В свете "блуждающей звезды" Этель Ковенской

В свете "блуждающей звезды" Этель Ковенской

 

Почти год назад ушла из жизни уникальная актриса и певица Этель Ковенская. Ее друзья и коллеги по Театру имени Моссовета, в котором она прослужила 23 года до своего отъезда в 1972 году в Израиль, давно и настойчиво приглашали ее приехать в Москву и провести в Доме актера вечер, на котором она была бы главной героиней. Но актриса в чем-то сомневалась и всегда отказывалась, хотя и оставляла надежду, что эта встреча все-таки может произойти. Но, увы. Чуда живого общения с теми, кто с ней долгие годы дружил и выходил на одну сцену, с поклонниками ее драматического и певческого таланта так и не случилось. Но Этель Ковенская в этот волнующий и удивительный вечер, нет, не ее памяти, а в ее честь, вернулась к нам через экран и воспоминания близких людей.

Этель Львовна родилась в 1927 году. Выросла в местечке Дятлово (тогда находившемся на территории Польши), в доме, где соблюдали еврейские традиции. Закончила школу в Гродно и приехала в Москву. Сентябрьским днем 1940 года она пришла в Столешников переулок, где находилось театральное училище при Московском еврейском театре, которым руководил Соломон Михоэлс. «Сколько тебе лет?», ― спросил он юную абитуриентку. «Я скоро получу паспорт», ― уклончиво ответила она. Тогда Этель было всего 15… С тех пор и до самого последнего дня существования ГОСЕТа, 29 декабря 1949 года, она была предана этому «театру гениев» всецело, как скажет через много лет.

За девять лет жизни в ГОСЕТе она сыграла роли небольшие, но важные для актерского роста, среди которых особенное место занимала роль Рейзл в «Блуждающих звездах» Шолом-Алейхема, и встретила самого главного человека в творческой судьбе ― Соломона Михоэлса, уход которого восприняла как личную трагедию, ставшую незаживающей раной.

Этель Львовна вспоминала: «Гибель Михоэлса стала для меня страшной трагедией… После ухода из еврейского театра на следующий день меня взяли в Театр Моссовета. Сказать честно, мой русский язык не был идеальным. Но я это восполнила чем-то другим. Не могу сказать — чем, но я была принята… И буквально в январе я уже начала репетировать роль Дездемоны».

Ирина Карташева вспоминала:

Мы с Этель играли одни роли, но при этом были очень дружны, чем нарушали общеизвестное правило о том, что актрисы, исполняющие одинаковые роли, дружить не могут по определению (но как отметил ведущий вечера Андрей Рапопорт, до сих пор в Театре Моссовета сохраняется эта уникальная традиция ― умение дружить. ― А.О.). Юрий Завадский никогда не объяснял, почему он назначает на роль ту или иную актрису. А тут он мне сказал, что это назначение лично ко мне не имеет никакого отношения, просто Этель нужна роль. Роль Дездемоны. Потом мы в параллель играли баронессу Штраль в «Маскараде».

Помню такой эпизод. В Этель безумно и фанатично как в актрису был влюблен администратор нашего театра. Однажды на «Маскарад» пришел человек и на просьбу о контрамарке услышал: «Зачем вы пришли сегодня? Сегодня же играет Карташева. Вы должны видеть Ковенскую!» Через полчаса об этом знал, естественно, весь театр. И тогда она мне сказала: «Если ты это простила, то мы никогда не поссоримся».

Если бы кто-то решил подражать Этель, это выглядело бы манерно, но когда она выходила на сцену, только ей свойственная манера игры составляла особое очарование. Она покоряла всех своей естественностью и невероятной женственностью.

В Театре имени Моссовета, ставшем для нее родным домом, Этель Ковенская прожила 23 года до репатриации в Израиль. Играла шекспировских героинь ― Дездемону в «Отелло», Корделию, Регану (и снова с Ириной Карташевой в параллель) в «Короле Лире», Гертруду в «Гамлете», миссис Форд в «Виндзорских насмешницах». Прекрасные постановки, режиссеры, партнеры.

В 1972 году Ковенская уезжает в Израиль. Это был не импульсивный, а осознанный и выстраданный шаг, ибо только на Земле Обетованной она смогла вернуть себе то, что не покидало ее все девять счастливых лет жизни в ГОСЕТе.

В Израиле ее приняли хорошо. Она получила приглашение от Шимона Финкеля, художественного руководителя театра Габима ― той самой Габимы, которая начиналась в Москве рядом с ГОСЕТом в 1917 году. Теперь она играла на иврите: «Дядя Ваня», «Дерево гуайявы», «Двери хлопают», «Закат», «Приглашение на чашку кофе». Четырнадцать лет работы в Габиме, гастроли по всей стране и по всему миру.

В Израиле Этель Львовна вновь начала играть на идиш, когда в 1989 году приняла приглашение от основателя театра «Идишпиль» Шмуэля Ацмона-Вирцера.

Но кроме театра в жизни актрисы были музыка и кино. Начиная с 1960-х годов, вместе с мужем композитором Львом Коганом она подготовила и спела не одну концертную программу, объездив почти весь мир.

Ирина Карташева вспоминала о начале певческой карьеры Этель Львовны:

Однажды Этель мне позвонила и попросила прийти после спектакля в Дом актера. В зале тогда были мы с мужем и Александр Эскин. Она начала концерт, по окончании которого мы были как завороженные. И вдруг она говорит: «И вот теперь я вас спрошу: это возможно показывать? Это не скучно?» Я протянула ей пять гвоздик, которые были у меня в руках, и сказала: «Это начало тех букетов и корзин, которые будут у твоих ног». И действительно, они покорили с Лёвой без преувеличения весь мир. Мы сразу понимали, что здесь не будет поддержки ее музыкальным программам, которые она делала на русском и идиш. И то, что она была не востребована со своими концертами, для нее тоже было очень большой травмой.

Многие отмечают удивительную певческую манеру и невероятный актерский нерв Ковенской. Каждая ее песня была целой жизнью. Наверное, поэтому слышатся в них трагические интонации и обертона Эдит Пиаф. И все это в большей степени относится к песням на идиш. «Она зажигалась, как лампочка. В ней была такая мощь!» ― сказал Виктор Гордеев.

На одном из концертов в Доме актера в 1990 году Этель Львовна говорила: «Когда я пела свои песни, я старалась в каждой показать вам, что я вас очень люблю… Мне кажется, что бы я сейчас ни говорила, песней я скажу намного больше…»

В кино Этель Ковенская снималась еще до переезда в Израиль. В 1965 году вышел фильм «Сколько лет, сколько зим» режиссера Николая Фигуровского, в котором она сыграла роль учительницы-еврейки, убитой во время оккупации, в 1972 году Юрий Завадский снял телевизионный фильм «Шторм» по одноименному спектаклю Театра имени Моссовета, в котором участвовала и Ковенская. В Израиле она заговорила на польском и даже на грузинском в фильме «Поздняя свадьба» Д. Кошашвили.

Но свою, наверное, главную роль в кино Ковенская сыграла в Израиле. Съемки происходили в самый тяжелый период жизни, в 2007 году, когда в больнице умирал ее муж, с которым они прожили вместе 43 года. Премьеру он не увидел… Речь идет о фильме Арика Любецкого «Мама Валентины» о судьбе польской еврейки, пережившей Холокост. Фильм получил первый приз на Фестивале еврейского кино в Берлине. Эта роль была особенно важна для актрисы, поскольку ее семья потеряла в Катастрофе 136 человек!

Виктор Гордеев поделился одним из детских воспоминаний, когда в Киеве они вместе с мамой и Этель Львовной случайно попали на фильм об Освенциме. Это было две серии кошмара. И что это было для Этель, можно себе только представить. После просмотра они очень долго гуляли, потому что идти домой в таком эмоциональном состоянии было невозможно. Это был вечер воспоминаний о ее родном местечке Дятлово, о ее детстве…

Все, кто делился своими воспоминаниями, говорили о еще одном удивительном даре актрисы ― даре восприятия и передачи ее родного языка ― идиш, его мелодики.

Мария Кнушевицкая вспомнила несколько эпизодов их общения и дружбы:

Мы ждали поклонов после «Маскарада». Зашел разговор о поэзии. «А вот ты когда-нибудь слышала «Кол нидре» Переца Маркиша? Можно я тебе прочту?» Она читала на идиш. Читала так, что у меня было ощущение, будто я все понимаю. И это ощущение я не могу забыть до сих пор.

Три имени ― Соломона Михоэлса, Вениамина Зускина и Эточки ― неотделимы.

Помню одну из репетиций «Короля Лира». Этель обратила внимание на трико Анатолия Баранцева, который репетировал Шута. Раз посмотрела, два… Спросила, откуда этот костюм. Мы отвернули воротник и прочитали: «ГОСЕТ». Это был костюм Вениамина Зускина в этой же роли! Как переплетаются человеческие судьбы! Этель, когда увидела этот костюм, сказала, что в нем нельзя бегать. Анатолий тут же его снял, и она унесла его с собой. В этом было ее отношение к этому театру, к ее учителям. Встреча с такими мастерами, как Соломон Михоэлс и Вениамин Зускин в начале творческого пути и духовная близость с ними давали силы на протяжении всех долгих лет ее жизни.

Этель была необыкновенной женщиной, необыкновенной актрисой. Помню, на одной из репетиций «Маскарада» Юрий Завадский показывал Вадику Бероеву сцену с ней. Вадик хватает Этель в объятия, Завадский ей кричит: «Текст!» А она: «Не могу… Из таких-то объятий…»

Когда мы в очередной раз приехали на гастроли в Израиль со спектаклем «Сирано де Бержерак», где блистательно играл Александр Домогаров, Эточка сказала, что ей знакома эта фамилия, хотя Александра она видела впервые. «А Юрий Львович Домогаров ― это не его отец?» ― спросила она. Оказалось, что когда она начинала свою концертную деятельность, Юрий Львович, тогда директор-распорядитель Москонцерта, не побоялся сделать ей афишные концерты!

На наших глазах случился ее роман с Лёвой. Они были родственными душами во всем. Она так была с ним счастлива! Она его так обожала. Когда Лёвы не стало в 2007 году, ее жизнь кончилась. И это уже была не Этка, которую мы все знали, а человек, который стремился уйти за своей невероятной любовью.

Этель Львовна Ковенская для некоторых ассоциируется со стихами Мандельштама, вальсами Шопена, картинами Шагала. Она не ходила, она как будто летала. Всегда элегантна, стройна, подтянута и очаровательна, удивительной энергетики женщина. Такие люди оставляют свет и след в наших душах, которые потом помогают жить и работать. И какое это великое счастье, что, как сказал Анатолий Адоскин, еще рядом с нами есть те, кто прикасался к этому человеку, и счастье, что мы имеем возможность через них тоже прикоснуться к ним.

Блуждающая звезда Этель Ковенская... Наверняка, она не знала, что была звездой. Но ее свет будет с нами до тех пор, пока мы будем о ней помнить.


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская
24 октября 2012

Дорогие друзья!

Приносим свои извинения в связи с задержкой публикаций на сайте в связи с техническим сбоем.

Мы делаем всё возможное!

15 марта 2010

15 марта пришла весть горькая и страшная — не стало Татьяны Владимировны Загорской, изумительного художника-дизайнера, отличавшегося безукоризненным вкусом, любовью к своему делу, высоким профессионализмом.

На протяжении долгих лет Татьяна Владимировна делала журнал «Страстной бульвар, 10» и делала его с таким пониманием, с таким тонким знанием специфики этого издания, с такой щедрой изобретательностью, что номер от номера становился все более строгим, изящным, привлекательным.

В сентябре 2009 года Татьяна Владимировна перенесла тяжелую операцию и вынуждена была отказаться от работы над «Страстным бульваром», но у нее оставалось еще ее любимое детище — журнал «Иные берега», который она придумала от первой до последней страницы и наполнила его своей высокой культурой, своим щедрым и светлым даром. Каждый читатель журнала отмечал его неповторимое художественное содержание, его стиль и изысканность.

Без Татьяны Владимировны очень трудно представить себе нашу работу, она навсегда останется не только в наших сердцах, но и на страницах журнала, который Татьяна Загорская делала до последнего дня с любовью и надеждой на то, что впереди у нас общее и большое будущее...

Вечная ей память и наша любовь!

25 декабря 2009

Дорогие друзья!
С наступающим Новым Годом и Рождеством!
Позвольте пожелать вам, мои дорогие коллеги, здоровья и благополучия! Радости, которое всегда приносит вдохновенное творчество!
Мы сильны, потому что мы вместе, потому что наше театральное товарищество основано на вере друг в друга. Давайте никогда не терять этой веры, веры в себя и в свое будущее.
Для всех нас наступающий 2010 год — это год особенный, это год А. П. Чехова. И, как говорила чеховская героиня, мы будем жить, будем много трудиться, и мы будем счастливы в своем служении Театру, нашему прекрасному Союзу.
Будьте счастливы, мои родные, с Новым Годом!
Искренне Ваш, Александр Калягин

***
Праздничный бонус:
Новый год в картинке
Главные проекты-2010 в картинке
Сборник Юбилеи-2010 в формате PDF

27 октября 2008

Дорогие друзья, теперь на нашем сайте опубликованы все номера журнала!
К сожалению, архивные выпуски доступны только в формате PDF. Но мы
надеемся, что этот факт не умалит в ваших глазах ценности самих
текстов. Ссылку на PDF-файл вы найдете в Слове редактора, предваряющем
каждый номер. Приятного и полезного вам чтения!