"Мир вам!"

"Мир вам!"

Статья в формате PDF

 

В Еврейском музее и Центре толерантности отдали дань памяти Шолом-Алейхему

И сделали это посредством оригинального выставочного проекта. Причем, что наиболее ценно, — вовремя.

Ведь псевдоним писателя, при рождении названного Шоломом Рабиновичем, переводится просто, словно некое обращение к человечеству — «мир вам!». А это словосочетание, как воздух, необходимо нашим дням, когда ненависть людей разных национальностей и вероисповеданий, кажется, достигла едва ли не апогея. К тому же проявления естественных, не продиктованных и малейшей корыстью чувств, ранее считавшихся чем-то элементарным, сейчас, увы, стали редкостью.

Однако тоска по ним даже вопреки бешеному, подчас вовсе безжалостному ритму нынешней жизни, по-прежнему велика. И этот дефицит пусть и виртуально, но все же способны восполнить многим хорошо знакомые с юных лет произведения Шолом-Алейхема, появившегося на свет в России, в 1859-м, а завершившего свой жизненный путь в Америке, в 1916-м.

Собственно, к этой, скорбной, на сей раз «круглой», столетней дате сотрудники Еврейского музея и Центра толерантности приурочили настоящую выставку, которая была организованна при поддержке главы Благотворительного фонда «САФМАР» Михаила Гуцериева, будучи призванной дать посетителям возможность не только оценить масштаб персоны Шолом-Алейхема. Но и получить определенный «заряд» положительной энергии, как говорится, отогреться душой, прикоснувшись к досконально изученному Шолом-Алейхемом, давно уже подобно загадочной Атлантиде канувшему в Лету миру еврейских местечек и существующему сегодня исключительно на страницах книг Шолом-Алейхема и других авторов, писавших на идише.

Миру чрезвычайно колоритному, причудливо-пестрому, полному разительных контрастов, где возвышенные моменты органично соседствовали с моментами земными: смешное было непременно оттенено минором, а трагическое — толикой юмора и иронии.

Вероятно, по этой причине он всегда был притягателен (и до сих пор остается таковым) для склонных к перемене настроений и, как следствие, к смешению различных, подчас полярных жанров представителей творческих профессий. Художников (в том числе легендарных Марка Шагала, Натана Альтмана, Исаака Рабиновича). Режиссеров (среди них в первую очередь стоило бы назвать основателя Камерного еврейского театра, впоследствии переименованного в ГОСЕТ, Алексея Грановского, а также в разные годы обращавшихся к «Тевье-молочнику» художественного руководителя Киевского театра имени Ивана Франко Сергея Данченко, лидера столичного «Ленкома» Марка Захарова, мэтра телевизионной режиссуры Сергея Евлахишвили). Артистов (и здесь, конечно, сразу вспомнились исполнители роли Тевье Соломон Михоэлс, Михаил Ульянов, Богдан Ступка, Евгений Леонов, Вениамин Зускин-Гоцмах из спектакля ГОСЕТа «Блуждающие звезды»).

Поэтому кураторы экспозиции Гилель Казовский и Александра Полян дали ей соответствующее наименование «Шолом-Алейхем. Писатель и его герои в изобразительном искусстве, театре и кино», в согласии с чем включили в нее документы из эпистолярного наследия Шолом-Алейхема, отечественные и зарубежные издания его книг, картины, иллюстрировавшие повести и рассказы Шолом-Алейхема, афиши фильмов и спектаклей, основой которых являлись литературные создания писателя, обширную подборку фотографий, запечатлевших кульминационные моменты из их театральных и кинематографических версий.

Примечательно, что в центре внимания здесь оказались преимущественно не громкие сценические творения, а мало известные и зрительской аудитории, да, пожалуй, и специалистам постановки еврейских трупп республик бывшего Советского Союза — Азербайджанского, Белорусского и Украинских ГОСЕТов (сцена из датированного 1939-м «Тевье-молочника» в версии театра из Одессы даже украсила главный рекламный плакат данной выставки).

Это свидетельствовало о стремлении Г. Казовского и А. Полян не ориентироваться на «звезд», а об их желании обозначить приоритет просветительской функции своего начинания, дать как можно больше новой, небанальной информации тем, кто впервые попал в пространство Шолом-Алейхема. Так, скажем, центром живописного раздела выставки явились не всем известные шагаловские работы, а слегка забытые серии работ Анатолия Каплана к «Заколдованному портному» и Мане-Каца к «Стемпеню»…

А еще Г. Казовскому и А. Полян важно было подчеркнуть преемственность традиций русской и еврейской культуры, для чего были выставлены на обозрение копии писем Шолом-Алейхема ко Льву Николаевичу Толстому и Антону Павловичу Чехову, которых он искренне уважал и личностно, и профессионально.

Правда, в связи с этим имело смысл предположить, что Чехов, наверное, должен был быть особенно близок Шолом-Алейхему, по примеру своего собрата по писательскому «цеху» неизменно внимательно вглядывавшемуся в противоречивую и непредсказуемую человеческую природу. Но, по точному наблюдению того же Вениамина Зускина, при всей любви к человеку «ненавидевшему условия, которые делали его несчастным, превращая в «без вины виноватого».


Фотогалерея


Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
CAPTCHA
Мы не любим общаться с роботами. Пожалуйста, введите текст с картинки.

Новости

16 февраля 2015

Дорогие друзья!

К сожалению, непростое с точки зрения сегодняшней экономики время, так или иначе отозвавшееся во всем, коснулось и нас. Начиная с 2015 года журнал «Иные берега» будет выходить только в электронном виде.
Надеемся, что это не помешает вам следить за нашими публикациями с прежним интересом и вниманием. Конечно, всегда приятно взять в руки с любовью изданный журнал и слушать шелест страниц, но... молодые поколения уже настолько привыкли к электронному способу общения и получения информации, что, может быть, и многие из них станут такими же верными поклонниками «Иных берегов», какими стали за годы существования журнала представители старших поколений.
До встречи в виртуальной реальности!
 
Наталья Старосельская