарактеризовала шокирующая, непостижимая, поистине чудовищная ВНЕЗАПНОСТЬ. Почтенный пожилой профессор, человек энциклопедических знаний, обаятельный и остроумный собеседник, любимый преподаватель нескольких десятков поколений выпускников университета, убежденный приверженец православной веры — покончил жизнь самоубийством — прямо на своем рабочем месте, в один из самых светлых христианских праздников…
Могли ли мы, птенцы гнезда филфака, ученики Дмитрия Семеновича, представить себе в этой жизни что-то более внезапное, нежели эта страшная новость?
 
Из хроники одесских происшествий за субботу, 19 января 2013 года.
Около 15-00, из окна кабинета кафедры русского языка, расположенной на 4 этаже здания Одесского Национального университета имени Мечникова по адресу Французский бульвар, 24/26 выпал человек. Подбежавшие на место происшествия люди сразу же опознали выпавшего – им оказался 80-летний преподаватель университета, профессор Дмитрий Ищенко. Очевидцы происшествия утверждают, что сразу после падения профессор был еще жив и находился в сознании, на взволнованные вопросы присутствующих о причине случившегося он смог ответить, что просто пытался закрыть окно кабинета, оступился и выпал. К месту происшествия была вызвана машина «скорой помощи», которая доставила пострадавшего в военный госпиталь, где через несколько часов он скончался.
Предсмертные слова профессора позволили бы классифицировать данное происшествие как несчастный случай, если бы не одно обстоятельство: в кабинете, из окна которого выпал Дмитрий Ищенко была обнаружена предсмертная записка. Точный текст записки руководством университета и представителями правоохранительных органов не разглашается. Шевченковским райотделом МВД Украины возбуждено дело по части 1-й статьи 120-й Уголовного Кодекса Украины (доведение до самоубийства).
 
Гибель профессора Ищенко буквально взорвала одесские информационные порталы и виртуальные социальные сети. Параллельно с официальным ходом следствия десятки «посвященных» дают безапелляционные комментарии, беря на себя смелость называть «точные причины» поступка профессора. Естественным и неизбежным следствием случившегося является поиск виноватых, в числе которых, в первую очередь, называют представителей руководства университета. Кто-то выдвигает версию о возрастных изменениях в психическом сознании профессора, кто-то – о неизлечимой болезни, испугавшей пожилого, но весьма бодрого для своих лет мужчину. Кто-то обвиняет в случившемся «ужасное молодое поколение»: якобы Ищенко не смог пережить общего падения уровня грамотности и отсутствия заинтересованности в изучении русского языка у сегодняшних студентов...
Действительно, имевшие место факты и совершенно безосновательные предположения, логично обоснованные версии и злобные словесные истерики, сведение личных счетов и просто досужее пустословие – увы, — но все это неизбежно в данной ситуации.
Из официального обращения к общественности по поводу случившегося ректора ОНУ имени Мечникова Игоря Коваля:
«Дмитрий Семенович был настоящим университетчиком, выдающимся лингвистом… Одесский университет ценил и уважал его как высокопрофессионального ученого, отдавшего много сил развитию филологического факультета и обучению студентов русскому языку.
В ноябре-начале декабря прошлого года мы отмечали 80-летие Дмитрия Семеновича. В связи с этой датой был издан сборник материалов, посвященных деятельности выдающегося лингвиста, в его честь была организована тематическая конференция, где отмечались заслуги ученого перед наукой и университетом.
Учитывая роль и заслуги Дмитрия Семеновича перед ОНУ, в 2011 году Дмитрий Семенович был включен в список тех, кто в первую очередь должен был получить государственную жилплощадь. Совместным решением администрации и профкома университета от 23 декабря 2011 года Дмитрию Семеновичу была выделена квартира. Дмитрий Семенович сам выбрал место, где будет его квартира — третий этаж нового дома на Французском бульваре. Кстати, в том же доме получили жилплощадь еще 45 семей преподавателей университета. В декабре 2012 года ученый и его жена, Галина Николаевна, оформили прописку в новой квартире.
Все вышеперечисленное убеждает в мысли, что обстоятельства субботних событий носят глубоко личный характер. Те, кто желает говорить об этом, должны пропустить через себя эту ситуацию, должны быть максимально корректными, максимально взвешенными. Надо проявить такт, участие по отношению к членам его семьи…»
 
Момент написания этого материала и выход в свет номера журнала, в котором Вы сейчас его читаете, разделяет довольно значительный промежуток времени. Возможно, официальное следствие будет закончено быстро, возможно, к этому времени уже будут обнародованы неопровержимые доказательства истинной причины, заставившей пожилого ученого сделать свой последний шаг в окно. А возможно, правда никогда не будет раскрыта.
Причина, заставившая меня взяться сейчас за перо, – в принципиально важной для меня ситуации. Важной — и очень простой. Я просто хочу внести свой вклад в копилку памяти об этом выдающемся одессите.
По счастью, мне есть что вспомнить.
* * *
Я имею честь и счастье называть себя учеником профессора Ищенко. Не самым любимым, не самым преданным, не самым выдающимся, — просто учеником.
Я всего лишь один из нескольких десятков тысяч студентов, прошедших перед взором Дмитрия Семеновича Ищенко за его долгую преподавательскую жизнь, один из множества молодых людей, которым посчастливилось слушать его лекции.
Где-то в архиве университета хранится моя зачетная книжка с автографами профессора после оценок по нескольким предметам университетского курса.
Все факты моего личного общения с Дмитрием Семеновичем Ищенко – это сугубо учебные отношения на уровне «преподаватель-студент». По настоящему в этом плане могу гордиться лишь одним фактом – зачеты и экзамены по всем предметам, которые читал у нас на курсе Ищенко, я сдал на «отлично», чем заслужил от него несколько заинтересованных уважительных взглядов.
Говоря об этом, прошу учитывать специфику моего учебного заведения. Традиционно филфак – это «факультет невест», и 80-90 процентов его учеников – девушки. К ним у преподавателей, особенно у мужчин, отношение, по понятным причинам, особое. С парнями-филфаковцами другая история – уж если ты решил посвятить себя этому поприщу – будь любезен, соответствуй ему полностью, не роняй мужскую честь в глазах однокурсниц. Примерно такой преподавательской позиции придерживался Дмитрий Семенович Ищенко. Поэтому на экзаменах спрашивал со всех парней, и в частности с меня, особо.
Но до экзаменов, естественно, были лекции. Лекции профессора Ищенко, без преувеличения, были ярчайшими моментами нашей университетской жизни.
Он не отличался высоким ростом и крупным телосложением, но в филологии был истинным гигантом. Студенты разных поколений называли его «живая энциклопедия» — и это не было красивым словесным оборотом: действительно, на любой наш вопрос Дмитрий Семенович давал мгновенный развернутый ответ – с дословно точными формулировками, точными датами и именами.
Причем его знания не исчерпывались узко-специальным лингвистическим багажом: Дмитрий Семенович прекрасно знал отечественную и зарубежную историю, особенности культуры и быта разных народов, точные статистические факты из разных областей жизни. Он легко и захватывающе проводил интересные параллели лингвистики с математикой и физикой. А иногда разряжал строгую атмосферу учебного процесса какой-нибудь веселой байкой или остроумным анекдотом.
Для его стиля ведения лекций уместно определение: «спокойная артистичность». В жизни мне довелось общаться со многими выдающимися актерами и режиссерами – Дмитрий Семенович был человеком этой же породы. Именно поэтому он был способен «держать аудиторию» от начала до конца любой лекции так, чтобы каждое слово било точно в цель, помогая формированию лингвистических знаний в наших головах.
Когда пришло время выпускных госэкзаменов и защиты дипломов, Дмитрий Семенович стал являться нам не только наяву, в университетских интерьерах, но и в причудливых декорациях наших коротких студенческих снов. Ведь к этому моменту мы воспринимали его прямым вершителем наших судеб – ибо именно он был председателем экзаменационной комиссии. Почти гамлетовская дилемма «Сдать или не сдать?» доводила моих нежных однокурсниц до полуобморочного состояния. Госэкзамен на филфаке – испытание не для слабонервных: на шпаргалки и подсказки уже надеяться нечего, рассчитывать можно лишь на собственные, реально обретенные знания.
Сейчас, по прошествии времени, особенно четко осознаешь, как нам тогда повезло с экзаменатором. Какими-то неуловимыми штрихами – успокаивающими жестами, короткими точными словами, мягким доброжелательным взглядом Дмитрий Семенович помогал нам успокоиться, сосредоточиться и отвечать на выпавшие вопросы с максимально возможной уверенностью.
Отличной оценкой своей дипломной работы я тоже напрямую обязан председателю комиссии, ибо мнения в комиссии по моему поводу разделились: несколько преподавателей настаивали на оценке «хорошо» предъявляя претензии в недостаточной степени научного подхода. Однако решающее слово было за председателем.
Этот момент из тех, которые с фотографической точностью отпечатываются в памяти на всю жизнь: выслушав все мнения комиссии, профессор Ищенко слегка откинулся на спинку стула, в его глазах появились светлые искорки, и, глядя на меня, он произнес:
Дополнительный вопрос: в каком городе Александр Грин впервые увидел море?
Я ожидал разных вопросов, но такой, абсолютно простой и не строго научный вопрос меня удивил и обескуражил. Ибо, каюсь, точного ответа на этот вопрос в тот момент жизни, к моему глубокому стыду, я не знал. Однако светлые искорки в глазах профессора подсказывали мне вариант ответа.
Еще раз каюсь – но голос мой в тот момент предательски дрогнул, и в моем коротком ответе явно была слышна жалобно-вопросительная интонация:
В Одессе?...
Дмитрий Семенович улыбнулся, еще больше откинулся назад, и, глядя мне прямо в глаза, процитировал по памяти:
«Уже потрясенный, взволнованный зрелищем большого портового города, его ослепительно-знойными улицами, обсаженными акациями, я торопливо собрался идти — увидеть, наконец, море... Я вышел на Театральную площадь, обогнул театр и, пораженный, остановился: внизу слева и справа гудел полуденный порт. Дым, паруса, корабли, поезда, пароходы, мачты, синий рейд — все было там...»
И, практически без паузы, продолжил гриновскую цитату вердиктом, обращенным к коллегам по комиссии:
Считаю, что Ющенко заслуживает оценки «отлично».
 
* * *
Университет был окончен. Лекции профессора Ищенко для меня остались в прошлом – они стали настоящим нового поколения студентов, а меня захлестнула совсем другая, театральная жизнь.
Но – «причудливо тасуется колода» — и спустя шесть лет после окончания университета мне снова пришлось защищать свою дипломную работу – но уже совсем в другой, весьма необычной форме – форме театрального спектакля. И имя Дмитрия Семеновича Ищенко, до этого вошедшее в десятки научных монографий и статей, впервые, совершенно неожиданно для многих, и в первую очередь, для него самого, появилось в театральной программке.
Чтобы пояснить этот факт читателю, для начала позволю себе коротко изложить суть моих университетских изысканий, вылившихся в итоге в режиссерскую идею постановки по Булгакову.
В процессе учебы, когда пришло время определяться со специализацией, я выбрал кафедру теории литературы, а предметом начального исследования — сравнительный анализ двух художественных произведений – пьесы испанского драматурга Алехандро Касоны «Деревья умирают стоя» и знаменитой повести Александра Грина «Алые паруса». Я рассказал своему научному руководителю – доценту Елене Ивановне Розановой о поразившем меня факте освещения в разных аспектах русским и и испанским авторами одной и той же темы – «чудо, сделанное своими руками». Елена Ивановна заинтересовалась моими, изначально достаточно сумбурными мыслями и помогла сформулировать тему работы: «Проблема чуда в художественной литературе». В дальнейшем она посоветовала мне обратить внимание на разработку этой темы в творчестве Евгения Шварца и Михаила Булгакова.
Так в моей работе возникла глава, посвященная «Мастеру и Маргарите». Позволю себе привести небольшую цитату из нее:
 
«Имейте в виду, что Иисус существовал», — говорит Воланд Бездомному и Берлиозу, а Булгаков – своим читателям. С Иисусом Христом связана самая известная в истории человечества ситуация ЧУДА – воскрешение из мертвых и вознесение на небо. Отталкиваясь от этой ситуации, Булгаков создает свой главный роман о ЧУДЕ. Заметим, отталкиваясь от ситуации главного ЧУДА священной истории, писатель НЕ ВКЛЮЧАЕТ ее в повествование. Главная идея романа Мастера о Христе заключается в допущении возможности ИЗБЕЖАНИЯ этой ситуации. Другими словами, в «Евангелии от Мастера» до читателя последовательно и четко доводится мысль, что сверхъестественное ЧУДО божественного воскрешения Иисуса просто не понадобилось бы, если бы осуществилось естественное ЧУДО помилования Иисуса Пилатом.
Совпадение идеала с реальностью есть чудо. Чудо должен вершить человек. Булгаковский Пилат, подобно гриновскому Грэю, способен совершить «чудо своими руками» — подписать помилование Иешуа. Но он не делает этого. И тогда, когда человек отказывается вершить чудо, за него это делает сверхъестественная сила. Так в свете исследуемой проблемы можно сформулировать главную идею «закатного» романа Булгакова.
 
В 2010 году директор Одесского русского театра Александр Евгеньевич Копайгора доверил мне, завлиту театра, дополнительную творческую работу – организацию театрализованных читок литературных произведений. Эти читки проходили после окончания основного спектакля в специально оформленном и преобразованном для такого случая зрительском фойе — для самых горячих поклонников нашего театра. Мероприятие получило название «Театральный салон» и вызвало интерес в кругах театралов. Таким образом, актеры прочитали зрителям классический «Гамбринус» Александра Куприна и современные магические новеллы нашего автора Елены Савранской.
Третьим на очереди был Михаил Афанасьевич Булгаков – специально для салона я сделал инсценировку избранных страниц «Мастера и Маргариты». Однако в процессе первых же репетиций привлеченные мной актеры буквально взмолились:
Такой материал жалко просто читать с листа – это же Булгаков! Может, попробуем сделать хоть маленький, но полноценный спектакль?
Так возник наш маленький внутренний заговор. Еще не ставя в известность директора театра о нашем замысле, на свой страх и риск, мы начали репетировать булгаковские сцены по всем правилам, которые «не читки требуют с актера, а полной гибели всерьез». Актеры Сергей Юрков, Ольга Кондратьева, Елена Ященко, Сергей Поляков Андрей Шляхов и Владимир Лилицкий работали бескорыстно и увлеченно, в свободное от основной занятости в театре время, иногда, в буквальном смысле – ночами. Функции постановщика на себя взял я, в плане основной идеи вооружившись приведенными выше тезисами своей университетской дипломной работы. А оригинальную музыку к спектаклю написал мой товарищ, музыкант и композитор, тоже выпускник филфака ОНУ Карэн Котинян.
И – чудо произошло! Наши «партизанские» действия были в итоге одобрены директром театра, и премьера нашего «маленького спектакля по великому роману» под названием «Спасенные страницы «Мастера и Маргариты»» состоялась – сначала в камерном варианте, на импровизированной сцене в фойе театра.
 
Из рецензии на спектакль одесского журналиста Лилии Штекель (сайт Одесса-Дейли):
Итак, «в час небывало жаркого заката» зрители собрались в фойе 2-го этажа театра. Нас было очень много, мы не умещались на банкетках, хотелось просто присесть на пол в проходе, но там пристраивались операторы, да и проходы нельзя было занимать. «Раз, два… Меркурий во втором доме… луна ушла… шесть – несчастье… вечер – семь…» Все-таки булгаковская речь обладает определенным магнетизмом. Слова, произнесенные в маленьком пространстве перед зрителями, превращались в электрическую дугу. Работа актеров  очень порадовала. Умная игра, изящная  игра. Великолепное чувство стиля. Булгаковский текст доставляет этим актерам интеллектуальное удовольствие, и зрители заражаются этим удовольствием. Маргарита в исполнении Ольги Кондратьевой поразила новыми интонациями, находками в характере. Сергей Поляков играл Мастера и Иешуа так, что порой становилось жутко от точности попадания в интонацию романа, и его персонажи точно знают, чем все закончится. Сергей Юрков был и Понтием Пилатом, и Воландом, характеры разные, сложные, Воланд был выразительнее, но характерный Пилат был часто очень неожиданным. Андрей Шляхов сыграл Берлиоза, Марка Крысобоя и Азазелло. Гротескные герои Шляхову вообще очень удаются, демоничный и смешной одновременно Азазелло не снизил накала сцены. Владимир Лилицкий был Иваном Бездомным и Левием Матвеем, очень запоминающиеся получились персонажи, четкие, лаконичные и при этом очень живые.
После этого, столь радостного для нас успеха, директор театра посчитал возможным перенести спектакль на основную сцену, озвучив его как «экспериментальный проект» и дав нам в помощь опытного сценографа, главного художника театра Григория Фаера.
И когда возник вопрос о выходе программки спектакля – идея родилась совершенно естественно, поразив нас, создателей спектакля, бывших выпускников филфака «как поражает молния, как поражает финский нож». Мы решили официально посвятить свой спектакль родному факультету, нашим Учителям, отразив этот факт в программке.
Формулируя это принципиальное для нас посвящение, я и мои друзья-соучастники Александра и Карэн Котинян подразумевали всех, без исключения, педагогов и работников факультета. Но все же — пять конкретных имен мы посчитали необходимым выделить отдельной строкой.
Конечно же, в этой пятерке был искренне любимый и горячо уважаемый нами Преподаватель с большой буквы, профессор Дмитрий Семенович Ищенко.
 
* * *
Крещенская трагедия в университете случилась спустя почти три года после премьеры. К этому времени наш экспериментальный спектакль уже успел сойти со сцены, с честью продержавшись в репертуаре два театральных сезона и оставив теплую память в сердцах всех его участников и многих одесских поклонников таланта Михаила Афанасьевича Булгакова.
Спектакль вошел в официальную летопись истории филологического факультета Одесского Национального университета – в изданной университетом в 2012 году юбилейной книге ему посвящена целая страница.
Увы, случившееся страшное событие невольно вызывает в памяти цитаты из булгаковского романа, звучавшие в нашей постановке.
Первая из этих цитат уже вынесена мной в заглавие данной статьи. Вторая – знаменитый пассаж: «Обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их» в связи со случившейся трагедией сейчас активно цитируют во всех социальных сетях. Дело в том, что одной из активно обсуждаемых версий причин гибели Дмитрия Семеновича Ищенко является именно «квартирный вопрос»:
 
Из статьи Бориса Штейнберга (Одесская газета «Порто-Франко»):
Высказывалась версия, что причиной самоубийства могли стать тяжелые жилищные условия. В этом плане, однако, далеко не все однозначно. Тем не менее, профессор ютился в общежитии. Пару раз ему не предоставляли обещанное университетское жилье. Но в конце 2012 года квартира — служебная — была получена. Однако нынешние реалии таковы, что дома сдаются в каком-то странном виде, а привести квартиру в пригодное для жизни состояние Дмитрию Семеновичу очевидно по финансовым мотивам было очень трудно.
 
Повторюсь – на сегодняшний день ни одна из версий трагедии не кажется мне до конца убедительной. Считаю неправомерным и непорядочным муссировать тему трагедии в аспекте поиска виноватых до официального оглашения результатов следствия.
К тому же, увы, какими бы не были эти результаты – они не воскресят моего Учителя, принявшего осознанное решение покинуть этот мир столь внезапным и страшным образом.
Не стану вновь озвучивать прописные истины о грехе самоубийства, известные каждому православному христианину. Но все же позволю себе робко высказать крамольную мысль: и сам Иисус в какой то степени был самоубийцей, ибо шел на Голгофу осознанно, заранее зная результат… Поэтому искренне надеюсь, что у Дмитрия Семеновича все же есть шанс встретиться с Ним там, на небесах, и на то, что мой педагог все же заслужил свет....
А если все же нет – тогда напомню всем еще одну, последнюю в контексте данной темы короткую цитату из великого романа: «Он не заслужил света, он заслужил покой»
Филолог от Бога Дмитрий Ищенко заслужил вечный покой.
И вечную светлую память десятков тысяч своих учеников-филологов.
Покойтесь с миром, дорогой Учитель.
 
 

Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская
24 октября 2012

Дорогие друзья!

Приносим свои извинения в связи с задержкой публикаций на сайте в связи с техническим сбоем.

Мы делаем всё возможное!

15 марта 2010

15 марта пришла весть горькая и страшная — не стало Татьяны Владимировны Загорской, изумительного художника-дизайнера, отличавшегося безукоризненным вкусом, любовью к своему делу, высоким профессионализмом.

На протяжении долгих лет Татьяна Владимировна делала журнал «Страстной бульвар, 10» и делала его с таким пониманием, с таким тонким знанием специфики этого издания, с такой щедрой изобретательностью, что номер от номера становился все более строгим, изящным, привлекательным.

В сентябре 2009 года Татьяна Владимировна перенесла тяжелую операцию и вынуждена была отказаться от работы над «Страстным бульваром», но у нее оставалось еще ее любимое детище — журнал «Иные берега», который она придумала от первой до последней страницы и наполнила его своей высокой культурой, своим щедрым и светлым даром. Каждый читатель журнала отмечал его неповторимое художественное содержание, его стиль и изысканность.

Без Татьяны Владимировны очень трудно представить себе нашу работу, она навсегда останется не только в наших сердцах, но и на страницах журнала, который Татьяна Загорская делала до последнего дня с любовью и надеждой на то, что впереди у нас общее и большое будущее...

Вечная ей память и наша любовь!

25 декабря 2009

Дорогие друзья!
С наступающим Новым Годом и Рождеством!
Позвольте пожелать вам, мои дорогие коллеги, здоровья и благополучия! Радости, которое всегда приносит вдохновенное творчество!
Мы сильны, потому что мы вместе, потому что наше театральное товарищество основано на вере друг в друга. Давайте никогда не терять этой веры, веры в себя и в свое будущее.
Для всех нас наступающий 2010 год — это год особенный, это год А. П. Чехова. И, как говорила чеховская героиня, мы будем жить, будем много трудиться, и мы будем счастливы в своем служении Театру, нашему прекрасному Союзу.
Будьте счастливы, мои родные, с Новым Годом!
Искренне Ваш, Александр Калягин

***
Праздничный бонус:
Новый год в картинке
Главные проекты-2010 в картинке
Сборник Юбилеи-2010 в формате PDF

27 октября 2008

Дорогие друзья, теперь на нашем сайте опубликованы все номера журнала!
К сожалению, архивные выпуски доступны только в формате PDF. Но мы
надеемся, что этот факт не умалит в ваших глазах ценности самих
текстов. Ссылку на PDF-файл вы найдете в Слове редактора, предваряющем
каждый номер. Приятного и полезного вам чтения!