Американская "Баядерка" Натальи Макаровой в Москве

Американская "Баядерка" Натальи Макаровой в Москве
Знаменитый балет русской императорской сцены «Баядерка», поставленный обрусевшим французом Мариусом Ивановичем Петипа, вновь появился на сцене Музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко. На этот раз в редакции легендарной русской балерины Натальи Макаровой. В 1970-ом году, будучи ведущей солисткой Ленинградского театра оперы и балета, она оказалась в эмиграции. С тех пор балерина работает в Американском театре балета Михаила Барышникова, на сцене которого не только станцевала много блистательных ролей, но и поставила как балетмейстер несколько русских балетов - «Лебединое озеро», «Спящую красавицу», «Жизель» и «Баядерку». Вместе с Натальей Макаровой на московской сцене работала ее постоянная помощница Ольга Евреинова, в прошлом танцовщица, а ныне педагог-репетитор в Ковент Гардене. В главной роли Солора выступил Сергей Полунин, в прошлом солист Лондонского королевского балета, два года назад пополнивший труппу театра Станиславского и Немировича-Данченко. Вот так благодаря «Баядерке» пути из Нью-Йорка и Лондона пересеклись на сцене московского музыкального театра.
 
 
В истории балета найдется не так много советских балерин, которые сумели реализовать себя столь полно и разносторонне, как Наталья Макарова. Гастроли по всему миру принесли ей славу выдающейся исполнительницы классического и современного танца. Такие известные хореографы, как Джордж Баланчин, Джером Роббинс, Серж Лифарь, Ролан Пети считали за честь работать с ней. Специально для Макаровой Аштон поставил балет «Соловей», Бежар – «Мефистофель», Ноймайер – «Эпилог». Этот список можно было бы продолжить. В 1982 году балерина попробовала себя как драматическая актриса в бродвейском мюзикле «На пуантах». За роль танцовщицы Веры Бароновой в этой постановке Наталья Макарова получила множество театральных премий, в том числе Tony и Лоуренса Оливье. А в 1980-ом состоялся ее дебют в роли балетмейстера – «Баядерка» Минкуса. «За выдающийся вклад в американскую и мировую культуру» Наталья Макарова удостоена премии Центра исполнительских искусств имени Кеннеди в Вашингтоне, которую, пожалуй, можно сравнить со званием рыцаря в Великобритании и орденом Почетного легиона во Франции. И кто знает, как сложилась бы судьба этой сильной и успешной женщины, если бы в 1970-ом году, во время гастролей Кировского театра в Лондоне, Наталья не попросила политического убежища в Великобритании. Первая советская балерина, решившаяся на такой шаг. И только в 1988-ом в том же Лондоне «невозвращенка» Макарова вновь вышла на сцену вместе с труппой Кировского театра в «белом акте» «Лебединого озера» в партии Одетты. А год спустя балерина получила визу в Советский Союз. Ее мама впервые смогла увидеть своего к тому времени десятилетнего внука Андрея. И вот через 25 лет еще один важный шаг на творческом пути выдающейся балерины — московская премьера «Баядерки», на которую Наталья Макарова прилетела вместе со своим супругом, бизнесменом Эдвардом Каркаром.
 
 
Прежде чем причалить к берегу московского театра, «Баядерка» Натальи Макаровой обошла ведущие сцены мира. В Москве балетоманы хорошо помнят постановку Большого театра, которую считают эталонной. Редакция Натальи Макаровой по сравнению с первоисточником более камерная, рассчитаная на небольшие европейские сцены. Два первых акта объединены в один, убраны пантомимные и танцевальные номера. Волшебный по красоте акт теней сделан безупречно. И реанимирован последний «забытый» в России акт возмездия небес, в котором рушатся стены древнего города в наказание за предательство Солора.
 
Наталья Романовна, вы ставили «Баядерку» на Украине и сейчас впервые в Москве. Какие чувства вы испытываете?
 
— Я очень волнуюсь. Это моя альма матер. И я представляюсь здесь не как танцовщица, а как хореограф, постановщик, это большая ответственность. Хочется, чтобы российским зрителям понравилась моя постановка. И для меня это очень важно.
 
17 стран поставили вашу редакцию балета «Баядерка» на своих сценах. Что для вас было важным в работе на московской сцене?
 
— Во-первых, одна школа. Мне очень трудно приходилось в Америке, когда я впервые поставила «Баядерку». Артистов надо было учить буквально каким-то азам и объяснять с нуля. В этом смысле здесь проще, здесь больше работа артистическая. Хотя у меня вагановская школа, но истоки те же, одна и та же база. Петербургская и московская школы отличаются какими-то нюансами, которые могут быть нивелированы. Трудно было в том смысле, что мало времени, и все в последний момент — костюмы, декорации. Но меня предупредили: «Не волнуйтесь, все будет». И действительно все готово. Работать с танцовщиками было приятно, они отнеслись к работе с большим пониманием, и я думаю, что они сделали карьерные успехи. Танцовщикам труппы эта работа пригодится на будущее, особенно молодому поколению.
 
Вы сейчас сказали, что вам очень приятно окунуться в традиции русской школы, скажите, как она проросла в контексте мирового балета?
 
— Она была и остается все равно лучшей школой в мире, самой завершенной, самой цельной.
 
Когда вы решили сделать свою редакцию «Баядерки», чем это было продиктовано, какая была необходимость?
 
— У меня было желание своим багажом, который я принесла из России, поделиться с американцами. Поскольку я получила от них много в смысле современного танца, танца модерн, я хотела дать им то, чем я хорошо владею. И они приняли это с радостью, потому что классический балет, академический балет там не был на достаточно высоком уровне. Сейчас ситуация изменилась к лучшему.
 
Какой самый плодотворный период в вашей творческой биографии как танцовщицы и как постановщика вы могли бы отметить?
 
— Это очень разные вещи. Я просто очень довольна, что моя творческая жизнь не закончилась после того, как я перестала танцевать, что все продолжается в постановках. И я довольно востребована, что меня даже удивляет. По-моему, это огромная удача моей жизни.
 
Наталья Романовна, у вас есть внуки?
 
— Нет. Мой сын еще не женат. Он пошел не по моим стопам, он занимается финансами, как его отец.
 
Где состоится ваша постановка в ближайшем времени и какая?
 
— «Баядерка» в Нью-Йорке. Они уже два года повторяют «Баядерку», поэтому все время новые составы и приходится работать с новыми людьми. Только что «Жизель» была поставлена в Стокгольме. В Париже – «Лебединое озеро», которое также взяла и Пекинская труппа.
 
А с каждой постановкой вы что-то меняете или стараетесь сохранить в точности рисунок спектакля?
 
— В нюансах меняю, конечно. Часто это зависит от исполнительницы. Я могу поменять движения рук, головы, еще что-то.
 
Партию Солора в московской премьере исполнил недавний солист английского королевского балета Сергей Полунин, которого московская публика полюбила сразу и навсегда. Два года назад он дал себя уговорить худруку балета театра Станиславского и Немировича-Данченко Игорю Зеленскому. Московская труппа, несомненно, приобрела в лице Сергея бесценный дар. И вот уже третий сезон каждая премьера с участием танцовщика, каждый его ввод в уже идущие спектакли притягивают любителей балета в театр на Большой Дмитровке. И конечно постановка «Баядерки» была лишь делом времени.
 
Сергей, вы ведь уже работали с Натальей Макаровой…
 
— «Баядерка» в постановке Натальи Макаровой — это мой первый балет в Лондоне и вообще первый балет. Я учил его месяцами и поэтому все про него знаю, это мой любимый балет. Мне легко в нем, я чувствую себя очень комфортно. Это не только моя первая сольная партия, но и моя первая роль в кордебалете. И роль Божка я тоже с удовольствием танцевал. Я буквально купаюсь в нем.
 
Наталья Макарова требовательный хореограф?
 
— Да, она требовательная. Но, мне кажется, к танцовщикам она относится с большей любовью, чем к балеринам. К ним она более требовательна, а мне она может показать всего пару движений, в основном она предоставляет мужчине полную свободу.
 
Вы знаете другие версии этого балета или только эту?
 
— Я танцевал редакцию Игоря Зеленского в Новосибирске. На самом деле, они очень похожи, отличаются лишь нюансами. Но фундамент один и тот же. У Макаровой может быть, больше женских танцев, больше актерского начала, которое она взяла от Запада. А у Игоря больше от Мариинской версии, которую он хорошо знает, там больше классического танца, но меньше мимической роли.
 
Перед премьерой травмировался один из исполнителей роли Солора. Вам пришлось его заменять?
 
— Да, это добавляет некоторую нервозность, конечно, потому что репетировал с одними партнерами, а сейчас надо комбинировать. Всего три состава. Сейчас я танцую с Натальей Сомовой, а в другом составе моей партнершей будет Кристина Шапран.
Но я нахожусь в хорошей форме, думаю, что вряд ли когда-нибудь еще буду в такой хорошей форме. Надеюсь, что смогу сделать зрителям подарок.
 
Чем для вас интересна роль Солора?
 
— Роль Солора отличается мужественностью, просто должен быть мужчина на сцене. В остальном не так все сложно, это классический балет. Для классического танцора все довольно просто, но нужно ощущать себя мужчиной, контролировать пространство, быть воином на сцене. Раньше я даже просматривал какие-то гладиаторские фильмы, чтобы помочь себе найти это ощущение. Сейчас я уже чувствую себя свободно в этом образе. Просто не нужно много двигаться по сцене, больше стоять и ощущать себя центром, все крутится вокруг тебя. Ты не должен перебирать ногами, это вокруг тебя все должны бегать. Главное, не суетиться в этой роли.
 
Осуществлять хореографические замыслы Наталье Макаровой неизменно помогает педагог-репетитор Ольга Евреинова. И у нее тоже русские корни.
 
Ольга, вы родились в Праге, а где вы учились балету?
 
— Балету я училась сначала в Москве, а потом в Ленинграде. Потом я опять вернулась в Прагу, а в 68-ом году мы уехали. Хотели в Канаду, а ехали через Вену, потом Париж, оттуда в Канаду, а из Канады я уехала обратно в Европу, сначала в Норвегию, потом в Италию. Я очень много скиталась. Сначала я танцевала, потом бросила, и очень рано начала преподавать. Я всегда к этому стремилась.
 
А когда вы соединили свои творческие усилия с Натальей Макаровой?
 
— Когда я работала в Американском балетном театре у Барышникова. Меня Миша пригласил работать там педагогом-репетитором. Наташа тогда еще танцевала там. И она меня попросила помочь ей сделать постановку «Баядерки» много лет назад. До этого я поставила только третий акт «Спящей красавицы» в Монте-Карло. После этого я уже ставила другие балеты. С Наташей я ставила «Лебединое озеро» и «Баядерку» очень много раз. Но последние лет десять я ставлю балеты и работаю педагогом-репетитором в основном в Ковент Гардене.
 
Как вы находите труппу музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко?
 
— Мне она очень нравится. Я скоро уезжаю и даже думать об этом не хочу. Работа здесь была долгая, я была здесь весь июнь и половину июля. И еще две с половиной недели после перерыва. Мы так сжились с артистами, я их так полюбила.
 
Получается, что вы в Ковент Гардене и с Сергеем Полуниным успели поработать?
 
— Это был его первый балет, он станцевал два утренника, где-то пять лет назад. Это была его первая ответственная партия. Тогда он был просто феномен, потому что у него все от Бога, это известно. Талант огромный. А сейчас он уже более законченный как танцовщик. Он вырос, но я надеюсь, что он еще будет расти, потому что он молодой и у него все впереди, должно быть все впереди.
 
У Королевского балета осталась какая-то обида на Сергея за то, что он решил вернуться в Россию?
 
— Нет. Я думаю, что просто сложилась сложная ситуация с балеринами, точно не могу сказать. Не хочу вникать в эти вещи. Я люблю с людьми работать, помогать им и видеть в них самое лучшее.
 
А как педагог-репетитор вы можете сказать, Сергею полезен этот приезд в Москву?
 
— Не знаю, посмотрим, надеюсь, что да. Что он сможет расти. Нужно, чтобы у человека был свой дом, в смысле артистический, художественный дом. Надеюсь, что этот театр станет для него таким домом. И девочки, которые с ним танцуют, очень хорошие.
 
Это первый ваш приезд в Москву в качестве педагога?
 
— Меня Игорь Зеленский пригласил два года назад сюда давать мастер-классы. А до этого я в Перми ставила «Лебединое озеро» с Наташей. Потом должны были ставить в Питере в Михайловском театре, но по каким-то причинам постановка не состоялась.
 
На ваш взгляд, в чем сложность балета «Баядерка»?
 
— Это самый трудный балет, который можно себе представить. Особенно для кордебалета. Например, акт теней. Его легко выучить, потому что порядок движений почти примитивный. Но за простые вещи трудно спрятаться. Это можно сравнить с музыкой Моцарта. Все прозрачно, все насквозь, и это трудно. И для ведущей солистки в партии Никии это очень трудно, и для кордебалета. Но здесь необходима безупречность, все танцовщицы должны дышать, как одна. Осуществить это технически невероятно сложно, плюс неприятное освещение боковых прожекторов, которые слепят. И весь балет безумно трудный. В России и СССР хорошо знают «Баядерку» и ожидают от этой постановки что-то новое. Балеты не должны быть пыльными, это очень плохо. Хотелось бы, чтобы этот балет задышал новой жизнью.
 

Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская
24 октября 2012

Дорогие друзья!

Приносим свои извинения в связи с задержкой публикаций на сайте в связи с техническим сбоем.

Мы делаем всё возможное!

15 марта 2010

15 марта пришла весть горькая и страшная — не стало Татьяны Владимировны Загорской, изумительного художника-дизайнера, отличавшегося безукоризненным вкусом, любовью к своему делу, высоким профессионализмом.

На протяжении долгих лет Татьяна Владимировна делала журнал «Страстной бульвар, 10» и делала его с таким пониманием, с таким тонким знанием специфики этого издания, с такой щедрой изобретательностью, что номер от номера становился все более строгим, изящным, привлекательным.

В сентябре 2009 года Татьяна Владимировна перенесла тяжелую операцию и вынуждена была отказаться от работы над «Страстным бульваром», но у нее оставалось еще ее любимое детище — журнал «Иные берега», который она придумала от первой до последней страницы и наполнила его своей высокой культурой, своим щедрым и светлым даром. Каждый читатель журнала отмечал его неповторимое художественное содержание, его стиль и изысканность.

Без Татьяны Владимировны очень трудно представить себе нашу работу, она навсегда останется не только в наших сердцах, но и на страницах журнала, который Татьяна Загорская делала до последнего дня с любовью и надеждой на то, что впереди у нас общее и большое будущее...

Вечная ей память и наша любовь!

25 декабря 2009

Дорогие друзья!
С наступающим Новым Годом и Рождеством!
Позвольте пожелать вам, мои дорогие коллеги, здоровья и благополучия! Радости, которое всегда приносит вдохновенное творчество!
Мы сильны, потому что мы вместе, потому что наше театральное товарищество основано на вере друг в друга. Давайте никогда не терять этой веры, веры в себя и в свое будущее.
Для всех нас наступающий 2010 год — это год особенный, это год А. П. Чехова. И, как говорила чеховская героиня, мы будем жить, будем много трудиться, и мы будем счастливы в своем служении Театру, нашему прекрасному Союзу.
Будьте счастливы, мои родные, с Новым Годом!
Искренне Ваш, Александр Калягин

***
Праздничный бонус:
Новый год в картинке
Главные проекты-2010 в картинке
Сборник Юбилеи-2010 в формате PDF

27 октября 2008

Дорогие друзья, теперь на нашем сайте опубликованы все номера журнала!
К сожалению, архивные выпуски доступны только в формате PDF. Но мы
надеемся, что этот факт не умалит в ваших глазах ценности самих
текстов. Ссылку на PDF-файл вы найдете в Слове редактора, предваряющем
каждый номер. Приятного и полезного вам чтения!