В круге памяти

В круге памяти

 

От аэропорта Большое Савино в Перми до городка Губахи на автобусе не менее четырех часов пути. В конце ноября в этих местах уже настоящая зима, поэтому особо не разгонишься по скользким и опасным серпантинам дорог. Наш водитель не спешил, и можно было вдоволь налюбоваться прерывистой линией Уральских гор, остроконечными елями и всеми оттенками белого. Семьдесят два года назад по этой же дороге везли военнопленных итальянцев, венгров, немцев, но вряд ли их радовали красивые пейзажи. Поскольку держать пленных у линии фронта считалось опасным, их отправляли в глубокий тыл, размещая в отдельных лагерях. Один из них, под номером 346, находился в Губахе.

Сегодня этот город, несмотря на промышленный статус, стал признанным культурным центром Пермского края. Здесь уже пятнадцать лет существует Молодежная студия-театр «Доминанта», выступая инициатором интересных и необычных проектов. Среди них Международный фестиваль «Круг друзей», который в третий раз объединил театры из России и стран Европы. В этом году в его программе, помимо театральных показов, круглых столов и мастер-классов, был пункт, связанный с «особыми» местами памяти — захоронениями военнопленных. Благодаря содействию Российского центра Международной ассоциации любительских театров (АИТА), который существует в структуре Союза театральных деятелей РФ, в Губаху приехали артисты театра «Корабль Эскарго» из Венгрии и Центра интернационального театра из Италии. Кроме участия в фестивале, они хотели поклониться праху своих соотечественников, погибших во Второй мировой войне.

Снегопады нарушили планы, и добраться до иностранных воинских захоронений оказалось затруднительно, хотя находятся они совсем недалеко от Губахи. Пришлось ограничиться небольшой экскурсией по городу и визитом в историко-краеведческий музей. К немалому удивлению, в экспозиции не оказалось ни одного экспоната или документа, который бы хоть как-то касался темы мест содержания иностранных военнопленных, в том числе и специального госпиталя, который также располагался здесь. Директор музея Наталья Юрьевна Хороманская объяснила, что еще до недавнего времени эта тема была за семью печатями. И даже сейчас, когда можно открыто говорить о всех сторонах войны, остаются засекреченными многие архивные документы, но сотрудники Губахинского историко-краеведческого музея продолжают поиски, делают запросы в центральные архивы и не оставляют попыток заполнить пробелы.

История Губахи начинается в 1755 году, когда на горе Крестовой открыли месторождение железной руды. Еще через семьдесят лет здесь же обнаружили уголь и заложили первую штольню, но городом Губаху сделали только в 1941-м, после подписания указа об объединении рабочих поселков Нижняя и Верхняя Губаха, а также поселков имени Крупской и Кржижановский. Официальным днем рождения стало 22 марта, а ровно через три месяца началась Великая Отечественная война. Уже через год на Урал стали прибывать первые военнопленные, и Губаха, как и другие населенные пункты, на территории которых были организованы спецобъекты, оказалась на особом положении.

Собирая материалы для этой статьи, автору пришлось столкнуться с тем, что информации немного. Трудно не согласиться с сопредседателем Пермского молодежного общества «Мемориал» Робертом Латыповым, который предполагает, что по сей день действует негласное табу на исследования в данной области. «Считается неприличным говорить об оккупантах, пусть даже плененных, если не все еще сказано, не все еще сделано для победителей, — пишет Р. Латыпов в статье «Захоронения военнопленных в Прикамье». — Ни в коем случае не отрицая значения Победы и вклада наших земляков в ее достижение, нельзя не увидеть ущербность этой позиции. Она заключается не только в том, что сегодня фактически утрачены сами места захоронений наших бывших противников. Мы, к сожалению, совсем мало знаем о самой этой странице истории нашего края...».

Благодаря исследованию доктора исторических наук, профессора кафедры истории государства и права Уральской государственной юридической академии Владимира Павловича Мотревича, посвященному иностранным воинским захоронениям Второй мировой войны на Урале («Российский юридический журнал». — 2011. — № 5), можно получить представление о том, как формировалась система содержания военнопленных в СССР. В общей сложности за годы Великой Отечественной войны в советский плен попало 4377, 3 тысячи иностранных военнослужащих. Эта цифра позднее увеличивалась за счет солдат и офицеров японской Императорской армии, а также интернированных граждан СССР, «способных носить оружие» — поволжских немцев, калмыков, чеченцев и других. Пленных направляли туда, где ощущалась наибольшая потребность в рабочей силе — в Свердловскую, Курганскую, Оренбургскую, Челябинскую, Пермскую области, Удмуртию и другие. В первое время их размещали в специально отведенных зонах в лагерях ГУЛАГа, а потом в отдельных лагерях в системе Главного Управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ НКВД СССР).

В Пермской области, центром которой тогда был город Молотов (нынешняя Пермь), с 1943 по 1950 годы действовали лагеря — Краснокамский № 207, Березниковский № 366, Молотовский № 241 и Губахинский № 346, а также два спецгоспиталя для нуждающихся в длительном лечении. Всего же на Урале в период с 1942 по 1945 год содержалось более 250 тысяч военнопленных Второй мировой войны, которые, по мнению В.П. Мотревича, решали вопросы нехватки трудовых ресурсов, вызванной быстрым экономическим развитием «опорного края державы».

Места для содержания пленных солдат ничем не отличались от гулаговских «учреждений» — бараки за колючей проволокой, жесткий режим, скудное питание, изнурительный труд на шахтах, строительных работах, на производстве. В городе Молотове, например, за несколько лет арестанты возвели здание комбината и гаража треста «Молотовуголь», драматический театр, больше десятка двухэтажных жилых домов. Застраивались и другие города и поселки Пермского края, в том числе Губаха. Одновременно на пермской земле появлялись новые кладбища, где находили последний приют немцы, итальянцы, венгры. В.П. Мотревич пишет, что в советских лагерях для военнопленных в общей сложности умерло более 580 тысяч человек. Главными причинами смерти становились последствия боевых ранений, дистрофия на фоне хронического недоедания, нервно-психиатрические заболевания. На Урале с 1943 по 1955 год численность умерших превысила 30 тысяч человек, и конкретно в Пермской области — 1442 человека. Благодаря обработке материалов центральных и местных архивов, а также поисковым работам на территории региона, В.П. Мотревичу удалось обнаружить 164 иностранных воинских кладбища, из которых 19 находятся в Пермской области.

Другие цифры приводит Р. Латыпов. Говоря о высоком уровне смертности заключенных, он приводит в качестве примера лагерь № 207, где по официальным данным НКВД скончалось 993 военнопленных, а по неофициальным это число значительно больше. На территории Прикамья, отмечает исследователь, было обустроено не менее 35 кладбищ, которые часто устраивались отдельными некрополями недалеко от лагерей и больниц и редко при местных кладбищах. Со временем лагеря закрывались, военнопленных репатриировали, и места захоронений стали исчезать с лица земли. Где-то они просто зарастали и терялись в общем пейзаже, в других местах поглощались новостройками. В городе Гремячинске на месте немецкого кладбища выросло здание средней школы, в Перми, в сосновом бору микрорайона Пролетарский, прямо на могилах возводили жилые дома. Песок для этих новостроек тоже брали с кладбища, и в нем нередко попадались человеческие кости. Это не единичные примеры, когда захоронения оказались утраченными, а их поиски затруднены из-за отсутствия документов, свидетельств.

Долгие годы правовой статус иностранных воинских захоронений на территории России был неопределенным, хотя формально регламентировался Женевской конвенцией 1949 года. Согласно ее положениям, СССР обязывался обеспечить сохранность и уход за находившимися на его территории воинскими захоронениями, но на деле часто оказывалось иначе. Оставались без ответа многие обращения граждан иностранных государств, чьи родственники умерли в плену. Только в начале 1990-х годов Российская Федерация подписала соглашения о статусе воинских захоронений с Японией, Италией, Финляндией, Германией, Словакией и Венгрией, после чего началась работа по восстановлению отдельных уцелевших кладбищ.

В Прикамье сегодня многие иностранные захоронения оказались либо уничтоженными, либо очень запущенными. Чтобы установить хотя бы приблизительное их месторасположение, нередко требуется помощь реальных свидетелей тех событий. Так, отыскать некоторые некрополи в Старой Губахе удалось с помощью пожилой жительницы города, работавшей во время войны медсестрой в спецлазарете. Не имея возможности обозначить каждую могилу, чаще всего просто устанавливают памятные знаки. На восточной окраине поселке Усьва Гремячинского района, на бывшем немецком кладбище стоит мемориальный крест с надписью на немецком языке — его соорудил кто-то из местных жителей. В Перми, на территории Южного городского кладбища, на предполагаемом месте немецких захоронений в конце 1990-х годов появился большой камень без каких-либо надписей. Предположительно, это произошло после визита из Германии родственников погибших. Стелы на кладбище Нижней Губахи и северной окраины поселка Всеволодово-Вильва установлены в память о погребенных здесь итальянских солдатах в 1992 году по инициативе и на средства итальянского графа, бывшего в этих местах в плену. Имя его, к сожалению, неизвестно. На гранитном камне надпись на итальянском и русском языках — «Умершим в России итальянцам». Позднее, по инициативе Ассоциации международного военно-мемориального сотрудничества «Военные мемориалы» в районе старого кладбища Нижней Губахи установили памятный знак о венгерских военнопленных.

Кроме архивных документов и цифр, которыми располагают исследователи, существуют еще и живые человеческие истории, которые по прошествии лет вполне могут стать легендами. Например, о том, как русская санитарка влюбилась в пленного немецкого солдата, и он остался в здешних местах. Понятно, что не могло у них все сложиться гладко, интернациональной семье пришлось пройти огонь и воду, но сегодня в Губахе живут их потомки. Говорят, таких примеров немало. Или другая история, тоже абсолютно реальная. Пятнадцатилетняя девчонка пожалела работавших на строительстве военнопленных и вынесла им из дома хлеба. Отец, узнав об этом, избил ее и все время повторял: «Не смей кормить врагов!».

Война глубоко ранила старшее поколение, и даже если на Урале не гремели взрывы, сюда приходили похоронки. Поэтому вполне объяснима негативная реакция отдельных людей на предложение возложить в День Победы цветы в местах иностранных воинских захоронений. И хорошо, что с годами мы стали объективней и сдержанней в оценках тех далеких событий, ведь не только война перемолола миллионы жизней, был еще и ГУЛАГ, о котором сказано далеко не все. Губахинская земля за короткий срок вместила множество радостных и печальных событий, здесь навсегда отпечатались судьбы военнопленных, репрессированных, переселенцев, коренных жителей. Символично, что в год 70-летия Великой Победы Международный театральный фестиваль «Круг друзей» собрал представителей тех стран, которых так или иначе коснулась война. Эта тема прозвучала в спектакле «Куда вы, облака?» (картины жизни) молодежной студии-театра «Доминанта», поставленном Любовью Зайцевой по роману Нины Бойко. Летопись Губахи, пережившей революцию, репрессии, войну, режиссер рассказала ярким театральным языком, посвятив свою работу любимому городу. Театральный центр «Гримерка» из Москвы привез на фестиваль спектакль «Терпение» по рассказу Юрия Нагибина в постановке Елизаветы Салопиной, в котором так ощутима трагедия военного поколения — без парадной формы, выброшенного за борт мирной жизни. Своего рода поминальной молитвой по всем павшим воинам прозвучало «Слово о полку Игореве» Театра-лаборатории Михаила Чехова из Санкт-Петербурга (режиссер Елена Кузина). Театр «Корабль Эскарго» из венгерского города Печ показал честный, с минимальными театральными эффектами, но производящий сильное впечатление спектакль «Пощечина» (режиссер Гергей Телдь). Его авторы — Силард Борбей, Янош Хай и артисты театра рассказали о бессмысленности агрессии, страшных последствиях насилия, которое порождает еще большее зло. Остановить это можно, только подавив в себе ненависть и злость. Потому что жизнь прекрасна, в ней так много красок, звуков, запахов, о чем эмоционально рассказали публике артисты Центра интернационального театра из Флоренции в спектакле «Pizza» (режиссер Ольга Мельник).

Небольшой городок Губаха с населением чуть больше 20 тысяч человек в эти фестивальные дни превратился в место памяти и силы, где искрилась радость, создавалось позитивное пространство творчества, а круг друзей становился шире и крепче.


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская
24 октября 2012

Дорогие друзья!

Приносим свои извинения в связи с задержкой публикаций на сайте в связи с техническим сбоем.

Мы делаем всё возможное!

15 марта 2010

15 марта пришла весть горькая и страшная — не стало Татьяны Владимировны Загорской, изумительного художника-дизайнера, отличавшегося безукоризненным вкусом, любовью к своему делу, высоким профессионализмом.

На протяжении долгих лет Татьяна Владимировна делала журнал «Страстной бульвар, 10» и делала его с таким пониманием, с таким тонким знанием специфики этого издания, с такой щедрой изобретательностью, что номер от номера становился все более строгим, изящным, привлекательным.

В сентябре 2009 года Татьяна Владимировна перенесла тяжелую операцию и вынуждена была отказаться от работы над «Страстным бульваром», но у нее оставалось еще ее любимое детище — журнал «Иные берега», который она придумала от первой до последней страницы и наполнила его своей высокой культурой, своим щедрым и светлым даром. Каждый читатель журнала отмечал его неповторимое художественное содержание, его стиль и изысканность.

Без Татьяны Владимировны очень трудно представить себе нашу работу, она навсегда останется не только в наших сердцах, но и на страницах журнала, который Татьяна Загорская делала до последнего дня с любовью и надеждой на то, что впереди у нас общее и большое будущее...

Вечная ей память и наша любовь!

25 декабря 2009

Дорогие друзья!
С наступающим Новым Годом и Рождеством!
Позвольте пожелать вам, мои дорогие коллеги, здоровья и благополучия! Радости, которое всегда приносит вдохновенное творчество!
Мы сильны, потому что мы вместе, потому что наше театральное товарищество основано на вере друг в друга. Давайте никогда не терять этой веры, веры в себя и в свое будущее.
Для всех нас наступающий 2010 год — это год особенный, это год А. П. Чехова. И, как говорила чеховская героиня, мы будем жить, будем много трудиться, и мы будем счастливы в своем служении Театру, нашему прекрасному Союзу.
Будьте счастливы, мои родные, с Новым Годом!
Искренне Ваш, Александр Калягин

***
Праздничный бонус:
Новый год в картинке
Главные проекты-2010 в картинке
Сборник Юбилеи-2010 в формате PDF

27 октября 2008

Дорогие друзья, теперь на нашем сайте опубликованы все номера журнала!
К сожалению, архивные выпуски доступны только в формате PDF. Но мы
надеемся, что этот факт не умалит в ваших глазах ценности самих
текстов. Ссылку на PDF-файл вы найдете в Слове редактора, предваряющем
каждый номер. Приятного и полезного вам чтения!