"Воскресение" Л.Н.Толстого на китайской сцене

"Воскресение" Л.Н.Толстого на китайской сцене

 

Каждый серьезный международный театральный фестиваль старается расширять свою географию, открывать новые имена и новые страны.

Один из самых престижных театральных фестивалей не только в России, но и в Европе «Балтийский Дом» в Санкт-Петербурге, который осенью 2015 года отметил свое 25-летие, долго сохранял чисто балтийскую афишу — театры стран Балтийского моря. Потом появилась Италия. А последние два года взоры дирекции «Балтийского Дома» обратились в сторону Китая. В Петербург в 2014 году приехал театр из Пекина, а в 2015-м — театр из Гуанчжоу.

Мы прекрасно знаем Пекинскую оперу, китайский цирк, национальные танцевальные труппы и т.д. Они не раз бывали у нас на гастролях. Но эти два театра открыли нам нечто новое. Это вполне европейские по форме драматические театры. Таких в Китае — единицы, но тем не менее они есть.

В репертуаре мировая классика, пьесы современных западных и китайских авторов и особое место занимает русская классика и советская драматургия (Володин, Розов, Арбузов). Актеры воспитаны по системе Станиславского, но при этом, конечно, сохраняют свою идентичность. Соединение двух культур оказалось плодотворным, и появился спектакль «Театра №13» из города Гуанчжоу по роману Л.Н. Толстого «Воскресение». Постановщик этого спектакля и автор инсценировки — актер и режиссер театра «Балтийский Дом» Леонид Алимов.

Вот как этот спектакль восприняли в Китае: «Через несколько минут после начала спектакля зритель невольно погружается в атмосферу тревоги и печали. Игра актеров, декорации, свет говорят нам — в этом мире уже произошла катастрофа, но главные события и беды — впереди. Самым удивительным оказалось то, как китайские актеры смогли погрузиться в мир русских героев, проникнуться мыслями и идеями своих персонажей и очень достоверно донести до нас их переживания. И что поразительно — перед нами именно актерский ансамбль, группа единомышленников, рассказывающих одну увлекательную и в то же время поучительную историю» (Еженедельная газета «Гуанчжоу жибао»).

В Петербурге на юбилейном 25-м фестивале «Балтийский Дом» спектакль «Воскресение» стал одним из главных событий.

В этом спектакле соединилось все — удачная инсценировка, блестящая сценография, талантливые исполнители. Фактически, Леонид Алимов написал современную по форме пьесу по роману Толстого с большим пиететом к автору, где особое место отдано монологам героев. Это по большому счету один большой монолог — исповедь Дмитрия Нехлюдова. С другой стороны, режиссер использовал кинематографический прием: множество коротких сцен. В спектакле занято восемь актеров. Только двое играют по одной роли Ло Вей (Нехлюдов) и Ли Хе (Катюша Маслова). Остальные — по несколько ролей. Правда, Катюша Маслова представлена во всех ипостасях: юная девушка, которую встретил когда-то Нехлюдов и совратил, вызывающе наглая на суде, как положено проститутке, и совсем другая по дороге на каторгу, тихая, безразличная ко всему, и вдруг ожившая от того, что влюбилась в смешного нелепого «политического». Молодая китайская актриса Ли Хе сыграла эту сложнейшую роль удивительно тонко и глубоко, все прочувствовав, все прожив. Но не она главная героиня этого спектакля, а Нехлюдов.

Актер не просто рассказывает трагическую историю Катюши Масловой, он делает это так, что с первых его слов, обращенных в зал, становится ясно, насколько этот Нехлюдов потрясен случившимся с бывшей прелестной юной горничной его тетки Катюшей Масловой, и осознает: это он — виновник всех ее бед. Спектакль построен как цепь воспоминаний Нехлюдова и его покаяние, которое Катюше Масловой оказалось не нужно.

Перед зрителями проходит весь сложнейший путь Нехлюдова через покаяние к воскресению.

Право не знаю, каким бы стал этот спектакль без сценографии Анвара Гумарова. Начало спектакля. Все зеркало сцены занимает огромная живописная картина. Грустный осенний российский пейзаж. Бесконечные поля до горизонта. И дорога — тот самый Владимирский тракт, по которому в толпе арестантов пойдет на каторгу Катюша Маслова. Это не столько для нас, сколько для китайских зрителей, чтобы они что-то почувствовали, поняли про ту Россию, про тех людей, о которых писал Толстой.

Занавес поднимается. И уже нет никакой живописи. Только графика.

На огромной пустой сцене высвечивается середина. Гигантский распластанный крест. В центре белый куб. Над ним углом два экрана, на которых несутся навстречу друг другу два поезда. Они должны столкнуться, но не сталкиваются. Сразу возникает необыкновенное напряжение. Потом на этих экранах будут появляться иероглифы — название каждой сцены: «В суде», «В дороге», «Грехопадение», «У Корчагиных», «У сестры» и т.д. В какой-то момент возникнет на экране Александрийский столп как символ Петербурга, и только один раз крупным планом лица Нехлюдова и Катюши. Все продумано, каждая сцена. Это содружество режиссера Леонида Алимова и сценографа Анвара Гумарова — одна из главных составляющих успеха спектакля.

В Петербурге с постановщиком спектакля «Воскресение», актером, режиссером, учеником Льва Додина, Леонидом Алимовым встретились театральные критики: Этери Кекелидзе из Таллинна и автор этих заметок из Москвы. Наш разговор с Леонидом Алимовым не был привычным интервью. Мы, задавая вопросы, делились своими размышлениями о спектакле, нам было интересно побольше узнать о театре в Гуанчжоу, о том как работалось режиссеру с китайскими артистами. Этот разговор с небольшими комментариями мы и представляем читателю.

 

Леонид Алимов: «Театр№13» — это единственный государственный репертуарный театр в Гуанчжоу, единственный на полном государственном обеспечении. А население города официально 17 млн. 850 тыс. человек. Театров множество. Но они все музыкальные, музыкально-танцевальные, цирк на сцене и т. д. Все эти жанры любит зритель. Я должен поклониться в пояс руководителям театра. Они бьются, как рыба об лед, прививая зрителям интерес к настоящему драматическому искусству, переламывая привычную ситуацию.

Гунчжоу — столица южного Китая. Зрители воспитаны на своем южном театральном искусстве. У них есть традиционная китайская опера, но она отличается от Пекинской. Любимые представления — всякие единоборства и цирк.

И руководство «Театра№13», привлекая зрителя, старается сохранить баланс: 80% — серьезные драматические постановки по китайским пьесам, историческим и современным, Шекспир (у них идет «Макбет» и «Венецианский купец») и «Воскресение» Толстого.

А дальше в афише западные и современные молодежные комедии, при постановке которых театр старается сохранить свое лицо. Это качественные спектакли. Тут особая заслуга художественного руководителя Центра разговорной драмы «Театра №13» Ван Сяоди.

 

Комментарий:

По словам Ван Сяоди, цифра 13 в названии театра никого в Китае не смущает, хотя некоторые считают это число несчастливым. Самые счастливые числа — это 8 и 6. Но в Гуанчжоу по-другому, потому что на кантонском диалекте цифра 13 имеет хорошее значение и созвучно слову «рождаться».

 

Леонид Алимов: Работая в Китае, я убедился, что китайцы очень любят русскую культуру в целом, русскую литературу, русское слово. Трудно себе представить, какое количество в Китае переводной русской и советской классики. И «Воскресение» Л.Н. Толстого — это был выбор театра.

Этери Кекелидзе: Каким же образом выбор руководства театра из Гуанджоу пал на петербургского актера и режиссера Леонида Алимова?

Леонид Алимов: Года два назад большая группа театральных деятелей из Китая приехала в Москву и Петербург, чтобы посмотреть и отобрать спектакли по русской и советской классике для своего театрального фестиваля, наверное, еще была у них цель познакомиться с нашей режиссурой, чтобы кого-то пригласить для постановки. Пришли они и в Театр «Балтийский Дом», где как назло в эти дни шли исключительно западные пьесы. Но вспомнили, что на Малой сцене есть спектакль по произведениям Виктора Некрасова «Сталин. Ночь» в моей постановке.

Спектакль китайцам понравился. Возникла идея повезти его в Китай, но не решились. Для китайской публики он показался слишком сложным. Но пригласили меня на постановку в «Театр №13» в Гуанджоу. Это было абсолютно неожиданно. Условия были такие: они выбирают произведение, а я приезжаю со своей постановочной группой. Условия идеальные. Несколько месяцев длилась пауза. Никто со мной не связывался. И я решил, что ничего не будет, но оказалось, что в театре шел долгий спор между членами художественного совета театра, какое произведение выбрать. Наконец было решено — «Воскресение» Л.Н. Толстого.

Когда мне сообщили, что это будет «Воскресение», я присел от удивления. У них в театре была старая инсценировка 50-х годов, она никуда не годилась. Это понял не только я, но и руководители театра. И они предложили мне самому написать инсценировку. Не скажу, что я сильно испугался. Толстого я очень люблю. И когда начал читать «Воскресение», давно не читанное, по сути, читал роман заново. И примерно с 30-й страницы понял, материал ложится на сердце, и с каждой следующей страницей я уже понимал, как можно сделать инсценировку.

Дело в том, что мы были в Китае на гастролях с ультрасовременным спектаклем А. Жолдака «Москва-Петушки». Я познакомился с китайской публикой и понял, что должен идти другим путем — мне надо рассказать историю так, чтобы она была понятна китайским зрителям и их взволновала. Роман огромный, пришлось отказаться от многих линий, но не от основной, главной. Директор театра и художественный руководитель приняли мою инсценировку и говорили, что очень волновались, какие сцены я оставлю. Они не хотели вмешиваться в творческий процесс, терпеливо ждали, когда я им представлю свою работу, и обрадовались, что я оставил всех основных героев и получилась такая, по их выражению, лирико-мелодраматическая линия. Конечно, пришлось отказаться от многого: от сложных отношений Нехлюдова с православной церковью, от его отношений с крестьянами, от того, что требовало каких-то разъяснений для китайских зрителей, да и артистам многие вещи было трудно понять, особенно все, что связано с христианством, с толстовской философией, моралью. Приходилось терпеливо объяснять.

А вот какие-то сцены я почти не репетировал и ничего не объяснял — сцены с продажными адвокатами и судьями, все, что связано с государственной машиной и ее черными сторонами, ничего не надо было объяснять. Артисты говорили — это мы понимаем.

Этери Кекелидзе: Наверное, самое сложное было все то, что связано с Евангелием от Матфея. Это же есть в спектакле.

Леонид Алимов: Мне повезло с исполнителем главной роли Нехлюдова, прекрасным артистом Ло Вей. Он был приглашен из Пекина. Когда мы с ним впервые встретились и стали беседовать, оказалось, что он буквально погружен в русскую литературу, русскую культуру. И это было нашим спасением. Только этому парню можно было объяснить, почему Нехлюдов приходит к Евангелию, почему книга заканчивается выдержками из Евангелия. Я не знаю, что бы я делал с другим исполнителем.

Хотя сложностей было много. Были какие-то смешные ситуации. В первые дни читки я стал говорить исполнительнице роли Наташи, сестры Нехлюдова: «Вам придется петь французскую песенку, которую они пели в детстве».

«Да, отлично, но почему французскую?» — спросила она. Я начал объяснять, что в русских дворянских семьях первым языком чаще всего был французский. Два дня читал лекцию на эту тему и не мог пробиться. Она так и не поняла, почему с детства говорят на языке чужой страны, почему нянька (гувернантка) разговаривает на этом языке. Приходилось просто читать лекции.

К счастью, у меня была прекрасная переводчица — Юлия Мыльникова, она — одна из руководителей Института Конфуция в Петербурге. Прекрасный молодой ученый, блестяще владеет китайским языком, прекрасно знает историю и литературу Китая. Юлия сразу расположила всех в театре к нашей компании.

 

Комментарий:

Компания была такова: автор инсценировки, режиссер-постановщик, автор музыкального оформления — Леонид Алимов; сценография и костюмы, видео Анвара Гумарова; художник по свету — Денис Солнцев; исполнительный продюсер, ассистент режиссера — Юлия Мыльникова; перевод — Сун Инъин и Юлия Мыльникова; идея — Лу Чжицян; идея проекта — Сюй Бинь; продюсер проекта — ЧэньЧжижун; артисты: Ло Вей, Ли Хе, Ван Фан, Чжан Ечуань, Сюй Фань, Сюй Цзе, Чжан Сяофань, Сунь Бо.

 

Мая Романова: Как китайские артисты восприняли вашу инсценировку с быстрой сменой сцен, со всеми монологами и тот способ существования на сцене, который вы им предложили?

Леонид Алимов: Пришлось убеждать, потому что ждали другого. Мы выходим на сцену. Написано: большой прием у Корчагиных. Они ждут, что сейчас будем все долго сидеть, беседовать и т. д. А ничего этого нет. В спектакле все герои часто обращаются к залу, даже если разговаривают двое. Это для них было странно, их так не учили. Должна быть четвертая стена. Но постепенно справились.

Этери Кекелидзе: У вас есть несколько уступок традиционному китайскому театру: и китайские фонарики появляются, и еще этот замечательный молодой актер как черт из табакерки выскакивает на сцену, быстро-быстро все сказал и исчез. Зал с восторгом воспринял эту скороговорку. Как будто вы даете зрителям чуть передохнуть, чтобы потом снова захватить их внимание.

Леонид Алимов: Да, конечно. А этот молодой парень тоже находка. Он играет слуг, солдат... Я ему сказал: будешь играть слугу. Тебе предстоит серьезная работа. Он только после института. Я увидел в его глазах такое разочарование. Нет, говорю, это будет необычный слуга. Ты будешь слуга во всех домах, где будет происходить действие. У тебя будет много текста. Потом с удивлением и радостью, как ребенок, он говорит: у меня правда много текста. А эта скороговорка, особенно в Китае вызывает полный восторг и аплодисменты. Вообще, я просто влюбился в китайских артистов, они профессиональны, воспитаны, дисциплинированы и талантливы.

У них изумительное здание театра. Он построен в 2007 году, очень современный. В зале самое разумное количество мест — 435. Прекрасная акустика.

Когда я увидел театр, у меня сразу возникла идея монологов, обращения в зал.

Это было счастливое время в Гуанчжоу, хотя работали очень много, с полной отдачей.

 

Надо было видеть, какая была счастливая встреча на фестивале «Балтийский Дом» китайских артистов с режиссером Леонидом Алимовым, сценографом Анваром Гумаровым и переводчиком Юлией Мыльниковой. Премьера «Воскресения» в Гуаньчжоу состоялась 6 августа 2015 года, а встретились вновь в октябре 2015 года. Это творческое содружество культурной столицы России Петербурга и культурной столицы южного Китая Гуанчжоу, в результате которого возник стильный, серьезный и очень красивый спектакль по роману Л.Н. Толстого, на этом не закончилось.

2016 год в Гуанчжоу начался с Фестиваля русских драматических театров Петербурга. И на сцене так полюбившегося ему «Театра №13» Леонид Алимов играл Обломова в спектакле Театра «Балтийский Дом» «Жизнь Ильи Ильича» по роману И.А. Гончарова «Обломов».

Хочется верить, что это только начало успешного содружества российских театров с театрами Китая.


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская