Возвращение Ивана Шмелева

Возвращение Ивана Шмелева

 

«Влечет, уводит в родную стихию… Я возвращаю себе Россию, я вижу ее, я слышу ее», — эти строки из письма Ивана Шмелёва стали эпиграфом к выставке, проходившей в Доме русского зарубежья имени Солженицына. Основой этой историко-документальной экспозиции явились материалы парижского архива писателя. Его сохранила племянница Шмелёвых Ю. А. Кутырина, а в 2000 году архив был передан в Российский фонд культуры ее сыном, внучатым племянником писателя Ивистионом Жийомом-Кутыриным. Через четырнадцать лет архив обрел новый адрес – Дом русского зарубежья.
Архив писателя-эмигранта, как правило, невелик – письма, рукописи, черновики, пожелтевшие фотографии, личные вещи… Но сколько всего он может поведать о своем владельце! Уникальная выставка открывает посетителям многие ранее не известные факты из жизни и творчества этого ярчайшего писателя, масштабы личности и глубина творчества которого еще до конца не оценены.
Иван Сергеевич Шмелёв ушел из жизни 65 лет назад, в июне 1950 года, в монастыре Бюси-ан-От, что недалеко от Парижа. А до этого были 28 лет эмиграции: годы, наполненные творческими озарениями, многочисленными публикациями, писательской славой и одновременно – тяжелыми испытаниями, лишениями и, конечно, мучительной тоской по России. Родившись в Москве, в купеческой семье, Иван Сергеевич с детских лет всем сердцем полюбил столицу и пронес эту любовь до конца жизни. Не случайно в его парижском кабинете на самом видном месте была помещена картина, изображающая Красную площадь.
Как известно, Шмелёв не был сторонником идей Октябрьской революции, но и покидать Родину в связи с этими событиями он тоже не собирался. В июне 1918 года писатель вместе с семьей уезжает в Крым и приобретает там дом. Там же, в Крыму, спустя два года происходит самая тяжелая для Ивана Сергеевича утрата – расстрел любимого и единственного сына Сергея. Осенью 1920 года, когда полуостров был занят Красной армией, большевики арестовывают и расстреливают без суда и следствия офицеров царской армии, в их числе оказывается и сын писателя. Позже трагические события в Крыму лягут в основу книги «Солнце мертвых», которая выйдет в свет уже во Франции и принесет писателю европейскую известность. Долгие месяцы Шмелёв пытался узнать о судьбе Сергея, писал многочисленные письма. Это мучительное время во многом предопределило непростое для писателя решение покинуть Россию.
О трагических событиях, предшествующих эмиграции, подробно рассказывает фильм режиссера Андрея Судиловского «Иван Шмелёв. Пути земные», снятый по сценарию Юрия Кузовкова. Картина демонстрировалась на выставке в Доме русского зарубежья. Здесь же можно было увидеть фотографии и маленького Сережи Шмелёва, и уже взрослого – в офицерской форме вместе с отцом и матерью, Ольгой Александровной. А еще – записную книжку Шмелёва, эту пожизненную отцовскую боль: странички, где он отмечал дни, когда видел Сережу во сне.
Из России Иван Сергеевич и Ольга Александровна Шмелёвы сначала отправляются в Германию, а оттуда – в Париж, где им суждено было провести всю дальнейшую жизнь. На выставке демонстрировались документы, визы, повествующие о перемещениях Шмелёвых. «Кошмар, что я в Берлине!» — пишет Иван Сергеевич племяннице Ю. А. Кутыриной в одном из писем. Очевидно, что свыкнуться с мыслью об эмиграции и разлукой с Родиной для писателя было непросто. «Спасение – в работе, хоть и ой, как трудно отгородить свой мир…», — напишет он однажды.
После Германии был Париж — красивый, романтичный и очень не простой. В этом городе Шмелёвым предстояло все начинать заново, а это достаточно сложно, когда человек приближается к 50-летнему рубежу. Однако именно здесь в жизни супругов Шмелёвых происходит очень важное обретение: они по-настоящему сближаются и становятся одной семьей с племянницей по линии жены Ю.А. Кутыриной, приехавшей в Париж гораздо раньше их, и ее маленьким сыном Ивом. Как потом будет вспоминать выросший Ив, именно дядя Ваня и тетя Оля дали ему настоящее русское воспитание, русский язык, представление о русской культуре — все то, что невозможно было бы получить парижанину, ученику обычной французской школы, пусть даже и наполовину русскому (отец Ива был француз).
Как известно, первая волна эмиграции забросила из России во Францию множество известных людей. Среди них Шмелёв находил свое окружение. И в Париже, и в курортном местечке Капбретоне, где Шмелёвы любили проводить лето, он общался с генералом А. Деникиным, поэтами К. Бальмонтом, З. Гиппиус, Д. Мережковским, профессором-филологом Н. Кульманом. Подробности порой непростых взаимоотношений этих ярких людей отражают письма и фотографии, представленные на выставке.
Центральное же место экспозиции занимает парижский кабинет Ивана Сергеевича. Мы видим портфель писателя, в котором он носил свои бессмертные рукописи, его очки, пресс-папье, листки календаря – все это, пусть и отдаленно, но передает ту атмосферу, где вдали от Родины писатель создавал книги, наполненные мыслями о ней. «Лето Господне», «Богомолье», «Неупиваемая чаша», «Это было», «Свет разума» — эти книги были изданы в Париже, и их можно увидеть на выставке. В парижской квартире не всегда бывало тепло, и садиться за пишущую машинку писателю порой приходилось в меховых варежках, обрезанных так, чтобы пальцы оставались свободными. Также здесь представлены черное пальто с меховым воротником и шапка-пирожок – атрибуты определенной успешности Шмелёва: увы, не каждый писатель-эмигрант мог себе позволить приобрести подобные вещи.
На выставке мы также узнаем о прижизненном признании творчества Ивана Шмелёва, о переводах его книг на немецкий, французский, английский языки, знакомимся с восхищенными отзывами о его произведениях Р. Роллана, Р. Киплинга, Т. Манна, Г. Гауптмана. Представлены также и письма благодарных читателей, присланные из разных стран, что было очень важно для Шмелёва. «Со мной великое множество русских людей, единомысленных. Да, знаю, слово мое доходит до читательского сердца. И это дает силы», — писал Иван Сергеевич Шмелёв в письме О. Субботиной-Бредиус.
Есть мнение, что успешность писателя во многом зависит от его музы, вдохновляющей на творчество, способной всегда быть рядом и разделять с творцом и успехи, и поражения. Здесь Иван Сергеевич не является исключением – именно такой была его верная спутница — Ольга Александровна, дочь генерала А. Охтерлони, участника обороны Севастополя. Когда они познакомились, Шмелёву было 18 лет, а ей – всего 16. В течение последующих лет, вплоть до смерти Ольги Александровны в 1936 году, они почти не расставались друг с другом. Специальная витрина на выставке посвящена жене писателя. Фотопортреты позволяют вглядеться в ее красивое благородное лицо и удивительные глаза. Также мы можем рассмотреть изысканную вышивку, выполненную ее трудолюбивыми руками, но главное – прочесть наполненные любовью слова, написанные ближайшими людьми: мужем и внучатым племянником Ивом.
Утрата супруги стала огромной потерей для Ивана Сергеевича. Окружающие старались поддержать писателя в его горе, отвлечь, выслушать, сказать в письмах доброе слово. И, конечно, пережить потерю Шмелёву во многом помогала вера. Религиозная тема красной нитью проходит через все его творчество, при этом православие было для Шмелёва неотъемлемой частью всей его жизни. Подтверждение тому – специальный стенд, представленный на выставке. Творчеством Шмелёва восхищался Патриарх Сербский, и мы можем увидеть здесь его письмо, а также фрагменты переписки с новоафонскими монахами. Также здесь мы обнаруживаем квитанцию о пожертвовании на сооружение Сергиевского Подворья в Париже, свидетельство еще об одном пожертвовании – на церковно-приходскую школу в Ницце и еще – на восстановление Новоафонского монастыря. При этом следует помнить, что Шмелёв не был состоятельным человеком, напротив, порой он испытывал серьезные материальные трудности.
На выставке открывается интересный факт: после выхода в свет одного из наиболее значимых произведений Ивана Шмелёва – книги «Богомолье», священнослужители в переписке с автором подписывались как «богомольцы». По сути, писатель возродил к жизни незаслуженно забытое в те годы и столь близкое русскому сердцу слово.
После кончины жены Шмелёв совершает несколько путешествий, имевших для него глубокий смысл. Во время одного из них он побывал в старинном русском городе Печоры, который в конце 30-х годов прошлого века относился к Эстонии. Как свидетельствовали очевидцы, находясь на приграничной с Россией территории, писатель протянул руку сквозь заграждение и сорвал на память цветок, выросший на русской земле.
Иван Шмелёв останавливался в Псково-Печерском монастыре, дважды посетил обитель Переподобного Иова Почаевского в Карпатах. «Мое горячее желание для спокойной работы — жить около монастыря. Я ищу родной воздух…», — написал он однажды. Поэтому кончина писателя, чьи книги проникнуты глубокой религиозностью, очень символична. 24 июня 1950 года, в день именин старца Варнавы, чье благословение однажды получил писатель, он приезжает в расположенный близ Парижа русский монастырь Покрова Божией Матери. И в этот же день он тихо умирает – без мук и страданий. Иван Сергеевич Шмелёв был похоронен на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. А в 2000 году осуществился завет писателя: его прах и прах его жены перевезен на родину и погребен рядом с могилами родных в московском Донском монастыре.
Работая над созданием выставки, сотрудники Дома русского зарубежья погрузились в подробности судьбы нашего великого соотечественника. Это дало возможность по-новому взглянуть на творчество и жизнь Шмелёва. «Готовить эту выставку было сложно, но очень интересно, — признается старший научный сотрудник отдела культуры российского зарубежья Елена Кривцова. – И, знаете, к какому выводу я пришла? Иван Сергеевич Шмелёв был настоящим страстотерпцем! Он всю жизнь страдал, на его долю выпало множество испытаний. Все это открывается в его дневниках, письмах, рукописях…».
Тем, кому интересна судьба русских писателей, живших за рубежом, экспозиция позволяет ощутить подлинное восхищение и сделать множество открытий. Подтверждение этому — многочисленные отзывы-признания посетителей выставки, которые они оставляют в специальной толстой книге. Своими впечатлениями об увиденном со мной поделилась учитель московской гимназии Наталья Авдеева: «Очень интересная выставка! Я узнала много новых фактов из жизни и творчества Ивана Сергеевича Шмелёва, чьи книги я с огромным интересом и удовольствием читаю в последние годы. Очень жаль, что об этом писателе мы до сих пор знали не так много, что его произведения не включены в школьную программу».
Впрочем, прикоснуться к творчеству и больше узнать о необычной судьбе этого очень яркого и талантливого человека никогда не поздно.
 

Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская