Свои среди своих

Свои среди своих

 

В Доме русского зарубежья им. А. Солженицына профессор кафедры славистики филологического факультета Белградского университета Корнелия Ичин, аспирантка кафедры славистики филологического факультета Белградского университета Ивана Мрджа и научный сотрудник департамента русского языка и литературы философского факультета Университета города Ниша Ненад Благоевич презентовали две книги из серии «Русская эмиграция в Сербии», изданные в Белграде в 2016 году, — «От чужих к своим. Письма выдающихся представителей русской интеллигенции начала ХХ века Александру Беличу» и «Сергей Смирнов. В плену у цареубийц».

Читая произведения, монографии и другие труды выдающихся мыслителей — писателей, художников, ученых и т.д. — мы знакомимся с основным строем их мысли, с их чувствами и идеями, получаем важную информацию о ключевых проблемах эпохи. Однако за каждой личностью скрывается в первую очередь человек со своими повседневными хлопотами и проблемами, со своими страхами и заботами, которые обостряются под влиянием тех или иных событий.

В издании «От чужих к своим. Письма выдающихся представителей русской интеллигенции начала ХХ века Александру Беличу» помещены письма, отражающие всю сложность творческого процесса создания неповторимых произведений искусства и научных трудов. В них иллюстрируется целый ряд особенностей сотрудничества России со славянскими странами, в частности с Сербией, в которой родился и совершил большую часть своих научных открытий Александр Белич (1876—1960) — выдающийся сербский лингвист, профессор и ученый.

Он родился в Белграде, окончил филологический факультет Белградского университета. Два курса молодой сербский студент окончил в Одесском университете, где слушал лекции Кочубинского, фон Штерна, Никитского и Виппера. Но, наверное, самыми важными годами в формировании его научных взглядов стали два года учебы в Московском университете, в течение которых Белич посещал собрания лингвистов, проходившие по четвергам у знаменитого ученого Филиппа Федоровича Фортунатова. Впоследствии Белич вспоминал, что эти вечера, на которых собирались выдающиеся ученые — филологи, лингвисты, слависты того времени, — были для него важнее всех университетских лекций и семинаров. Во-первых, на этих собраниях самыми великими представителями русской лингвистики обсуждались актуальные вопросы, а во-вторых, очень важным для Белича было знакомство с лингвистами мирового масштаба, с которыми он на протяжении многих лет впоследствии сотрудничал. Сферой интересов молодого ученого были вопросы происхождения, развития и истории сербского языка и его связь с другими славянскими языками. Немало статей молодого ученого было опубликовано в видных научных журналах, в том числе в петербургских «Известиях» и «Известиях отделения русского языка и словесности». Уже в 1906 году, когда ему еще не исполнилось и 30 лет, он стал постоянным членом Сербской королевской академии, а в 1910 году и Русской императорской академии в Петербурге.

Александр Белич был очень привязан к «русским братьям», поэтому стал одним из покровителей русских эмигрантов в Сербии и в Европе, которые прибывали в Югославию (в те годы Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев) в 1919-м и последующих годах.

Главным органом помощи русским была Государственная комиссия по делам русских беженцев, созданная уже в 1921 году в Белграде. В течение первых шести лет работы Комиссии Белич был заместителем председателя, а с 1927 года — председателем. В 1928 году в Белграде был организован уникальный Съезд русских писателей и журналистов за рубежом, на котором собрались видные имена русской эмиграции: Мережковский, Гиппиус, Зайцев, Вас. Немирович-Данченко, Чириков, Куприн и многие другие. Важную роль в организации съезда вместе с королем Александром сыграл именно Белич. Этот съезд, хотя и остался единственным в истории, способствовал полезному обмену мнениями, укреплению связей между эмигрантами, принадлежащими разным литературным направлениям, а также связей с сербскими представителями науки и культуры. Результатом съезда было создание Русского культурного комитета под председательством А. Белича, и, в рамках Комитета, Издательской комиссии (председатель В. Д. Брянский), задачей которой была публикация произведений русских эмигрантских писателей и поэтов, а также переиздание их произведений, вышедших до революции. Это издательство, на которое возлагали огромные надежды эмигранты, просуществовало шесть лет (с 1928 по 1934 год) и выпустило 61 произведение на русском языке.

Белград 1920—1930-х годов стал одним из культурных центров русской эмиграции. Это, прежде всего, заслуга замечательных и влиятельных людей, какими были король Александр І Карагеоргиевич и профессор Белич. В Белграде работали Общество русских ученых в Королевстве СХС (1920), Русская академическая группа (1921), Русский научный институт (1928) и многие другие русские общества. Самым большим и значительным стал Русский дом имени императора Николая II, открытый в 1933 году и ставший центром культурной, научной и религиозной жизни российской эмигрантской общины в межвоенной Югославии.

Неудивительно, что именно профессор Белич — центр всего русского в Белграде, и стал точкой притяжения выдающихся деятелей, волею судьбы оказавшихся за границей и пытавшихся всеми силами оставаться русскими во что бы то ни стало.

В архиве ученого в Сербии значатся тысячи и тысячи единиц хранения документов, так или иначе связанных с русской культурой, с русской эмиграцией, и значительный корпус этих материалов — переписка А. Белича с выходцами из России. Среди его адресатов: писатели и поэты — Василий Немирович-Данченко, Михаил Суворин, Александр Амфитеатров, Дмитрий Мережковский, Константин Бальмонт, Зинаида Гиппиус, Александр Куприн, Иван Бунин, Иван Шмелев, Борис Зайцев, Николай Рощин; деятели искусства — Юрий Ракитин, Иван Билибин, Григорий Хмара, Роман Верховской, Сергей Кучинский, Николай Орлов; ученые — Филипп Фортунатов, Петр Струве, Александр Вейдеман, Алексей Шахматов и многие другие.

Сегодня эти бесценные свидетельства минувшей эпохи хранятся в Архиве Сербской академии наук и искусств, Национальной библиотеке, Архиве Сербской академии наук и искусств в Белграде, а идея их публикации принадлежит Корнелии Ичин — авторитетному исследователю русской литературы, автору книг о русской поэзии, организатору 15 международных научных конференций, посвященных русскому авангарду. Она же в 2015 году на Международной книжной выставке-ярмарке в Москве презентовала книжную серию «Библиотека. Язык и литература», в рамках которой выпущены и книги серии «Русская эмиграция в Сербии».

В письмах корреспондентов — мысли о создании журнала русской литературы в Сербии, организационные проблемы созыва Съезда русских писателей, просьбы о помощи.

Так, по поводу организации издательства Дмитрий Мережковский 11 ноября 1928 года писал Беличу: «Не менее для нас убийственно ожидание издательства. Здесь уже образуется другое — при Современных Записках, где скупают писателей по 10 000 франков за книгу… и многих уже скупили (Алданова, Бунина, Зайцева, Шмелева). Очень будет досадно, если Современные Записки (вредная лавочка) предвосхитят Вашу идею крупного, объединяющего и принципиального издательства. А это будет, если дело у Вас пойдет таким темпом, как идет сейчас. Вот пример: у меня взяли “Наполеона”; я получил деловое письмо от Брянского экспрессом об условиях и тотчас ответил ему, но вот три недели как не имею ответа и не могу ему выслать текста… Это опять похоже на “жалобу”, но что же делать? Вам нужно знать всю горькую правду о нас».

Константин Бальмонт 31 октября 1928 года писал: «Б.К. Зайцев сообщил мне радостную весть. Что под Вашим руководством в Белграде, волею Сербии, чье внимание мы, зарубежные русские писатели, так ценим, решено издавать Русские книги. Предполагая, что я не забыт в ряде тех, чьи работы уже приняты, посылаю Вам мою поэму о России “В Раздвинутой Дали”, — работа трех моих последних лет, в течение которых я, увы, единственный из русских зарубежных писателей не мог издать ни одной своей книги…

Дня через 3—4 я посылаю Вам также небольшую книгу литературных очерков “Русский язык”, которую мне также хотелось бы видеть напечатанной…»

Зинаида Гиппиус 30 января 1929 года писала Беличу по поводу выхода книги Дмитрия Мережковского «Наполеон»:

«Пишу вам несколько слов по поводу огорчения, нас постигшего. Я вижу в нем, кстати, и подтверждение моей мысли, высказанной в последнем письме, что вам теперь “не до нас” (считаю это вполне естественным). Если бы не так, то уж, конечно, вы, и как раз вы, не допустили бы, чтобы первая книга нового издательства, — Наполеон Дмитрия Сергеевича, — вышла в таком виде… Почему как раз вы? Да потому, что вы знаете и любите “книгу”; потому что вы сами много раз говорили, что если делать, то надо “делать хорошо”; потому что вы враг уездной захолустности и всякого внешнего уродства…»

Д.С. Мережковский в своем письме от 11 ноября 1928 года пишет Беличу: «Главное, помните: я ни на что не жалуюсь и ни в чем не убеждаю, я только напоминаю Вам то, что Вы сами хорошо знаете: время не ждет, разложение эмиграции, как духовной силы, идет с грозной быстротой, и то, что можно бы сделать в 1928 г., уже нельзя будет сделать в 1929-30-31».

И не только Мережковский пишет о положении эмиграции, о ее непростом настоящем и туманном будущем. Вас. Немирович-Данченко был одним из сторонников теории о временном изгнании, о теории сохранения настоящей русской культуры в эмиграции, которую после разгрома большевиков надо будет вернуть на Родину.

В письмах русских деятелей искусства А. Беличу обнаруживается много интересных сведений о жизни и творчестве их современников. Много внимания уделяли и повышению культурного уровня.

Роман Верховской пишет Беличу 19 марта 1929 года: «Мне удалось привлечь внимание и заручиться согласием всех лиц, посещенных мною (около 40 человек) к участию в названной выставке осенью сего года».

Упомянутая выставка состоялась в Белграде в 1930 году под названием «Большая выставка русского искусства», где Р. Верховской был одним из членов оргкомитета.

А Алексей Шахматов еще 11 июня 1911 года обсуждает с Беличем идею создания Союза славянских академий: «Сильно меня беспокоит, какое впечатление произведет на Вашу Академию посланное ей обращение с приложением проекта Устава Союза славянских академий».

Как уже упоминалось, профессор Белич возглавлял Государственную комиссию по делам русских беженцев — один из ведущих органов помощи русским за границей, который оказывал денежную поддержку русским писателям и деятелям искусства, что, как будет видно из переписки, имело огромное значение для русской интеллигенции, в изгнании часто сталкивающейся с большими материальными проблемами.

Василий Немирович-Данченко 12 мая 1934 года писал: «Простите, что я еще раз беспокою вас, но моя болезнь требует таких расходов, что я поневоле прошу в данном случае Вашего доброго участия… Мне следует, таким образом, получить за март, апрель и май уже 4500 fr. Всего лучше, если они будут направлены в здешнее, Пражское посольство… Еще раз прошу извинения, что я так бесцеремонно пользуюсь Вашей добротою, но мне не к кому более обратиться…»

Валериан Светлов 7 октября 1930 года обращался с подобной просьбой: «Простите великодушно старого писателя… заболев полгода тому назад болезнью печени, я должен был сильно сократить свою работу и сейчас крайне нуждаюсь… Мне очень тяжело просить, но другого выхода у меня сейчас нет. Может быть Вы найдете возможность разрешить мне пособие или, в крайнем случае, долгосрочную ссуду из “русского Культурного Комитета”…»

Все письма публикуются в книге в хронологическом порядке в соответствии с годом рождения авторов. Каждый раздел сопровождается примечаниями с историко-литературными, политическими и историческими пояснениями, включая информацию в связи с городами, организациями, именами, упоминаемыми в письмах, и т.д.

 

* * *

Издание «Сергей Смирнов. В плену у цареубийц» представляет собой тюремные воспоминания лета 1918 ― весны 1919 года Сергея Николаевича Смирнова (1877, Санкт-Петербург ― 1958, Монтевидео) — потомственного дворянина, инженера-строителя, искусствоведа, археолога, коллекционера и писателя, арестованного вместе с сербской миссией при попытке спасения сербской принцессы, русской княгини Елены Петровны Романовой (урожденной Карагеоргиевич), супруги князя императорской крови Иоанна Константиновича Романова, принявшего мученическую кончину в июле 1918 года в Алапаевске.

Удивительная эрудиция Сергея Николаевича, его незаурядная деятельность в строительстве выдающихся инженерных сооружений, в том числе Моста Александра III в Париже, храма Спаса-на-Водах, его честность и преданность своему делу в свое время привлекли внимание князя Иоанна Константиновича и его жены княгини Елены Петровны, родной сестры Александра I Карагеоргиевича, — С.Н. Смирнов стал личным секретарем и управляющим супругов. В трагические для династии Романовых дни лета 1918 года, верный долгу службы, Смирнов находился рядом с княгиней на Урале, всячески содействуя ее освобождению и отъезду на родину, и был арестован. Лишь благодаря сербскому паспорту и дипломатическому вмешательству он и княгиня получили свободу, чудом избегнув участи расстрелянной царской семьи…

Воспоминания Сергея Смирнова передают в первую очередь нравственное состояние тех, кто находился на службе у царской семьи в тяжелейшее для нее время испытаний…

* * *

В 2016–2017 годах в рамках проекта будут опубликованы дневниковые записи руководителя сербского художественного театра в 1920-х годах Юрия Ракитина, а также произведения и воспоминания исследователя фольклора, филолога Евгения Аничкова.


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская