Солнце-бубен. Счастливая звезда Кола Бельды, "золотого голоса Севера"

Солнце-бубен. Счастливая звезда Кола Бельды, "золотого голоса Севера"
В древности у нанайцев — коренного малочисленного народа Севера, живущего по берегам Амура, существовал обычай: при рождении ребенку давали «предварительное» имя, часто не слишком привлекательное и даже странное: «лягушонок», «короста на голове», «прошлогодний собачий корм». Делали это для того, чтобы отпугнуть и запутать злых духов, которые могут принести младенцу вред. Позднее, когда ребенок подрастал, он получал другое имя, с которым и шел по жизни.
Кола Бельды – один из самых ярких представителей советской эстрады – родился в 1929 году, когда древние обычаи практически стерлись. Нанайскому мальчику, появившемуся на свет в небольшом амурском селении Муха, дали русское имя Николай. С ним он и начинал певческую карьеру – Николай Иванович Бельды. И только спустя годы, когда певца уже знали в Москве, ведущая концерта Анна Шилова, объявляя его выступление, оговорилась и произнесла – Кола Бельды. И это прозвучало так необычно и звонко, что в итоге превратилось в творческий псевдоним. Новое имя сыграло поистине знаковую роль в его судьбе: о Кола Бельды узнал весь мир, а песня «Увезу тебя я в тундру» стала одним из самых заметных шлягеров.
В прошлом году исполнилось 20 лет с того дня, как артист ушел из жизни, но этот яркий образ время не в силах стереть, его голос все так же зачаровывает силой и неповторимой красотой.
 
Юнга Тихоокеанского флота
 
История жизни Кола Бельды во многом уникальна и напоминает приключенческую повесть. Он так и не узнал точную дату своего рождения: говорили, что родился во время ледохода на Амуре. В официальной биографии Николая Ивановича Бельды обозначено 2 мая 1929 года. В любом случае это произошло весной, когда могучий Амур сбрасывает с себя ледяной панцирь и с шумом гонит огромные глыбы к Охотскому морю. Наверное мощная энергия реки передалась и нанайскому мальчику, который рано стал сиротой, пережил нервное потрясение, вследствие чего стал заикаться, но выжил, пробился и, что самое главное, упрямо шел к своей мечте.
Великая Отечественная война застала его в школе-интернате в Найхине, откуда он решил бежать на фронт. Ну не мог он спокойно решать задачки и писать сочинения, когда вся страна давала отпор фашистам, а здесь, на Дальнем Востоке, существовала реальная угроза военной агрессии со стороны Японии. Весной 1943-го четырнадцатилетний подросток отправился пешком в Хабаровск, чтобы оттуда пробираться в действующую армию. Конечно же, он понимал абсурдность этой ситуации и приписал себе два лишних года, чтобы хоть как-то соответствовать статусу бойца. От Найхина до Хабаровска путь не близкий, и Коля хлебнул сполна голода, холода и даже злых насмешек. Но до хабаровского железнодорожного вокзала добрался и, спрятавшись в ящике для песка под вагоном, приготовился к дальнему путешествию на поля сражений. Здесь его случайно обнаружили моряки, ехавшие на фронт. Обогрели, накормили и взяли с собой.
Так Коля Бельды стал юнгой Тихоокеанского флота. Как и мечталось, война его не обошла: он участвовал в боевых действиях по освобождению Кореи, наравне со своими товарищами рисковал жизнью, за что был награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За победу над Японией» и «За победу над Германией». Уже после окончания войны, продолжая нести службу моториста-дизелиста на минном тральщике, Николай открыл в себе певческий дар. Выступал в самодеятельности, в ансамбле песни и пляски Тихоокеанского флота и даже сумел экстерном закончить музыкальное училище.
Это была первая ступенька к профессиональной карьере певца. Второй стала Саратовская консерватория, куда он отправился поступать, отслужив три года на флоте. На вступительных экзаменах от волнения забыл слова арии, но не растерялся и стал импровизировать на нанайском языке. Приемную комиссию это очень удивило, но хорошие вокальные данные и замечательный юмор, с которым юноша объяснил им свою «вольность», сыграли в его пользу. И снова включилась внутренняя энергия: чтобы заработать себе на жизнь Николай Бельды совмещал учебу в консерватории с работой на станкостроительном заводе, затем в Саратовском драмтеатре. Как ему это удавалось?
В Саратове Николай Бельды получил прекрасное образование, а вот творческая судьба не сложилась. Нелегко пришлось вокалисту с нетрадиционной для средней России внешностью. Это к вопросу о мифе насчет дружественного Советского Союза, где все народы – братья. Какое-то время выпускник консерватории работал в ансамбле песни и пляски Воронежского военного округа, в Калининской филармонии, а потом решил вернуться на Дальний Восток. И родная земля приняла его благосклонно, а, главное, подарила шанс выйти в большое творческое пространство.
Кола Бельды стал солистом Хабаровской краевой филармонии, его лирический тенор обогатил дальневосточную музыкальную палитру: на концертах в Хабаровске и во время гастролей по региону он исполнял арии из опер, неаполитанские песни, произведения советских композиторов. Коллеги помнят, каким он был надежным партнером и другом, готовым прийти на помощь, проявить заботу. И необычайно харизматичной личностью, с легким характером и удивительным чувством юмора. О таких говорят — человек-праздник. Об этом не раз вспоминала заслуженная артистка России Ирина Викторовна Никифорова, ведущая концертов филармонии. Рассказывала и такой забавный эпизод. Муж Ирины Викторовны, Вадим Тимофеевич Никифоров, был директором Хабаровского музыкального училища, и к ним домой «на огонек» нередко заглядывал Николай. Они о многом беседовали, говорили о музыке, о возможности выступать не только в Хабаровском крае, и однажды молодой вокалист признался, что хочет вместо своих «запятых» сделать большие круглые глаза. На что Вадим Тимофеевич возмущенно сказал: «Даже не думай! Уберешь запятые, тебе аплодировать не будут!». В этом, конечно, большая доля юмора. Когда ярко загорелась звезда Кола Бельды, мир рукоплескал ему, прежде всего, за подлинный талант. И за огромное человеческое достоинство, с которым он нес не только культуру своего народа – нанайцев, но и всех северян с их самобытным и древним музыкальным наследием.
 
Человек мира
«Золотой голос Севера», «Заполярный Орфей» – так называли Кола Бельды во Франции, Польше, России. Но свою первую, по-настоящему большую творческую победу он одержал в 1957 году в Москве, куда поехал в составе делегации Хабаровского края для участия в VI Всемирном фестивале молодежи и студентов и стал его лауреатом. Его не обошел стороной благосклонный взгляд министра культуры Екатерины Фурцевой, и эта «высокая» поддержка, конечно же, сыграла свою роль. Но лишь отчасти. Скорее всего, северные боги, испытывавшие до той поры нанайского парня на прочность и убедившиеся в его целеустремленности, распахнули перед ним все двери. С 1959 года и все последующие 30 лет Николай Иванович Бельды был солистом-вокалистом Всероссийского концертно-гастрольного объединения (позднее Москонцерт). В 1960-м новая громкая победа на Всероссийском конкурсе артистов эстрады, в 1972-м выходит в финал Всероссийского фестиваля «Песня года», а в 1973 году – настоящий взрыв: исполнив на главном конкурсе Международного фестиваля песни в Сопоте (Польша) песни «Природа поет» и «Увезу тебя я в тундру», Кола Бельды признан его лауреатом. И вот что особенно важно: он стал первым советским эстрадным певцом, пробившим достаточно прочную «броню» этого престижного конкурса.
По сути, такие победы под силу лишь истинному человеку мира. А ведь именно таким человеком и был Кола Бельды. Неся в себе духовные и культурные корни нанайцев, певец сумел соединить в себе культуры всех северных народов – ульчей, юкагиров, эскимосов, эвенков, эвенов, хантов, манси, долган, чукчей, якутов, саамов…
Тогда же, в 70-х, Кола Бельды начал кропотливую работу по сбору песенного фольклорного материала, записывая его в самых далеких северных уголках от истинных носителей. Позднее, переведенные на русский и обрамленные в эстрадную музыкальную форму, они были записаны на пластинки. В общей сложности выпущено семь виниловых дисков, сделаны многочисленные записи на аудиокассетах, сняты видеоклипы и фильмы о жизни и творчестве человека мира – Кола Бельды. В 1996 году в Японии, уже после его смерти, был подготовлен компакт-диск «Белый остров» с одиннадцатью песнями. Среди них юкагирская «К океану», чукотская «Возвращение домой», эскимосская «Праздник», ульчская «Приветствие», долганская «Чайка», саамская «Белый остров».
Три десятилетия работы Кола Бельды в Москонцерте можно назвать большими гастролями с небольшими передышками. В разные годы артист выступал с инструментальным ансамблем под руководством Т. Асламзяна, Ансамблем электроинструментов Всесоюзного радио и телевидения под руководством В. Мещерина, рок-группой «Айсберг» под руководством Ю. Арсенова, инструментальным ансамблем «Северное сияние» под руководством В. Тараканова, с фольклорной группой «Дуэнтэ», ансамблем «Дальний Восток». С многочисленными концертами Кола Бельды побывал во многих городах страны и за рубежом, побывал в 46 странах мира. Его уникальный по диапазону голос, артистизм, пластика, великолепные костюмы с этническим колоритом и яркая внешность никого не оставляла равнодушным. А в Париже он произвел настоящий фурор!
К слову, Париж, куда Кола Бельды пригласили выступить на празднике газеты «Юманите», певцу понравился. Он даже поделился не то — мечтой, не то — шуткой с Ириной Викторовной Никифоровой: когда состарится, обязательно вернется на Амур, но на лето будет приезжать в какое-нибудь местечко под Парижем.
 
 
Шаманская энергетика
 
В 1960 году Григорий Александров снял комедию «Русский сувенир» с участием таких известных артистов, как Любовь Орлова, Павел Кадочников, Эраст Гарин, Элина Быстрицкая и др. Эпизодическую роль студента-«шамана» сыграл Кола Бельды, и этот образ совсем не случаен. И не только потому, что в творчестве певца была серьезная этническая составляющая, а во время концертов звучали хомус и бубен (один из его альбомов так и называется – «Сказание о солнце-бубне»). Он, прежде всего, сам обладал мощной энергетикой, которая проникала в зрительный зал и, по очень точному выражению лидера группы «Чайф» Владимира Шахрина, буквально «вдавливала» слушателей в кресла (а может, артист и сам был немного шаманом?). Но, что самое главное, это была энергетика радости и полноты жизни.
Чтобы почувствовать это по-настоящему, имеет смысл процитировать Владимира Шахрина (из интервью «Новой газете», 2006 год):
«Группа «Чайф» только появилась на свет. Мы были еще очень молодыми, непримиримыми и бесшабашными панкующими личностями, облаченными в невообразимую по тем временам одежду. Один из нас увидел афишу, гласящую, что сегодня в филармонии состоится концерт Кола Бельды. Нам почему-то стало очень весело при мысли о том, что мы — в заклепках, ремнях, драных джинсах и чудовищных ботинках — припремся на этот эстрадный концерт, думали: «Это будет так круто, это будет такой вызов обществу!». И мы в количестве шести человек отправились на этот концерт. Покупаем билеты — в кассе нам не говорят ни слова. Заходим внутрь и видим абсолютно пустое фойе. Проходим в зрительный зал, садимся и понимаем: кроме нас здесь присутствуют всего 3—4 человека, и эти люди, судя по всему, — работники филармонии. Это странное ощущение: ты пришел бросить вызов обществу, а общества-то и нет, вызов бросать некому.
Раздается третий звонок, и мы понимаем — Кола Бельды все-таки будет работать. Гаснет свет, и на сцене начинается действо. На сцену выходят музыканты с инструментами, которые собираются играть живым звуком, — длинноволосые двухметровые мужики в шкурах и мехах, с фантастическим по тем временам светом, с какими-то этническими бревнами на цепях. И они начинают играть достаточно сложную этническую музыку на джазовой основе. Мы вдруг понимаем, что они мегакруты. Ближе ко второму-третьему номеру на сцене появился сам Кола Бельды и начал петь северные песни шаманского характера. От этого просто вдавливало в кресла. Мы получали колоссальное удовольствие, которое вскоре начали бурно выражать — свистеть, улюлюкать, хлопать. Мы попали поистине на роскошный концерт.
Когда закончилось первое отделение и зажегся свет, Кола Бельды неожиданно заявил: «Нас же немного… Вы не очень устали? Я не хочу уходить на перерыв. Может быть, сразу перейдем ко второму отделению?», на что мы без промедления ответили: «Да! Конечно!». Кола продолжил: «Вы знаете, сегодня здесь собралась замечательная, понимающая публика. Редко бывает, когда люди так хорошо воспринимают музыку. Теперь я буду петь для вас сколько хотите и что угодно!». Мы начали выкрикивать песни из его репертуара, которые знали, и он исполнял их.
В самом конце мы, шесть панков-неформалов, стоя устроили Бельды овацию. Стояли дураки-дураками, в этих ремнях, ботинках, заклепках и аплодировали артисту. С тех пор это лицо с обложки стало для меня очень важным. Больше я ни разу не был на его концертах. Но когда образовался Свердловский рок-клуб и все указывали в графе «любимый исполнитель» — Deep Purple, Led Zeppelin, мы все дружно написали — Кола Бельды. Люди воспринимали это как некую экстравагантность: известные шутники — группа «Чайф». Это так. Но в том, что мы написали, была доля истины. Конечно, для меня, 25-летнего юноши, который слушал и играл рок-музыку, Кола был очень легкой эстрадой. И мы пошли туда, потому что это было совсем не наше. Ворвавшись чужеродным телом в этот зал, мы шли на стопроцентную провокацию. Но Кола Бельды сделал нас — настоящий артист. Он преподал нам хороший урок, я многое понял. Понял, что нельзя судить об артисте, зная только одну-две песни. Понял, что если ты артист и выходишь на сцену, неважно, сколько людей в зале. Ты должен делать шоу и делать его на уровне. А еще — оставаться самим собой всегда гораздо вернее, чем надевать какую-то маску и строить из себя то, чего ты на самом деле не представляешь. Кола Бельды на том концерте был самим собой и повел себя как личность. Эта история запомнилась мне и стала вехой. Я привожу ее в пример себе и молодым музыкантам».
 
В лучах памяти
 
Несколько лет назад на Амуре, в нанайском селе Синда в лучах солнца взмыл в небо Кола Бельды. Памятник, сделанный по проекту хабаровского скульптора Юрия Кукуева, воздвигли спустя почти 20 лет после ухода певца из жизни.
В начале 1990-х российскую эстраду постигли серьезные перемены, ее наводнили странные личности, а концерты напоминали, скорее, шабаши. Как и многие большие артисты, Кола Бельды в эту картину не вписывался. Да и не собирался подстраиваться к новым реалиям. Он снова вернулся на Дальний Восток, теперь уже навсегда. И родная земля вновь одарила – женой Ольгой, дочерью Леной. Это был по-человечески очень счастливый период в судьбе Кола Бельды. Жаль, что очень короткий. В 1993 году артист скоропостижно скончался.
С той поры все ниточки памяти в руках двух любящих женщин – жены и дочери. Ольга Бельды организовала общественный фонд «Кола Бельды», провела конкурс по созданию проекта памятника артисту (жаль, что на его воплощение потребовались долгие годы, и в этом, к сожалению, проявляется наше общее равнодушие). Именно семья Кола Бельды выступает инициатором выставок, посвященных его творчеству, и вечеров памяти. И за это – низкий поклон.
А по Амуру летом на воздушных крыльях «летает» скоростной теплоход под именем «Кола Бельды». Заслуженный артист РСФСР, заслуженный артист Республики Саха (Якутия) и Республики Бурятии, артист, имевший поистине народную любовь, теперь часть дальневосточной реки, о которой спел так много хороших песен.
А сделаешь «клик» в Интернете, и дом наполнит этот удивительный по красоте, неповторимый голос. Он споет о бескрайней тундре, вечной реке и долгой дороге к океану…

Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская
24 октября 2012

Дорогие друзья!

Приносим свои извинения в связи с задержкой публикаций на сайте в связи с техническим сбоем.

Мы делаем всё возможное!

15 марта 2010

15 марта пришла весть горькая и страшная — не стало Татьяны Владимировны Загорской, изумительного художника-дизайнера, отличавшегося безукоризненным вкусом, любовью к своему делу, высоким профессионализмом.

На протяжении долгих лет Татьяна Владимировна делала журнал «Страстной бульвар, 10» и делала его с таким пониманием, с таким тонким знанием специфики этого издания, с такой щедрой изобретательностью, что номер от номера становился все более строгим, изящным, привлекательным.

В сентябре 2009 года Татьяна Владимировна перенесла тяжелую операцию и вынуждена была отказаться от работы над «Страстным бульваром», но у нее оставалось еще ее любимое детище — журнал «Иные берега», который она придумала от первой до последней страницы и наполнила его своей высокой культурой, своим щедрым и светлым даром. Каждый читатель журнала отмечал его неповторимое художественное содержание, его стиль и изысканность.

Без Татьяны Владимировны очень трудно представить себе нашу работу, она навсегда останется не только в наших сердцах, но и на страницах журнала, который Татьяна Загорская делала до последнего дня с любовью и надеждой на то, что впереди у нас общее и большое будущее...

Вечная ей память и наша любовь!

25 декабря 2009

Дорогие друзья!
С наступающим Новым Годом и Рождеством!
Позвольте пожелать вам, мои дорогие коллеги, здоровья и благополучия! Радости, которое всегда приносит вдохновенное творчество!
Мы сильны, потому что мы вместе, потому что наше театральное товарищество основано на вере друг в друга. Давайте никогда не терять этой веры, веры в себя и в свое будущее.
Для всех нас наступающий 2010 год — это год особенный, это год А. П. Чехова. И, как говорила чеховская героиня, мы будем жить, будем много трудиться, и мы будем счастливы в своем служении Театру, нашему прекрасному Союзу.
Будьте счастливы, мои родные, с Новым Годом!
Искренне Ваш, Александр Калягин

***
Праздничный бонус:
Новый год в картинке
Главные проекты-2010 в картинке
Сборник Юбилеи-2010 в формате PDF

27 октября 2008

Дорогие друзья, теперь на нашем сайте опубликованы все номера журнала!
К сожалению, архивные выпуски доступны только в формате PDF. Но мы
надеемся, что этот факт не умалит в ваших глазах ценности самих
текстов. Ссылку на PDF-файл вы найдете в Слове редактора, предваряющем
каждый номер. Приятного и полезного вам чтения!