Союз наследия с судьбою

Союз наследия с судьбою

 

16 февраля исполнилось 85 лет со дня рождения Никиты Алексеевича Струве. Это имя известно во всем мире. Директор русского парижского издательства YMCA-press-центра русской эмигрантской литературы и советского «тамиздата». Доктор филологии, профессор, автор монографии о судьбе и творчестве О. Мандельштама, воспоминаний об И. Бунине, А. Ремизове, А. Ахматовой. Лидер Русского студенческого христианского движения и редактор «Вестника РХД», создатель московского издательства «Русский путь» и соучредитель Дома Русского Зарубежья имени Александра Солженицына.

У каждого из нас есть биография. Но не у всех — судьба. И только немногим удается вписать свою судьбу в историю рода, общества, историю культуры. Биография Никиты Алексеевича Струве — в ряду представителей двух известных в России родов. Его прапрадед по мужской линии — выходец из Германии, астроном, основатель Пулковской обсерватории Василий Яковлевич Струве. Дед — Петр Бернгардович Струве — публицист, экономист, сторонник Столыпина, оппонент Ленина, идеолог лучшей части первой русской эмиграции. Известен и род матери, Екатерины Андреевны Струве, урожденной Катуар. Она — из обосновавшегося в первой половине ХIХ века в России французского дворянского рода, представители которого стали предпринимателями, меценатами. Имя Александра Андреевича Катуара де Бианкура увековечено в Москве на почетной доске Исторического музея как дарителя редкой коллекции оружия. Георгий Львович Катуар был известным московским композитором, наставником Дмитрия Кабалевского.

Судьба соединила оба эти рода уже в эмиграции, во Франции. И Никите Алексеевичу Струве вслед за отцом, библиофилом Алексеем Петровичем Струве суждено было стать хранителем изгнанной из России русской литературы, философии, богословия. Эта миссия стала сознательным выбором будущего директора YMCA-press. Как говорит Никита Алексеевич о себе и коллегах, «мы не писали историю, мы в ней участвовали».

Уже более полувека деятельность Никиты Алексеевича Струве связана с изданием эмигрантской литературы, с Латинским кварталом и книжным центром Les éditeurs réunis, librairie russe на улице Монтань Ст. Женевьев в Париже. Книжные магазины здесь — на каждом шагу. В витринах — и старинные фолианты в истертых переплетах (едва ли не ровесники самой Сорбонны), и на все вкусы глянец — от пособий по кулинарии до рецептов успешного бизнеса. Рядом — волосатый Маркс смотрит на вас с плаката, призывающего обнаружить в его учении что-то полезное для современной эпохи компьютерных технологий. Глаза разбегаются… и все-таки среди всей этой пестроты выделяется витрина магазина легендарного русского эмигрантского издательства YMCA-press Les éditeurs réunis.

Здесь эмигрантские мемуары разных лет, философско-богословские труды, учебные пособия на русском и французском, художественная литература от первых изданий запрещенных в СССР произведений М. Булгакова и А. Солженицына до современных переводов на французский Пушкина, Гоголя, Ахматовой…

В начале 60-х годов прошлого века этот дом на улице Монтань Ст. Женевьев выбрал для редакции и магазина Никита Алексеевич Струве. Тогда он был еще литературным советником этого издательства. Директором YMCA-press Струве стал позже, но во многом его стараниями дом сразу превратился в своеобразный культурный центр. Здесь начали проходить коллоквиумы об истории и насущных проблемах русской эмиграции, научные конференции по вопросам богословия, культуры, литературы. Так покровительница Парижа святая Женевьева оказалась хранительницей и тех, кто, спасаясь от Красного террора, продолжал развивать русскую духовную культуру, философско-богословские идеи за рубежом.

Сегодня в магазине YMCA-press у книголюбов широкий выбор — свыше 6 тысяч книг. Треть из них — довоенные русскоязычные издания YMCA-press и других эмигрантских издательств. Среди них такие раритеты как «Пути русского богословия» о. Г. Флоровского, мемуарная биография митрополита Евлогия «Путь моей жизни», проза И. Бунина, Б. Зайцева, И. Шмелева, номера журнала «Путь», выходившего с 1925 года под редакцией Н. Бердяева и Б. Вышеславцева, «Вестник Русского Христианского движения».

Есть в YMCA-press и книги, выпущенные в России в советское время. К тому же здесь можно приобрести учебники, литературу на французском языке, а еще — совместные издания YMCA-press и московского издательства «Русский путь»: сочинения А. Солженицына, «Дневники» А. Шмемана, мемуары З. Шаховской, В. Зеньковского, «Онегинскую экциклопедию», стихотворные сборники О. Седаковой, М. Кублановского, М.Бузника.

Издательство «Русский путь» было создано в Москве после первой выставки книг YMCA-press в 1990 году. Тогда Струве впервые приехал в столицу будущей России не как ностальгирующий эмигрант, а как полноправный участник тех процессов, все многообразие которых в современной истории определяется словом «перестройка». Сегодня с этим лозунгом не расстаются и те политики, которые давно отказались от гласности, и те экономисты, по вине которых прекратили существование многие инновационные направления науки и важные отрасли производства. А вот результат ментальной деятельности Струве — вполне реален и повлиял на те процессы, благодаря которым в годы перестройки была легализована гонимая десятилетиями деятельность церкви. Труды философов, историков, писателей, изданные в YMCA-press, воспитали не одно поколение свободно и творчески мыслящих людей. «За сохранение и пропаганду культурного и духовного наследия русской эмиграции» в 1999 году Струве была присуждена Государственная премия РФ. А тогда в 90-м именно как полноправного участника демократических преобразований встречала Никиту Алексеевича Струве и 40 тысяч книг издательства YMCA-press жаждавшая существенных перемен интеллигенция. Струве наконец-то приехал в страну, которую семьдесят лет назад вынуждены были покинуть его дед и родители. И если не вернулись сами, то благодаря деятельности внука получили возможность вернуть национальное достояние соотечественникам, которых более полувека насильственно отстраняли от русской духовной культуры. Но «нематериальная» мысль имеет свойство распространятся со скоростью, пожалуй, превосходящей скорость света. И, к счастью, пытливые умы созрели в СССР и благодаря журналу «Вестник Русского Христианского движения», и трудам Н. Бердяева, о. Сергия Булгакова, П. Струве, и художественным произведениям русских писателей в изгнании.

Во время встреч в Москве и бесед с читателями, библиотекарями и издателями Никита Алексеевич убедился — на эти книги огромный спрос, значит, печатать их нужно здесь. Так в Москве было создано дочернее предприятие YMCA-press издательство «Русский путь». Струве стал его главным редактором, а директором — один из устроителей первой московской выставки YMCA-press историк Виктор Москвин.

Сегодня совместную книжную продукцию этих издательств можно приобрести и в московском магазине Дома Русского Зарубежья, и в Париже на улице Монтань Ст.Женевьев. Но YMCA-press по-прежнему сохраняет «ауру» легендарного места Латинского квартала. Многие помнят, что здесь бывали и выдворенные из СССР нобелевские лауреаты А. Солженицын и И. Бродский, и опальные писатели-эмигранты В. Некрасов и В. Аксенов, и патриарх творческой элиты серебряного века Ю. Анненков.

Да и среди обычных посетителей — до сих пор много интересных людей. Вот один из гостей интересуется первым имковским изданием «Собачьего сердца» М. Булгакова с обложкой, оформленной Ю. Анненковым. Сотрудник магазина Алик Хананье приносит этот заветный том, и тут же завязывается азартный разговор двух знатоков редких книг. Николай Иванович, так представился гость магазина, рассказывает о своей коллекции, в которой было прижизненное издание А.С. Пушкина «Путешествие в Арзрум».

Около другого стеллажа — поклонница «ИМКИ» с двадцатилетнем стажем Ольга выбирает литературу по музыке. Она в очередной раз приехала в Париж из Америки — и сразу сюда. Чуть позже в магазин заходит Борис Лежен — пригласить на выставку своих скульптурных работ. Это он — автор памятной доски Мандельштаму, которая стараниями Струве установлена на одном из зданий Сорбонны, где в начале прошлого века жил Осип Эмильевич.

А среди наиболее значимых книг YMCA-press сегодня — исследования Н.А. Струве о Мандельштаме. Впервые этот труд был представлен Никитой Алексеевичем в 1979 году на соискание докторской степени Парижского университета, а опубликован в 1982 году. Потом был издан авторский перевод с французского на русский. А теперь вместо торжества по поводу своего 85-летия Никита Алексеевич устроил в Париже презентацию второго русскоязычного издания этой книги, выпущенной в 2016 г. в «Русском пути». (Если же считать общее число изданий на французском и русском — то это уже пятое.) Собрание по этому поводу прошло 15 февраля с участием сотрудников этого парижского издательства, друзей Никиты Алексеевича Струве, а также директора издательства «Русский путь» и Дома Русского Зарубежья Виктора Александровича Москвина.

Так складываются штрихи к «портрету» книжного центра YMCA-press — дома дружеского общения русскоязычной и коренной интеллигенции Парижа. Здесь кипят жаркие споры о судьбах наследия первой эмиграции, о нынешнем потоке эмигрантов из стран СНГ. Струве с горечью говорит о том, что многие из них не знают ни лучших образцов современной русской, ни той российской культуры, которую сберегла и умножила первая эмиграция. А проблемы православной церкви за рубежом, в частности, во Франции? Они сейчас больше всего волнуют Никиту Алексеевича. И об этом — его острые статьи в прессе. Не будучи специалистом в столь сложных богословских и юридических вопросах, не берусь излагать детали позиции Струве. Надеюсь, поняла главное — Никита Алексеевич за то, чтобы при решении всех сложных проблем в первую очередь учитывался голос русской эмиграции, представители которой на протяжении 70 лет гонений на церковь в России сохраняли православную церковную жизнь в изгнании. Именно они на свои скудные средства ремонтировали храмы, продлевая их век часто ценой собственной жизни. Это и рядовые прихожане и православные священники — отцы Александр Ельчанинов, В. Зеньковский, протоиерей Александр Шмеман и другие бессребреники и подвижники. Те домашние иконы, которые когда-то вместо драгоценностей вывозили из России изгнанники и, умирая на чужбине, завещали православным храмам в Париже, в Ницце, в других городах Франции, уж никак не могут быть объявлены чьей-то собственностью, это духовное наследие церковной общины, живущей по завету «Богу — богово, кесарю — кесарево».

Такая позиция нелегко далась лучшим представителям русской эмиграции и их наследникам. Вот как писал об этом Н.А. Струве в статье «Духовный опыт русской эмиграции»: «Эмиграция, выкинутая из своей страны, пережила повышение религиозного чувства после той исторической беды, которая стряслась с Россией… Но специфические трудности эмиграции — отсутствие почвы, отсутствие земли — могли быть восполнены именно тем, что эмиграции оставалось открытым небо».

И далее, ссылаясь на размышления матери Марии (Скобцовой), Струве продолжает: «Эмиграция оказалась в свободе не только от гонений (когда наиболее творческие люди России погибали в ГУЛАГах ), но и от государственных подачек и, скажу шире, дополняя мать Марию, вообще от всякого государства… И это значит, что за все наши неудачи, даже просто за нашу инертность мы отвечаем сами. Мы не можем обвинить власть или окружающую среду, потому что они не гонят нас, не отравляют нас своим покровительством. Если что-либо у нас плохо, то это оттого, что мы сами плохи».

Когда сегодня мы говорим о наследии русской эмиграции, всегда ли мы сознаем, что это не только выдающиеся художественные произведения, философские и богословские труды, не искореженная чиновничьим волапюком русская речь. Это прежде всего — независимое достоинство, максималистская требовательность к себе, подвижническая деятельность без демагогических призывов и показной активности. Все это понимаешь только в непосредственном общении с такими людьми, как Никита Алексеевич Струве, как спутница его жизни мастер иконописи Мария Александровна (урожденная Ельчанинова), как близкие им «движенцы» — так до сих пор называют себя участники Русского студенческого христианского движения. На определенном этапе, расширяя границы, это движение потеряло понятие студенческого. Но право же, студенческий дух до сих пор с ними, этими убеленными сединами людьми. С каким интересом вспоминает Мария Александровна Струве о летних лагерях, о том, как вместе «движенцы» отмечали православные праздники, спасали иконы из разрушающихся храмов-гаражей, помогали престарелым и всем, кто нуждался, как изучали русский язык, обсуждали новые книги. Новое поколение, хотя и несколько в другом качестве — и сегодня наследует эти традиции. Выросли в «движенческой атмосфере» и наследники семейства Струве — сын Даниил, дочери Бландина и Меланья (все они — филологи). Что-то самое важное они передают и своим детям, хотя современная жизнь разительно меняется буквально на глазах.

Дух бескорыстного интереса к каждому человеку, был бы он сам пытливым и не лукавым, дух естественной доброжелательности царит и в семье, и в кругу друзей, и в YMCA-press, ведь издательство с первых лет своего возникновения идет рука об руку с РСХД. Завершив преподавание в одном из филиалов разделившейся Сорбонны — университете Париж Х-Нантер — Никита Алексеевич продолжает вести коллоквиумы по культуре и литературе для всех желающих в «имковском» книжном центре. Просветительство для Струве — одна из форм посланничества. Ведь именно такую миссию взяла на себя русская эмиграция — изгнание для посланничества. Самое интересное, что для Никиты Алексеевича и многих «движенцев» этот завет московского старца о. Алексея Мечева, переданный в эмиграцию через Николая Бердяева, был не умозрительным призывом, а естественной основой жизни — семейных, дружеских, общественных связей.

Пожалуй, самыми насыщенными были они в семье Струве. Нечастыми, но запомнившимися на всю жизнь стали для Никиты в отроческие годы встречи с дедом — Петром Бернгардовичем Струве. Публицист, экономист, он разделял идеи Столыпина, резко полемизировал с вождем пролетариата, был поверенным по внешним делам у Врангеля, в изгнании создал газету «Возрождение», во многом формировавшую идеологию лучшей части русской эмиграции. По прошествии лет профессор Н.А. Струве так охарактеризует незаурядную личность Петра Бернгардовича:

«…Он был одновременно и мыслителем и деятелем, и даже более того, энциклопедистом-ученым, пытливым изыскателем, кропотливым собирателем фактов и в то же время страстным, страстно-принципиальным и принципиально-страстным борцом».

Эта страстная принципиальность, которая не ослабевала даже у неизлечимо больного в начале 40-х годов деда, больше всего и резонировала с подростковым максимализмом внука. Двенадцатилетний Никита в знак протеста открыто ходил по улицам Парижа с другом-евреем, чья курточка была отмечена желтой звездой. И к тому же предпочитал ездить с однокашниками-изгоями в последних вагонах метро, отведенных для «низшей расы». А в 1946-м, когда советские спецслужбы охотились за «невозвращенцами», юный защитник прав человека не растерялся и вызвал полицию, когда услыхал крики о помощи соседа с паспортом D.P.(Displaced Persons — того собирались тайно похитить. Об этом случае даже писали многие парижские газеты.

Меня сформировала война, и многие ее проявления, — говорит Никита Алексеевич. — А после окончания войны я был свидетелем того, как мой отец вместе с Сергеем Мельгуновым, Романом Гулем помогал представителям второй эмиграции — ведь многие, чтобы не оказаться в сталинских лагерях, вынуждены были покидать Францию. Участь тех, кто вернулся после войны в Россию, сегодня всем хорошо известна.

С детства мне прививали и русскую и французскую культуру — это были семейные традиции. Отец уехал в двадцатилетнем возрасте во Францию учиться, да так и остался в Париже. Но университет ему окончить не пришлось, Алексей Петрович занялся продажей книг, между прочим, тут же, в Латинском квартале. Правда, очень скоро его магазин прогорел, и, когда в феврале 1931-го родился я, отец перенес свое дело на дом.

Вот так, с самого раннего возраста Никита Струве оказался в той стихии, которая определила его будущее — среди книг, друзей и соратников отца и деда — цвета русской эмиграции, если воспользоваться распространенным определением. Это были Н. Бердяев, о. Сергий Булгаков, прот. В. Зеньковский, С. Франк, Ю. Рейтлингер, И. Бунин, Б. Зайцев, А. Ремизов — всех не перечесть.

С кем-то ему посчастливилось встретиться только несколько раз и запомнить на всю жизнь, с другими — общаться на протяжении многих лет. Примечательно и то, как расширял этот круг общения сам Струве. Незабываемыми стали для него в 1965 году встречи в Париже с Анной Ахматовой. Никите Алексеевичу удалось сделать магнитофонную запись, когда Анна Андреевна согласилась почитать ему свои стихи. А разве можно переоценить роль Струве в судьбе Александра Исаевича Солженицына! В декабре 1973 года Никита Алексеевич по просьбе Солженицына вместе с типографом Леонидом Лифарем в рекордно короткий срок издал переправленную в Париж рукопись первого тома «Архипелага ГУЛАГ». И после того, как создававшаяся в глубочайшей тайне летопись преступного режима обрела мировую известность, власти СССР не решились снова упрятать нобелевского лауреата в ГУЛАГ. Когда семья Солженицыных оказалась за границей, знакомство со Струве переросло в многолетнюю дружбу и плодотворное деловое сотрудничество. Человек энциклопедических знаний в области культуры, истории, философско-богословской мысли, Струве всегда стремится обнаружить связь идей и художественных произведений с судьбами их авторов, даже далекого прошлого. И всегда находит пути живого свидетельства о своих современниках.

Во множестве статей и книг, которые он за все эти годы написал и опубликовал, Струве с объективностью историка исследует роль каждой личности в отдаленной и текущей истории, с мастерством литератора воссоздает неповторимые черты характера того или иного человека. Это такие разные и равно дорогие ему люди как могучий философ-богослов о. Сергий Булгаков и преподаватель Сорбонны Пьер Паскаль, уроки которого повлияли на филологические пристрастия Никиты Алексеевича. Особым чувством проникнуты очерки о милосердной сестре Бландине, о беззаветно преданном делу типографе Леониде Лифаре и об о. Александре Мене, постоянная духовная связь с которым так и не воплотилась в личностном общении, но символически продлилась благодаря единственному письму, которое пришло к Никите Алексеевичу уже после трагической гибели отца Александра.

Струве первым исследовал авторский метод А. Солженицына в контексте традиций русской литературы Гоголь — Толстой — Достоевский. А рубрика «Памяти ушедших», которую открыл и вот уже много лет ведет он в «Вестнике Русского Христианского движения», — это своего рода жития праведников, подвижников церкви и культуры. Струве издал двуязычную «Антологию русской поэзии» (ХIХ и ХХ вв.) с собственными переводами на французский язык стихов Пушкина, Фета, Тютчева, Ахматовой, Мандельштама, Пастернака и других русских поэтов. Он автор фундаментального исследования «70 лет русской эмиграции». Его проект и 4-х томное собрание сочинений Матери Марии. И как не вспомнить слова Петра Бернгардовича Струве, которые так значимы для его «наследника по прямой»: «Не может быть национального самосознания без исторической памяти. Мы должны поэтому блюсти нашу историческую память и памятовать о тех людях и делах, которыми одухотворялась и строилась русская общественность». Никита Алексеевич Струве вот уже более полувека сохраняет эту живую память, не только чтобы свидетельствовать о прошлом, но и для того, чтобы передать эти свидетельства в будущее.


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская
24 октября 2012

Дорогие друзья!

Приносим свои извинения в связи с задержкой публикаций на сайте в связи с техническим сбоем.

Мы делаем всё возможное!

15 марта 2010

15 марта пришла весть горькая и страшная — не стало Татьяны Владимировны Загорской, изумительного художника-дизайнера, отличавшегося безукоризненным вкусом, любовью к своему делу, высоким профессионализмом.

На протяжении долгих лет Татьяна Владимировна делала журнал «Страстной бульвар, 10» и делала его с таким пониманием, с таким тонким знанием специфики этого издания, с такой щедрой изобретательностью, что номер от номера становился все более строгим, изящным, привлекательным.

В сентябре 2009 года Татьяна Владимировна перенесла тяжелую операцию и вынуждена была отказаться от работы над «Страстным бульваром», но у нее оставалось еще ее любимое детище — журнал «Иные берега», который она придумала от первой до последней страницы и наполнила его своей высокой культурой, своим щедрым и светлым даром. Каждый читатель журнала отмечал его неповторимое художественное содержание, его стиль и изысканность.

Без Татьяны Владимировны очень трудно представить себе нашу работу, она навсегда останется не только в наших сердцах, но и на страницах журнала, который Татьяна Загорская делала до последнего дня с любовью и надеждой на то, что впереди у нас общее и большое будущее...

Вечная ей память и наша любовь!

25 декабря 2009

Дорогие друзья!
С наступающим Новым Годом и Рождеством!
Позвольте пожелать вам, мои дорогие коллеги, здоровья и благополучия! Радости, которое всегда приносит вдохновенное творчество!
Мы сильны, потому что мы вместе, потому что наше театральное товарищество основано на вере друг в друга. Давайте никогда не терять этой веры, веры в себя и в свое будущее.
Для всех нас наступающий 2010 год — это год особенный, это год А. П. Чехова. И, как говорила чеховская героиня, мы будем жить, будем много трудиться, и мы будем счастливы в своем служении Театру, нашему прекрасному Союзу.
Будьте счастливы, мои родные, с Новым Годом!
Искренне Ваш, Александр Калягин

***
Праздничный бонус:
Новый год в картинке
Главные проекты-2010 в картинке
Сборник Юбилеи-2010 в формате PDF

27 октября 2008

Дорогие друзья, теперь на нашем сайте опубликованы все номера журнала!
К сожалению, архивные выпуски доступны только в формате PDF. Но мы
надеемся, что этот факт не умалит в ваших глазах ценности самих
текстов. Ссылку на PDF-файл вы найдете в Слове редактора, предваряющем
каждый номер. Приятного и полезного вам чтения!