Память о городе Эмигрантске

Память о городе Эмигрантске

 

А может, лучшая победа
Над временем и тяготеньем —
Пройти, чтоб не оставить следа,
Пройти, чтоб не оставить тени...
Марина Цветаева

Когда-то Шанхай был знаковым городом в истории восточной ветви Русского Зарубежья, крупным торговым и культурным центром. В 1930-х годах в театрах давали премьеры, открывали художественные выставки, организовывали концерты. А еще возводили православные храмы и учебные заведения и даже всем миром воздвигли памятник А.С. Пушкину к 100-летию со дня смерти поэта. Маятник истории раскачивался, город принимал все новых и новых бывших жителей России (по статистике эмигрантского комитета только за 10 лет — с 1922 по 1932 год — в Шанхае было зарегистрировано почти 16 тысяч человек, а к 1937 году их число достигло 26 — 27 тысяч), радужные периоды в жизни русской колонии сменялись трагическими. Постепенно под натиском Культурной революции в облике Шанхая стирались русские черты, а число россиян к середине 1950-х значительно сократилось. Уезжая, люди были вынуждены оставлять не только обжитые места, но и могилы своих близких. Кладбища зарастали, ухаживать за ними было уже некому, Шанхай же активно строился и разрастался. В 1955 году все консульские учреждения были официально уведомлены китайским правительством о том, что бывшие шанхайцы могут забрать прах своих родственников и перенести на новое место, но лишь немногие сумели это сделать, безвозвратно потеряв памятные места. К середине 1970-х старые кладбища исчезли с лица земли: захоронения «закатали» в асфальт, разбив там парки, надгробные плиты растащили.
Казалось бы, как в цветаевских строчках: не осталось ни следа, ни тени... Но, благодаря поистине счастливому стечению обстоятельств, в свет вышла книга «Некрополь русского Шанхая», в которой буквально по пылинке собрана информация о судьбах русских жителей самого европейского города Поднебесной. Автор Виктория Шаронова посвятила ее россиянам, оставшимся навсегда в шанхайской земле. В предисловии она пишет: «Тысячи безвестных судеб русских людей, не по своей воле покинувших свою Родину в 1920-е годы прошлого века, неизвестны нынешним потомкам. Жаркий Китай принял их и дал короткую передышку перед новой дорогой на чужбину. Но не всем было суждено уехать в новые края».
Виктория Геннадьевна Шаронова — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН РАН), член Ученого Совета Центра изучения России Шанхайского университета иностранных языков. Историей русской эмиграции в Китае в первой половине XX века занимается с 1992 года. Тогда, приехав в Шанхай вместе со своим мужем, который работал в Генконсульстве России в Китае, Виктории Геннадьевне посчастливилось познакомиться с последним русским белым эмигрантом Александром Ивановичем Порошиным. Именно он и пробудил в ней интерес к «городу Эмигрантску».

Прожив в Шанхае более 10 лет (последние пять из них, как супруга генерального консула России), Виктория Шаронова работала в национальных архивах, как исследователь занималась вопросами пребывания русских колоний в Харбине, Даляне, Циндао, Ханькоу, Кулине и др., изучала историю КВЖД. Виктория Геннадьевна тесно сотрудничает с китайскими учеными, и тот факт, что она имеет доверенность профессора Шанхайской Академии общественных наук Ван Чжичэна на совместную публикацию книг в России, говорит о ее серьезной научной репутации. В 2009 году в Шанхае на китайском языке вышла ее книга «История русской эмиграции в Китае» в соавторстве с академиком В.С. Мясниковым и кандидатом искусствоведения Т.А. Лебедевой, весь гонорар от которой был перечислен в китайский онкологический центр (позднее на эти средства провели операции трем китайским женщинам из бедных семей провинции Аньхуэй). В настоящее время готовятся к печати исследования «История русской эмиграции в Восточном Китае в первой половине XX века» (по гранту фонда «Русский мир») и «Художественная культура Русского Шанхая» (по гранту РГНФ).
Однако вышедшая в 2013 году в московском издательстве «Старая Басманная» книга «Некрополь русского Шанхая», презентация которой состоялась в Доме русского зарубежья им. А. Солженицына, стоит в особом ряду. В ней впервые воссоздана максимально полная картина, дающая представление о русском некрополе Шанхая. И работа для этого была проделана поистине колоссальная. Исторический труд создавался в течение семи лет, автором переработан огромный массив ежедневных эмигрантских газет «Слово» и «Шанхайская заря» за период с 1927 по 1943 год, зафиксированы все опубликованные там некрологи, заметки в память об усопших, сообщения о панихидах. Полученная информация о том или ином человеке, нередко достаточно скудная, дополнена сведениями из справочной литературы и архивных собраний. Встречалась Виктория Шаронова и с бывшими шанхайцами и их потомками, которые сегодня живут по всему миру, и это общение во многом помогло разобраться в ситуации, сложившейся в Шанхае в 1920 — 1960-е годы. Истинным везением стала встреча в Сан-Франциско с дочерью смотрителя одного из шанхайских кладбищ, сохранившей записи отца.
Несмотря на строгую научную форму (автор дает краткую историю Шанхая и русской колонии, детальное описание всех кладбищ, входящих в состав международного некрополя Шанхая с приложением карт, схем), книга Виктории Шароновой создает удивительный эффект присутствия. Благодаря ярким штрихам, которыми обрисованы судьбы того или иного человека, газетным публикациям той поры с их характерной стилистикой, уникальным фотографиям из семейных архивов потомков русских шанхайцев и личного архива автора, причем, многие из них опубликованы впервые.
Листаешь эти страницы и словно оказываешься в многоликом и многоголосом Эмигрантске, где сошлись линии жизни боевых офицеров, казаков, юристов, врачей, журналистов, музыкантов, артистов, сестер милосердия, духовенства, крестьян… Кто-то и в эмиграции сумел не потерять себя, у кого-то не хватило сил сопротивляться.
Генерал-лейтенант Михаил Константинович Дитерихс, участник Русско-японской и Великой войн, служил в армии А.В. Колчака, а после отставки из-за разногласий с ним возглавил Военное совещание при главнокомандующем вооруженными силами Российской Восточной окраины атамане Г.М. Семенове. Как сообщала газета «Слово», в эмиграции дом генерала Дитерихса фактически являлся центром русской военной эмиграции в Шанхае. Перу Михаила Константиновича принадлежит книга-исследование «Убийство царской семьи и членов Дома Романовых на Урале». 27 октября 1937 года через газету «Слово» его жена Софья Эмильевна Дитерихс (к слову, основательница Ольгинского приюта для девочек-сирот, лишившихся родителей в годы Гражданской войны) и дочь известили друзей и знакомых о панихиде в двадцатый день кончины М.К. Дитерихса.
Судьба Николая Алексеевича Иванова – дипломата, выпускника факультета Восточных языков Петербургского университета – складывалась удачно: по направлению Министерства иностранных дел служил в российских консульствах в Пекине, Харбине, Кульдже, Ханькоу, в 1919 году стал вице-консулом и консульским судьей в Шанхайском Генеральном консульстве, а после его закрытия возглавил Комитет защиты прав и интересов русских в Шанхае. Но в 1940 году жизнь Николая Алексеевича Иванова оборвалась: прямо на улице его в упор расстреляли китайские террористы. Отпевали Н.А. Иванова в Богородицком соборе, тело предали земле на кладбище Бабблинг велл. Газета «Слово» сообщала: «По окончании заупокойного богослужения Владыка Иоанн указал на заслуги убиенного Николая, как в годы верной беспорочной службы Российскому государству, так и во время изгнания, выполняя не за страх, а за совесть свои тяжелые общественные обязанности». А на кладбище Люкавей упокоился его однофамилец – Емельян Егорович Иванов, выходец из Орловской губернии. Бывший гардемарин Морского Управления во Владивостоке, он служил в армии Колчака, а с 1927 года – в муниципальной полиции Шанхая. В 1940 году, в возрасте 43 лет погиб при исполнении служебных обязанностей.
В Шанхае в 1942 году завершился земной путь Антонины Петровны Тирбах – супруги генерал-майора Станислава Иоанновича Тирбаха, погибшего во время Русско-японской войны, сестры милосердия. Поистине удивительный жизненный путь у этой женщины. В книге приводится ее письмо генералу А.В. фон Шварцу, в котором А.П. Тирбах пишет, что во время Гражданской войны она работала в Карпатах, Буковине и на границе Румынии, была ротным фельдшером, совершила Кубанский поход с Корниловым, была в Донской армии у Деникина. Стремилась попасть к Колчаку, но оказалась в плену у красных, где также пригодились ее медицинские навыки. Она искала своих детей, ходила по деревням, переодевшись крестьянкой, и так добралась до Читы. Там была арестована, подверглась допросам, но смягчающим обстоятельством стала годичная служба в госпитале Красной армии. После освобождения Антонину Петровну Тирбах тайно вывез в Маньчжурию Международный Красный Крест. «…Бездна горя, страданий и геройства, и гибель лучших людей…»
В том же 1942 году в «Шанхайской заре» напечатана заметка под заголовком «Панихида по художнику Я.Л. Лихоносу». Короткий, пронзительный текст: «Эпидемическая болезнь вырвала его из рядов русских эмигрантов, полного сил и вдохновения, творческих предположений. Похороны скончавшегося были исключительно многолюдными – русский Шанхай был искренно опечален утратой талантливого человека». Да, Яков Лукич Лихонос, архитектор, ученик Н. Рериха оставил о себе добрую и зримую память – Кафедральный собор Божией Матери «Споручницы всех грешных» в Шанхае, воплотивший черты разрушенного большевиками Храма Христа Спасителя. Собор возводили очень трудно, в течение 10 лет, собирая по крупицам необходимые средства. Чудом он уцелел во время Культурной революции в Китае, хотя и был поруган (в разное время там размещались фондовая биржа, ночной клуб). В мае прошлого года состоялось событие действительно историческое: святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил божественную Литургию в Кафедральном соборе Божией Матери «Споручницы всех грешных». Это была первая после более чем полувекового перерыва божественная служба и первый за всю историю российско-китайских отношений визит православного Патриарха.
На титуле «Некрополя русского Шанхая» стоит посвящение: памяти Сергея Николаевича Тимирева. Именно с этого человека, прожившего героическую жизнь, Виктория Геннадьевна Шаронова начала работу над своей книгой. Контр-адмирал С.Н. Тимирев прошел Русско-японскую войну, плен, Первую мировую. В 1919 году командовал морскими силами на Дальнем Востоке. В эмиграции жил в Сайгоне, затем в Шанхае. Плавал на разных судах, нередко испытывал нужду, но при этом сохранял достоинство, оставался лидером и стал инициатором создания Союза военнослужащих и Кают-компании в Шанхае. Сергей Николаевич оставил воспоминания о плавании на Императорской яхте «Штандарт», отрывки из которых публиковались в шанхайском журнале «Время» в 1929 году, а его «Воспоминания морского офицера» увидели свет только через тридцать лет в Нью-Йорке, в 1961 году. Сергей Николаевич Тимирев скончался от тяжелой болезни в 1932-м, и все эти последние страшные дни рядом с ним была семья Крашенинниковых. И воспоминания, написанные русским офицером, тоже сохранились благодаря Петру Ивановичу Крашенинникову. Виктория Геннадьевна рассказала, что в краеведческом музее Порт-Артура, а ныне китайского города Люйшунь, готовится большая выставка о русско-японской войне, и отдельная часть экспозиции будет посвящена Сергею Николаевичу Тимиреву.
Что бы ни происходило в нашей жизни, связь времен остается неразрывной. И вышедшая в свет книга Виктории Шароновой еще раз это доказала: на ее презентацию пришли потомки русских шанхайцев, тех, о ком мы читаем на страницах «Некрополя русского Шанхая». В Москве живут внучатые племянницы контр-адмирала Тимирева. Из Красноярска прилетел внук и полный тезка морского офицера, капитана второго ранга, служившего на корабле «Андрей Первозванный», Александра Георгиевича Хрептовича. Вместе с Викторией Геннадьевной он разыскивал в Шанхае дом, где когда-то жила семья Хрептовичей, прошел по улице, по которой в 1933 году двигалась траурная процессия в сторону кладбища Люкавей. Внучка архитектора Лихоноса Татьяна Игоревна тоже живет в Москве. Она рассказала, что вся жизнь их семьи проходила в рассказах о дедушке Якове Лукиче, а сегодня своим детям и внукам она может еще и показать книгу «Некрополь русского Шанхая».
А ведь в этом и есть главная задача, которую ставила перед собой Виктория Геннадьевна Шаронова: сохранить память о том поколении людей, которые любили Россию и мечтали сюда вернуться. Память о городе Эмигрантске.

 

В материале использованы фотографии из книги В.Г.Шароновой "Некрополь русского Шанхая"
 


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская