Депрессивность как тренд

Депрессивность как тренд
Заметки с Открытого фестиваля кино стран СНГ, Латвии, Литвы и Эстонии «Киношок – 2014»
На фестиваль «Киношок» в город Анапу каждый год съезжаются кинематографисты из стран, входивших в былые годы в состав СССР. В 2014 году с «иных берегов» приехали почти все, невзирая на непростую политическую ситуацию. Словом, установившаяся традиция показа самых последних кинодостижений наших бывших соотечественников именно в России не просто сохраняется, но и укрепляется. Несколько лет назад от организаторов этого кинофорума приходилось слышать, что пора менять и его содержание, и название, мол, хватит уже шокировать публику! Тем не менее, в нынешнем году «шоковая кинотерапия» достигла своего апогея. Хотя открылся фестиваль крепким, вполне «народным» и благопристойным фильмом Веры Сторожевой «9 дней и одно утро». Не скажу, что фильм в целом вызвал восхищение, но история, рассказанная в нем, достаточно необычна: с французских берегов в провинциальный российский город приезжает девушка, ставшая в чужой стране фотомоделью, и обнаруживает, что у нее на родине есть сестра. В этой милой картине порадовали некоторые актеры, прежде всего, прекрасный интернациональный артистический дуэт Светланы Тома и Сергея Пускепалиса в ролях второго плана. Но все же основная тенденция развития современного кинематографа бывших республик Советского Союза, судя по фестивальным показам, может быть сформулирована именно так, как озаглавлена эта заметка. Попробую подтвердить это несколькими примерами.
Украина представила в Анапе два конкурсных фильма. В одном из них, который называется «Братья. Последняя исповедь» (режиссер и автор сценария Виктория Трофименко), главными героями являются два престарелых враждующих между собой брата, живущих по соседству друг с другом в грязи и нищете. Враждуют они уже 40 лет, но не только не желают идти на мировую, но продолжают ненавидеть друг друга, смысл их жизни — в противоборстве: кто дольше проживет и не потешит второго своей смертью. Братья даже собираются строить ров между своими домами. (Как не вспомнить в связи с этим нынешнюю политическую ситуацию и планы по строительству пресловутой стены между Россией и Украиной!) Во второй украинской картине «Племя» режиссера Мирослава Слабошпицкого повествуется о тайной и страшной жизни молодых людей, обитающих в интернате для глухонемых, занимающихся грабежами, торговлей наркотиками и проституцией. В фильме не произносится ни одного слова, время от времени раздаются лишь приглушенные звуки, шорохи, вздохи, вскрики, etc.
Триллер-мелодрама «Я не вернусь» снята эстонским режиссером Ильмаром Раагом в жанре «роуд-муви» с участием кинематографистов пяти стран, в том числе, России. Картина повествует об удивительных и порой неправдоподобных приключениях юной особы, ложно обвиненной в преступлении и скрывающейся от правоохранительных органов. С этой целью она (будучи, кстати, аспиранткой вуза) прикидывается несовершеннолетней беспризорницей, попадает в приют, но убегает оттуда вместе увязывающейся за ней девочкой-подростком. На протяжении 109 минут экранного времени героини путешествуют по бесконечной российской автотрассе, держа курс на далекую спасительную деревню, в которой обитает бабушка девочки. Между тем, девочка по дороге умирает и до бабушки не доезжает. Но последняя все же обретает «внучку»: ею решает стать несовершеннолетняя аспирантка. Картина была оценена зрителями по-разному: одни утирали слезы умиления, другие недоумевали, обнаружив в фильме сюжетные нестыковки и алогичности, а порой — отсутствие элементарного здравого смысла. Автор этих строк оказался во второй группе. Не убедил меня и ответ режиссера на критику в адрес фильма. Он заявил, что его вовсе не волнуют правдоподобие и бытовые детали, ибо он снимал не реалистическую картину, а поэтическую притчу. Но, как мне показалось, ни притчей, ни, тем более, поэзией здесь и «не пахло»…
На фильме армянских режиссеров Арега Азатяна и Шогин Тадевосян «Романтики» состояние депрессии возросло в несколько раз. Хотя поначалу зрелище не предвещало ничего подобного. Несколько молодых людей решают отправиться на дачу одного из друзей, чтобы вспомнить былые годы, когда они вместе играли в музыкальной группе. Приехав на дачу, армянские юноши устраивают попойку, жутко ругаются, извиваются в непотребных плясках, словом, ведут себя как свиньи. В конце концов, они заживо закапывают в землю почувствовавшего себя плохо приятеля.
Однажды один поэт написал о «чувствах добрых», которые он пробуждал своей лирой. «Лира» авторов «Романтиков» не пробудила в моей душе не только доброго чувства, но даже мало-мальски значительной мысли. Кому-то эта картина, наверное, показалась остросоциальной, обнажающей нравы современной армянской молодежи, но у меня в памяти осталась лишь невнятная история, изложенная примитивным, дилетантским киноязыком.
Картина из Кыргызстана «Переезд» режиссера Марата Сарулу вначале погружает зрителя в безмятежный мир простых людей — деда и внучки, живущих на берегу дивной горной реки, превосходно снятой оператором Борисом Трошевым. Этот мир внезапно меняется, когда старик по требованию дочери продает свое небогатое жилье и переезжает к ней в Бишкек. У неприкаянной дочери отнимают жилье за долги, и начинается унылое, беспросветное, почти бессловесное, длинное и невнятное киноповествование о ее мытарствах в поисках лучшей жизни. Причем сняты эти «хождения по мукам» в унылой цветовой гамме и так неимоверно длинно и нудно, что иногда возникала иллюзия замедленной киносъемки. Между тем, режиссер на пресс-конференции уверенно заявил, что снимать этот фильм надо было только так, а не иначе и что он «изнасиловал бы себя», если бы сократил хотя бы один кадр. Мою реплику о том, что он при этом изнасиловал зрителя, он оставил без комментария.
Казахский фильм «Хозяева» режиссера Адильхана Ержанова тоже посвящен мытарствам. На этот раз – трех молодых людей: 25-летнего казахского парня по имени Джон, его младшего брата и сестры. Семья, уехав из Алма-Аты, ищет лучшей доли в селе и приезжает в дом, ранее принадлежавший их матери. Но, как выясняется, в доме уже проживает брат главы местной администрации, похожий на «пахана» провинциальной ОПГ. Начинается настоящая локальная война. Бытовой сюжет, однако, не мешает авторам внедрить в свое повествование элементы черного юмора и даже абсурдизма. Выясняя отношения, противоборствующие стороны вдруг напяливают на себя какие-то нелепые колпаки и начинают отплясывать столь же нелепые танцы. В конце концов, герои и их противники либо умирают от тяжелых болезней, либо погибают под пулями друг друга. «Короче, все умерли», — как говорил герой Александра Абдулова в фильме «Формула любви».
Не очень веселыми оказались и фильмы, представляющие в конкурсной программе российский кинематограф. В уже заслужившем главную награду на фестивале в Выборге черно-белом фильме «Сын» режиссера, сценариста и продюсера Арсения Гончукова главный герой пребывает в состоянии потрясения после смерти матери. Находясь на грани помешательства, он в прострации слоняется по мрачному серому городу и, в конце концов, встретившись со своим отцом, который много лет назад бросил семью, убивает его... В своеобразном, пронзительном фильме Александра Котта «Испытание», получившем в 2014 году Гран-при на «Кинотавре», как и в украинском фильме «Племя», не произносится ни слова. Слышны только отдельные звуки: завывание ветра в казахстанской степи, шум дождя, тарахтение мотора машины и т.д. А в финале – адский грохот взрыва водородной бомбы на полигоне в Семипалатинске во время испытаний в 1953 году. Взрыва, уничтожившего все живое вокруг, в том числе, героев фильма.
Практически обходятся без слов и герои грузинского фильма режиссера Георгия Овашвили «Кукурузный остров», который тоже особого оптимизма не вызывает. Весенний разлив реки Ингури «намывает» маленький островок, на котором пожилой крестьянин и его внучка строят небольшой дом и решают посадить кукурузу. Так и живут они посредине реки, возделывая свой клочок земли. Кукуруза растет, на остров иногда наведываются то грузинские, то абхазские военные. Но однажды внучка обнаруживает в зарослях кукурузы раненого молодого человека, которого они с дедом выхаживают. Однако выздоровевший потом исчезает так же внезапно и загадочно, как и появился. Главным героям не удается спасти урожай: река неожиданно разливается и разразившийся ураган уносит в небытие и их дом, и кукурузу, и остров, и самого старика…
Так что, как понимает читатель, после просмотров фильмов конкурсной программы «Киношока» зрителей не покидали оптимизм и жизнерадостное настроение. Подобные эмоции пришлось испытать и на большинстве показов внеконкурсной программы «В фокусе Россия». После фильма Юрия Быкова «Дурак» до сих пор болит душа. Думаю, что тема нашей российской коррупции, мерзости и цинизма власть имущих «удельных князьков» впервые показана в российском кино так талантливо, яростно и пронзительно. Небольшим российским «уездным» городом правит величественная дама-мэр и ее верная команда. Их «благодарные подданные» пьют водочку, играют в карты, избивают жен и детей, т.е. живут нормальной, насыщенной жизнью, обитая в огромной обшарпанной и загаженной общаге. Установленный распорядок нарушает внештатная ситуация: на несущей стене здания общаги появляется огромная трещина. Здание вот-вот должно рухнуть, похоронив под обломками 800 с лишним человек. Обнаруживает аварийную ситуацию паренек-сантехник, который имеет обыкновение совать свой нос во все дела и пытается помогать людям даже если его об этом не просят. Поэтому многие, в том числе родная мать порой называют его дураком. «Дурак» пытается спасти людей, населяющих общагу, и буквально лезет на рожон, добиваясь встречи с мэром. А та, как назло, празднует в ресторане свой юбилей. Известие ставит всех «на уши», члены правящей «тусовки» на экстренном совещании пытаются как-то решить возникшую проблему, в пылу полемики чуть ли не вцепляясь друг другу в глотки. Ситуация вызывает стойкие аллюзии с гоголевским «Ревизором». Вспоминаются бессмертные строчки В.С. Высоцкого: «И рассказать бы Гоголю / Про нашу жизнь убогую, — / Ей-богу, этот Гоголь бы / нам не поверил бы...» Потому что в отличие от гоголевских мелких взяточников наши герои «оперируют» более серьезными суммами взяток и распиленного «бабла». Всю эту вакханалию, не веря своим глазам, наблюдает наш «дурак». Но бьется до последнего, не оставляя надежд на спасение людей. Не буду дальше раскрывать интригу, надеюсь, что читатели этой заметки посмотрят фильм в прокате, если таковой состоится. Скажу лишь, что все заканчивается трагически. На сердце остаются страшная горечь и тоска…
В фильме «Класс коррекции» Ивана И. Твердовского показана жизнь подростков, отягощенных различными серьезными и неизлечимыми болезнями и поэтому изолированных от других учащихся школы в так называемом «классе коррекции». Причем изолированы они не только фигурально, но и чисто практически в отдаленном отсеке школы, который перекрывается почти тюремной решеткой. Эти несчастные молодые люди, ощущая свою ущербность, пытаются самоутвердиться разными способами, порой самыми дикими, развлекаясь, например, тем, что ложатся под колеса идущего на полном ходу поезда. А однажды даже решаются изнасиловать девочку – главную героиню фильма — такую же больную, как и они. При всей тягостности сюжета картины не могу не отметить блистательные актерские работы известных актрис Натальи Павленковой и Ольги Лапшиной в ролях матерей больных подростков. В столь же депрессивное состояние поверг фильм «До свидания, мама» режиссера Светланы Проскуриной, созданный по мотивам толстовской «Анны Карениной». В этой картине, героиня подобно ее классическому прототипу, пребывая в любовном угаре, бросает мужа и сына и, надо полагать, закончит жизнь аналогичным образом.
Перечень столь же оптимистичных и жизнеутверждающих фильмов, показанных на «Киношоке-2014», можно было бы продолжить. Но делать этого автор заметки не будет, поскольку берет на себя смелость утверждать, что депрессивность кинокартин, о которых шла речь выше, вовсе не означает, что все они вызвали разочарование как произведения искусства. Напротив, некоторые из них можно смело назвать талантливыми. Практически в каждом из фильмов обнаруживались те или иные точки художественного притяжения. Например, в уже упомянутом, самом, пожалуй, страшном и беспросветном фильме «Племя» многих зрителей по-настоящему захватила и заставила содрогнуться атмосфера, царящая в мрачном, похожем на тюрьму интернате для глухонемых, тупая жестокость и безжалостность членов бандитской группировки. Но, при этом, ты до глубины души проникался трагической историей любви двух несчастных молодых людей. Главный герой — парень, не по своей воле попадающий в жернова преступной системы, ставший одновременно и ее жертвой, и, в конце концов, орудием возмездия. А героиня — юная девочка-проститутка, которая даже не представляет себе иной жизни, кроме еженощных выездов на «работу» на автостоянки к похотливым дальнобойщикам. Фильм при всей трагичности темы и мрачности атмосферы снят так пронзительно, динамично и яростно, что приходилось ловить себя на мысли, что в этом «немом» фильме слов и не требуется, потому что ты невольно начинал понимать язык жестов, на котором общаются глухонемые герои. Добавлю к этому, что молодые украинские актеры сыграли так точно и органично, что иногда возникало впечатление, что это — документальное кино, снятое скрытой камерой. Но главная особенность фильма состоит в том, что авторы не только не спекулируют трагической темой, но сострадают своим униженным и оскорбленным героям. Хотя, повторяю, смотреть этот фильм было очень не просто, порой приходилось из последних сил сдерживать себя,  чтобы не зарыдать, ибо сердце готово было выпрыгнуть из груди от ужаса и жалости к этим юным, но уже успевшим ожесточиться людям. Между тем, сдержаться удалось не всем. Например, в одном из самых страшных моментов фильма известный актер и режиссер с воплем вылетел из зала, громогласно демонстрируя при этом глубокое знание лучших образцов русской ненормативной лексики.
Фильм «Испытание» А. Котта — великая притча о любви, смерти и тщете человеческих надежд — безусловно, тоже трогает и возвышает душу. Но при этом, мне кажется, что давняя мечта режиссера о создании полнометражного фильма без слов превратилась для него в самоцель. И молчание героев в отличие от столь же бессловесного «Племени» в данном случае было не всегда оправданным и органичным. Хотя, наверное, это не так уж важно, главное, что картина пронзительна по сути, поэтична по форме и, ко всему прочему, восхищает блистательной игрой актеров, и, прежде всего, актрисы Елены Ан в роли главной героини. «Сын» Арсения Гончукова потрясает, прежде всего, подавляющей зрителя атмосферой безысходности и тоски. Режиссер говорит о своем произведении так: «Что главное в этом фильме? Что герой не может простить себе судьбу матери и ее смерть. А раз не может простить себе, то не может простить никому. У него атрофировалась эта способность. И его любовь без способности прощать становится его проклятием... Что еще главное? А то, что можно умереть еще до смерти, задолго до смерти. А еще то, что после этого приходится... жить. Приходится жить и даже быть счастливым. И это невыносимо…»
Мощное художественное впечатление производит и фильм «Дурак». И поднятой проблемой, и мастерской режиссурой, и потрясающими актерскими работами. Прежде всего, Артема Быстрова в роли «дурака» и Натальи Сурковой в роли мэра города. Не уверен, что фильм выйдет в прокат. Но была бы моя воля, я непременно обязал бы посмотреть его (и не по одному разу) наших руководителей всех уровней.
Большинство фильмов, о которых шла речь выше, относятся к категории «фестивальных», т.е. не всегда предназначенных для широкой публики. Думаю, что обычные зрители вряд ли валом повалят на достаточно своеобразные авторские картины, явленные фестивальной публике в Анапе, даже если какой-нибудь сердобольный прокатчик решит из альтруистических побуждений показать их в своем кинотеатре. Но были на «Киношоке-2014» фильмы, которые без сомнения понравились бы обычному «среднестатистическому» зрителю. Например, латышский фильм «Урок» режиссера Андриса Гауя, который вызвал немало ассоциаций с картинами, посвященными «школьно-любовной» тематике. В частности, с «Чужими письмами», «Доживем до понедельника» и недавним фестивальным триумфатором – фильмом «Географ глобус пропил». Только в отличие от фильма А. Велединского в данном случае главная героиня – молодая очаровательная учительница старшего класса, пытающаяся всеми правдами и неправдами установить контакт со своими великовозрастными подопечными и, в конце концов, влюбляющаяся в одного из учеников. История тоже не шибко веселая, заканчивающаяся «открытым финалом», не предвещающим ничего хорошего. Но все же беру на себя смелость утверждать, что фильм — вполне зрительский: яркий, динамичный, красочный. Не могу не отметить замечательную работу актрисы Инги Алсина-Ласмане в роли учительницы. Думаю, что у этой красивой и органичной актрисы – большое европейское будущее. Кстати, показ фильма «Урок» на «Киношоке» стал премьерой на европейском экране. До этого он был показан лишь один раз — на кинофестивале в Монреале. Интересно еще и то, что главная героиня – учительница р у с с к о г о языка, который в школах Латвии преподается факультативно, в связи с чем ученики относятся к нему, мягко говоря, без особого рвения. Но главная героиня заставляет латышских митрофанушек полюбить русский язык и литературу, свидетельство чему – сцена, в которой одна из школьниц на уроке читает стихотворение В.С. Высоцкого.
В основном конкурсе был показан фильм замечательного азербайджанского режиссера, сценариста и прозаика Октая Мир-Касима. Название фильма – «Умереть отмщенным. Письма из прошлого» — поначалу насторожило. Воображение тут же «нарисовало» сцены подвигов национальных героев в битвах за независимость родной страны. Но воображение подвело. Хотя без исторического экскурса в картине не обошлось. Знает ли уважаемый читатель, что в Азербайджане в незапамятные времена существовала «колония» немцев? Для меня, например, это стало открытием. Оказывается, немцы переселились туда из Германии еще в начале XIX века, и к началу 40-х годов ХХ века их там насчитывалось более 23 тысяч человек. В начале Великой Отечественной войны их, конечно же, депортировали, переселив в Казахстан. В картине Октая Мир-Касима этот факт служит завязкой стремительного сюжета. Вкратце история такова: в Германии живет престарелый вздорный старик-инвалид по имени Гюнтер, который был одним из депортированных «азербайджанских немцев». Выясняется, что его депортация была связана с предательством одного из соплеменников по имени Маркус, который ценой своего поступка получил возможность остаться жить в Азербайджане. Старик, чуя скорую кончину, обещает своему внуку Рихарду щедро одарить его в завещании, если тот поедет в Азербайджан, найдет его друга-азербайджанца, который в свою очередь должен помочь парню отыскать предателя. Причем, Рихарду вменено в обязанность либо плюнуть в лицо негодяю, если он до сих пор жив, либо плюнуть на его могилу. Молодой немец, скрепя сердце, подчиняется воле деда и едет. И тут начинается череда удивительных, забавных и порой трогательных событий, в которые оказывается вовлеченным посланец богатого дедушки. Но главное в этом «роуд-муви» на разных берегах бывшего СССР вовсе не приключения, а люди, с которыми сталкивается молодой немец. Это – и очаровательная молодая женщина, сопровождающая парня в его поисках, и удивительный старик-азербайджанец, друг и почти брат его деда, и его жесткая и непримиримая жена, ненавидящая еще со времен войны немцев, и колоритные жители Сванетии, в которой, как выяснилось, доживает свой печальный век предатель Маркус… Финал этого удивительного фильма потрясает. Внук Гюнтера находит древнего старика Маркуса в горах Сванетии в заброшенной лачуге — беспомощного и дряхлого, чуть живого. И Рихард вдруг понимает, что не сможет выполнить волю деда и плюнуть в лицо человеку, который уже получил возмездие.
Попробую, однако, поверить алгеброй гармонию и проанализировать причину тех слез, которые на просмотре текли из глаз, несмотря на мощные усилия воли. Думаю, что главная причина — в любви. Той любви автора истории и режиссера к своим героям, которой буквально «светится» каждый кадр. Ведь в современном кино (в том числе, в тех фильмах, которые были показаны на нынешнем «Киношоке») авторы часто в лучшем случае относятся к своим персонажам нейтрально, в худшем – с презрением или ненавистью, безжалостно препарируя их отнюдь далеко не светлые стороны души. Вторую причину катарсиса можно кратко выразить строчкой Высоцкого: «Досадно мне, что слово «честь» забыто!» Октай Мир-Касим своим фильмом утверждает, что это не так! Для каждого из его героев честь – превыше всего! И для старика-азербайджанца, который считает святым долгом выполнить последнюю волю своего друга-немца, и для молодой женщины, сопровождающей главного героя в путешествии, и для тяжело больной старушки-грузинки, которая заставляет своего сына-шофера оставить ее на время, чтобы отвезти гостей в высокогорный поселок («Если не отвезешь, что люди скажут о нас?!») Октай Мир-Касим вместе со своими героями говорит нам о необходимости сострадания, прощения ближних, о «милости к падшим»… Как бы высокопарно это ни прозвучало, но авторы и участники фильма пытаются достучаться до наших суетных и огрубевших в повседневности сердец и напомнить о незыблемых ценностях человеческого бытия. И делают это мудро, с достоинством, но без всякого менторства и назидания. И, при этом, очень легко, изящно, с добрым и светлым юмором. Художнику и Поэту, одному из представителей «уходящей натуры» истинных интеллигентов и энциклопедически образованных людей Октаю Мир-Касиму почему-то непременно «… надо в душу к нам проникнуть и поджечь. А чего с ней церемониться, чего ее беречь». Успех фильма разделяют вместе с автором все участники съемок – великолепный оператор Николай Ивасив, художник Важа Джалагания и потрясающие, необыкновенные артисты, прежде всего, пожилые, сумевшие не просто сыграть, а прожить вместе со своими персонажами их непростые судьбы.
Между тем, авторы латышской и азербайджанской картин не получили на «Киношоке-2014» ни одного приза. Награды обошли стороной и прекрасных артистов, снявшихся в этих фильмах. Скорее всего, жюри оказалось под таким мощным давлением общей тенденции депрессивности, что светлые и человеческие истории показались им «белыми воронами». Но я покидал любимый фестиваль, воодушевленный именно этим отрядом пернатых.
 
Фото Геннадия Авраменко

Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская
24 октября 2012

Дорогие друзья!

Приносим свои извинения в связи с задержкой публикаций на сайте в связи с техническим сбоем.

Мы делаем всё возможное!

15 марта 2010

15 марта пришла весть горькая и страшная — не стало Татьяны Владимировны Загорской, изумительного художника-дизайнера, отличавшегося безукоризненным вкусом, любовью к своему делу, высоким профессионализмом.

На протяжении долгих лет Татьяна Владимировна делала журнал «Страстной бульвар, 10» и делала его с таким пониманием, с таким тонким знанием специфики этого издания, с такой щедрой изобретательностью, что номер от номера становился все более строгим, изящным, привлекательным.

В сентябре 2009 года Татьяна Владимировна перенесла тяжелую операцию и вынуждена была отказаться от работы над «Страстным бульваром», но у нее оставалось еще ее любимое детище — журнал «Иные берега», который она придумала от первой до последней страницы и наполнила его своей высокой культурой, своим щедрым и светлым даром. Каждый читатель журнала отмечал его неповторимое художественное содержание, его стиль и изысканность.

Без Татьяны Владимировны очень трудно представить себе нашу работу, она навсегда останется не только в наших сердцах, но и на страницах журнала, который Татьяна Загорская делала до последнего дня с любовью и надеждой на то, что впереди у нас общее и большое будущее...

Вечная ей память и наша любовь!

25 декабря 2009

Дорогие друзья!
С наступающим Новым Годом и Рождеством!
Позвольте пожелать вам, мои дорогие коллеги, здоровья и благополучия! Радости, которое всегда приносит вдохновенное творчество!
Мы сильны, потому что мы вместе, потому что наше театральное товарищество основано на вере друг в друга. Давайте никогда не терять этой веры, веры в себя и в свое будущее.
Для всех нас наступающий 2010 год — это год особенный, это год А. П. Чехова. И, как говорила чеховская героиня, мы будем жить, будем много трудиться, и мы будем счастливы в своем служении Театру, нашему прекрасному Союзу.
Будьте счастливы, мои родные, с Новым Годом!
Искренне Ваш, Александр Калягин

***
Праздничный бонус:
Новый год в картинке
Главные проекты-2010 в картинке
Сборник Юбилеи-2010 в формате PDF

27 октября 2008

Дорогие друзья, теперь на нашем сайте опубликованы все номера журнала!
К сожалению, архивные выпуски доступны только в формате PDF. Но мы
надеемся, что этот факт не умалит в ваших глазах ценности самих
текстов. Ссылку на PDF-файл вы найдете в Слове редактора, предваряющем
каждый номер. Приятного и полезного вам чтения!