Прорыв в сознание современного человека. Выставка "Прорыв" в Бахрушинском музее

Прорыв в сознание современного человека. Выставка "Прорыв" в Бахрушинском музее

 

В Государственном центральном театральном музее им. А.А. Бахрушина состоялась уникальная по содержанию, по масштабам и по количеству желающих ее посетить выставка «Прорыв. Русское театрально-декорационное искусство. 18701930», завершившая череду торжественных мероприятий, приуроченных к 150-летию со дня рождения выдающегося общественного и культурного деятеля, мецената, основателя Театрального музея Алексея Александровича Бахрушина.

Хронологические рамки выставки в сочетании со словом «прорыв» на первый взгляд контрастируют, но только пройдясь по выставочным залам и попытавшись осмыслить и «охватить» (взглядом ли, умом ли) все увиденное, понимаешь значение «прорыва», которое заключается в том, что, во-первых, впервые с 1996 года в России состоялась такая панорамная выставка, а во-вторых, это определение как нельзя лучше соответствует историческому ее значению.

В ее основе уникальная коллекция князя Никиты Лобанова-Ростовского и его супруги Нины, часть которой сегодня хранится в Санкт-Петербургском государственном музее театрального и музыкального искусства, часть — в Театральном музее им. А.А. Бахрушина, а часть по-прежнему остается «в первых руках».

По биографии Никиты Дмитриевича впору писать книги и снимать фильмы. Он — внучатый племянник князя Алексея Николаевича Лобанова-Ростовского, известного деятеля Русского собрания, сын Дмитрия Ивановича Лобанова-Ростовского. Его дед — князь Иван Николаевич с сыновьями нелегально выехал из Советской России в 1919 году. Никита родился в Болгарии, где обосновалось все семейство. В 1946 году безуспешно попытался с родителями пересечь греческую границу: семья была арестована на греческой территории. От недоедания 11-летний мальчик заболел и был переведен в уголовную тюрьму, Софийскую Центральную, где условия были лучше. По совету доктора, чтобы избежать рахита, юноша стал заниматься плаванием, и в 1951 году стал чемпионом Болгарии среди юношей. В сентябре 1953 года Никите с матерью удалось выехать в Париж. Помогли ему дядя, один из ближайших соратников де Голля среди русских — Николай Васильевич Вырубов, работавший в Комиссариате ООН по беженцам, и будущий классик Ромен Гари (заместитель посла Франции в Болгарии). Получив стипендию от организации для помощи беженцам, Никита переехал в Англию, чтобы готовиться к поступлению в Оксфордский университет на геологический факультет. Именно тогда, попав в Лондоне на выставку, посвященную «Сезонам русского балета» Сергея Дягилева, куда его повела крестная мать Екатерина Ламперт, внучка графа Бенкендорфа, последнего посла русского царя в Англии, он впервые увидел искусство, коллекционированию которого посвятил всю жизнь.

На вопрос о начале собирательства Никита Дмитриевич ответил:

Я начал коллекционировать в основном из-за… невежества. Впервые приехав в январе 1954 года в Лондон из, как ее тогда называли, «барской Болгарии», где в те времена не было художественных музеев, я увидел художников, которые работали с Дягилевым. Их было 42, из которых 22 — русские. Они были ярче и лучше остальных. И я в них влюбился, почувствовав интеллектуальное и эмоциональное притяжение лубочности русской театральной живописи.

Начало моей коллекции — эскизы костюмов Сергея Судейкина к балету «Петрушка». В первые годы собирательства я день работал, ужинал и с восьми часов вечера до одиннадцати ночи занимался только живописью. Сначала выяснял, кто из русских художников где живет и в каких условиях. Очень много общался с художниками-эмигрантами. Это был мир бедных людей. Тогда их искусство никому не было нужно. Многие уже умерли, а вдовы или дети не знали, что делать с живописным наследством, которое постепенно исчезало. В те годы, видя мою заинтересованность, мне попросту дарили какие-то вещи, как сестры Бориса Пастернака, или продавали графические листы, эскизы костюмов, наброски за умеренные деньги. Мы жили на две зарплаты: мою и супруги Нины. Одну мы тратили на покупку живописи. Вот так и собиралась в Европе и Северной и Южной Америке наша коллекция. Я прекрасно понимал тогда, что выполняю миссию: спасаю русское искусство, которое просто кануло бы в Лету.

Сегодня коллекция Лобановых-Ростовских считается крупнейшим в мире частным собранием русского театрально-декоративного искусства, включая 1100 работ около 177 художников, охватывает 50 лет с особым упором на период 1905–1925 годов.

Организаторам выставки удалось воплотить одну из главных идей показать, как менялись художественные стили и как эти процессы отражались на театральном искусстве.

Коллекция Никиты Дмитриевича представляет полноценную панораму русского театрально-декорационного искусства конца XIX – начала XX века, столь важного периода в истории отечественной культуры. К огромному сожалению, показать всю коллекцию целиком не представляется возможным, но даже представленная ее часть вместила шедевры М. Врубеля, А. Головина, К. Коровина, Л. Бакста, А. Бенуа, Б. Кустодиева, Н. Рериха, И. Билибина, К. Малевича, В. Татлина, А. Экстер, Л. Поповой, А. Веснина, А. Родченко, Л. Лисицкого, декорации М. Ларионова и Н. Гончаровой. Работы художников для всемирно признанных дягилевских Русских сезонов, постановок московского Камерного театра и театра Всеволода Мейерхольда были дополнены оригинальными эскизами оформлений кабаре, цирковых и агитационно-массовых представлений, работами русских мастеров к спектаклям за рубежом в годы эмиграции, а развернутые аннотации об истории постановок и их декораторах, эстетических тенденциях эпохи, в полной мере отразившихся на театре, современными интерактивными средствами и видеопрограммами, реконструирующими наиболее яркие постановки, дали полное представление о русском театральном искусстве на рубеже веков, о его красочности и динамичности, и понимание того, что если в Европе и в Америке в это время оформлением сцены занимались ремесленники, то в России театральным искусством занимались выдающиеся русские художники того времени, которые в свою очередь «заразили» Запад своим творчеством после того, как Дягилев привез свои постановки в Париж в 1908 году.

Искусствоведами давно доказано, что все течения модернизма в русском искусстве или зародились на сцене, или же были использованы в театре. И именно эта аксиома в полной мере была «проиллюстрирована» в экспозиции, позволившей собственными глазами «проследить» развитие течений искусства.

Каждому направлению было отведено пусть и небольшое, но свое цветовое пространство: неоклассицизму, романтизму, реализму, «неорусскому стилю» — цвет маренго — «цвет времени» конца XIX – начала ХХ века, который ассоциируется с неопределенностью сумерек и встречается у Врубеля, Серова, Головина и других мастеров; символизму Серебряного века, модерну, ар-нуво, Дягилеву — синий кобальт, который часто использовали для театральных задников и стен в квартирах начала 1900 х годов (это направление было представлено работами Анненкова (Театр им. Комиссаржевской), Бобышева, Голейзовского (Мамонтовский театр миниатюр), Григорьева, Денисова (СПб), Калмакова, Кузнецова (Камерный театр), Петрова-Водкина (Театр Незлобина), Судейкина (Кабаре «Привал комедиантов», Камерный театр) и других; авангарду, неопримитивизму, экспрессионизму, симмультанизму, кубизму, кубофутуризму, лучизму, супрематизму — желтый, ассоциирующийся с темой солнца (центром этой экспозиции были эскизы Малевича к «Победе над солнцем») и с желтой кофтой футуриста Маяковского, выражающей протест против буржуазного сознания...

Параллельно были показаны и русская культура, которая осталась в стране, и русское зарубежье, которое уехало и повлияло на западную культуру, а соединение дореволюционных и послереволюционных работ художников наглядно показало развитие Мастеров.

Скажу даже больше. Тем, кто посетил выставку, открылось уже в чем-то утраченное чувство русского театра и русской живописи, и выпала уникальная возможность побывать в обществе выдающихся русских художников.

На встрече с Никитой Лобановым-Ростовским и искусствоведом, куратором выставки Светланой Джафаровой прозвучала мысль о том, что в Москве давно не было такой концентрации исторической сценографии, собранной по крупицам человеком, безгранично любящим русское искусство, русских людей. И тем, кто посетил ее, открылся потрясающий, неведомый, в какой-то степени забытый Мир Театра, чудом сохранившийся в графике, эскизах, плакатах, афишах... И у этого чуда есть имя – Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский, который на днях стал Почетным академиком Российской Академии художеств.

 


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская
24 октября 2012

Дорогие друзья!

Приносим свои извинения в связи с задержкой публикаций на сайте в связи с техническим сбоем.

Мы делаем всё возможное!

15 марта 2010

15 марта пришла весть горькая и страшная — не стало Татьяны Владимировны Загорской, изумительного художника-дизайнера, отличавшегося безукоризненным вкусом, любовью к своему делу, высоким профессионализмом.

На протяжении долгих лет Татьяна Владимировна делала журнал «Страстной бульвар, 10» и делала его с таким пониманием, с таким тонким знанием специфики этого издания, с такой щедрой изобретательностью, что номер от номера становился все более строгим, изящным, привлекательным.

В сентябре 2009 года Татьяна Владимировна перенесла тяжелую операцию и вынуждена была отказаться от работы над «Страстным бульваром», но у нее оставалось еще ее любимое детище — журнал «Иные берега», который она придумала от первой до последней страницы и наполнила его своей высокой культурой, своим щедрым и светлым даром. Каждый читатель журнала отмечал его неповторимое художественное содержание, его стиль и изысканность.

Без Татьяны Владимировны очень трудно представить себе нашу работу, она навсегда останется не только в наших сердцах, но и на страницах журнала, который Татьяна Загорская делала до последнего дня с любовью и надеждой на то, что впереди у нас общее и большое будущее...

Вечная ей память и наша любовь!

25 декабря 2009

Дорогие друзья!
С наступающим Новым Годом и Рождеством!
Позвольте пожелать вам, мои дорогие коллеги, здоровья и благополучия! Радости, которое всегда приносит вдохновенное творчество!
Мы сильны, потому что мы вместе, потому что наше театральное товарищество основано на вере друг в друга. Давайте никогда не терять этой веры, веры в себя и в свое будущее.
Для всех нас наступающий 2010 год — это год особенный, это год А. П. Чехова. И, как говорила чеховская героиня, мы будем жить, будем много трудиться, и мы будем счастливы в своем служении Театру, нашему прекрасному Союзу.
Будьте счастливы, мои родные, с Новым Годом!
Искренне Ваш, Александр Калягин

***
Праздничный бонус:
Новый год в картинке
Главные проекты-2010 в картинке
Сборник Юбилеи-2010 в формате PDF

27 октября 2008

Дорогие друзья, теперь на нашем сайте опубликованы все номера журнала!
К сожалению, архивные выпуски доступны только в формате PDF. Но мы
надеемся, что этот факт не умалит в ваших глазах ценности самих
текстов. Ссылку на PDF-файл вы найдете в Слове редактора, предваряющем
каждый номер. Приятного и полезного вам чтения!